Организация не смогла доказать использование этих предметов в облагаемой НДС деятельности, в том числе, потому, что неправильно оформила учет.

Организация приобрела у поставщика различные товары, включая мелкую бытовую технику, смартфоны, камеры и многое другое, на общую сумму 955 тысяч рублей. Большая часть товара была передана на дальнейшую реализацию третьему лицу (ИП). В этой связи организация приняла НДС к вычету по всей партии.

Однако налоговики, проводя камеральную проверку обнаружили, что на реализацию было передано не всё – часть товара была оставлена в распоряжении самой организации. Это был смартфон, зеркальная камера, электрочайник и набор посуды на общую сумму 182 тысячи, в том числе НДС 30 тысяч рублей. В вычетах этой суммы налоговики отказали. К тому же, оштрафовали организацию на 6 тысяч рублей.

Производственны ли цели?

Обжаловать это решение фирма направилась в суд, однако там проиграла в трёх инстанциях. В качестве аргументов судьи (наверняка с подачи налоговиков) привели совсем древние письма минфина и МНС от 2003 и 2006 годов, где сказано, что НДС по имуществу непроизводственного характера нельзя принять к вычету. Если перевести это на более современный нормативный язык, то можно сказать, что НДС не принимается к вычету по имуществу, неиспользуемому в облагаемых НДС операциях.

В целом организация является налогоплательщиком НДС и пыталась доказать, что спорное имущество используется в её производственной (облагаемой НДС) деятельности. В частности, смартфон эксплуатируется в отделе продаж для звонков клиентам. Камера установлена для фиксации процесса отгрузки, приёма-передачи товара, данные с камеры используются при оформлении актов несоответствия товара по качеству и количеству. Чайник и набор посуды необходимы для представительских целей, в частности, для ведения переговоров с контрагентами.

Однако суды сочли все эти утверждения не доказанными. Также суды не увидели доказательств использования спорного имущества для обеспечения нормальных условий труда и трудового процесса. Не спасла положение также попытка абстрактно утверждать, что данные приборы используются для управленческих нужд. Суд на это ответил, что приобретение бытовых приборов для нужд, не связанных непосредственно с производственной деятельностью, не допускает вычета НДС, так как в данном случае имущество не участвует в операциях, признаваемых объектами налогообложения.

В чем ошибки

Как выяснилось, смартфон и камера фактически закреплены за директором. Согласно одному из локальных приказов фактическое место эксплуатации смартфона – администрация, смартфон используется в рабочее время. Вместе с тем, нет никаких доказательств фактического использования смартфона в рабочих целях, указал суд. К тому же, не подтверждено включение стоимости смартфона в раздел прочих расходов, связанных с производством и реализацией, понесённым в целях обеспечения нормальных условий труда.

Другим приказом по организации установлено, что материально ответственным лицом за камеру является директор, а не кто-либо из сотрудников, занятых приёмкой и передачей товара. Истец не представил доказательств того, что камера использовалась в заявленных целях. Например, суд не увидел никаких первичных документов с приложением материалов фотофиксации товара.

Также не доказано наличие представительских нужд, как следствие – расходов, отнесённых на такие нужды. Нет никаких доказательств фактов ведения переговоров, а также – использования посуды и электрочайника в администрации предприятия.

Таким образом решение налоговиков оставлено в силе (кассация Ф04-2318/2023 по делу А75-15274/2022).