Механизм блокировки активов недобросовестных налогоплательщиков с начала проверки не будет препятствовать работе бизнеса, говорит Даниил Егоров. За девять месяцев 2022 года ФНС провела 8 тыс. выездных проверок, а в 2023-м — 4 тыс.

Федеральная налоговая служба (ФНС) продолжает работу над механизмом обеспечительной блокировки активов тех, кто может уклоняться от уплаты налогов. Об этом сообщил глава ведомства Даниил Егоров в интервью РБК.

О разработке такой инициативы сообщалось еще в 2021 году. Мера была направлена против «уклонистов», которые после начала налоговой проверки распродают имущество, выводят капитал и банкротятся. ФНС хотела налагать обеспечительные меры на активы недобросовестных налогоплательщиков оперативно, до завершения проверки. Сейчас налоговики могут сделать это только в результате проверки, после решения о привлечении к ответственности, что дает «уклонистам» достаточно времени для вывода средств.

По оценке Егорова, «из-за определенных действий недобросовестных налогоплательщиков» вне налогообложения оказываются до 50 млрд руб. «После начала проверки некоторые налогоплательщики, понимая, что запахло жареным, начинают выводить активы. Мы это наблюдаем, но инструмента, чтобы на это реагировать, у нас нет. Это серьезное явление. 50 млрд руб. — это немаленькие деньги», — сказал руководитель ФНС.

Для изменения ситуации нужен инструмент «ретроспективного условного государственного залога», заявил Егоров, добавив, что за время обсуждения этот механизм сильно изменился.

«Теперь это условный залог не на момент возникновения налогового обязательства, а на момент открытия проверки. Это обеспечительная мера для предотвращения вывода имущества — основных средств. При этом бизнес работает так же, как работал», — подчеркнул он.

Егоров заверил, что в результате блокировки активов бизнесу не придется останавливать работу. «Как могут остановиться работы, если обеспечительные меры идут на основные средства? Бизнес может пользоваться основными средствами, но не может продать средство производства. С моей точки зрения, это компромисс», — отметил он, уточнив, что окончательное решение еще не принято.

При этом говорить о «поголовном налоговом терроре» при проверках ФНС нельзя, уверен Егоров. «Когда мы начинаем проверку, то, скорее всего, это не просто так. Если несколько лет назад мы сначала открывали проверку, а потом разбирались, что происходит в компании, то теперь мы открываем, если у нас есть для этого мотив, то есть по системе риска есть существенные нарушения», — пояснил он.

По словам Егорова, за девять месяцев прошлого года налоговая служба провела 8 тыс. выездных проверок, а в этом году — 4 тыс., к концу года их количество может увеличиться лишь до 6-7 тыс. В 2022 году число завершившихся выездных проверок составило 10,2 тыс., а еще в 2017-м их количество превышало 20 тыс.

Пункт о проработке вопроса применения предварительных обеспечительных мер для борьбы со схемами сокрытия недобросовестными плательщиками своего имущества и вывода активов включен Минфином в «Основные направления бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики на 2024 год и плановый период 2025-2026 годов». Минфин указывает, что обсуждается механизм обеспечения залогом неуплаченных обязательных платежей, регулируемых Налоговым кодексом, с момента принятия решения о проведении выездной налоговой проверки.

При этом подобное решение будет ограничено суммой, рассчитанной как разница между совокупной суммой налогов, сборов, страховых взносов, рассчитанных исходя из среднеотраслевой налоговой нагрузки, и совокупной суммой налогов, сборов, страховых взносов, уплаченных плательщиком за период, проверяемый в рамках налоговой проверки, уточняется в документе. То есть обеспечительные меры возможны, только если налоговая нагрузка у проверяемого лица существенно меньше, чем у соседей по отрасли, и в пределах этого налогового разрыва. Соответствующий законопроект был внесен в Госдуму правительством в конце 2021 года, но с января 2022-го остается без движения.