"Проколовшись" с несколькими контрагентами и контролируемой задолженностью, фирма нарвалась на доначисления налога на прибыль, а также - на пени и штрафы. Однако в окружном суде последнее сочли лишним, так как по другому ОКТМО у фирмы имелась переплата.

В ходе выездной проверки налоговики доначислили организации 6 млн руб налога на прибыль, поскольку исключили из расходов стоимость услуг, оказанных тремя контрагентами. Эти затраты стали результатом искусственно созданного документооборота, а контрагенты были полностью подконтрольны проверяемому налогоплательщику.

Инспекция выявила документально подтверждённые факты совершения ряда неслучайных действий и операций, подчинённых единой цели – возможности отражения заведомо недостоверных сведений о фактах хозяйственной жизни налогоплательщика ради получения налоговой экономии. Таким образом, было установлено нарушение требований статьи 54.1 НК, а точнее её пункта 1 о том, что не допускается уменьшение налоговой базы в результате искажения сведений о фактах хозжизни. Это лишает налогоплательщика права уменьшить налоговую базу за счёт расходов согласно пункту 2 названной статьи.

Кроме того, проценты по договору займа, полученному от иностранной компании (по контролируемой задолженности), организация пыталась использовать в уменьшение суммы экономии по целевому финансированию долевого участия в строительстве. Данная экономия образуется за счёт превышения величины целевого финансирования над фактическими расходами и должна облагаться налогом на прибыль.

Помимо доначисления собственно налога налоговики также наказали организацию штрафом в 1,4 млн рублей, а также пенями 2,4 млн. В судах первой и апелляционной инстанций налогоплательщик проиграл полностью.

Кассация же, полностью согласившись с эпизодом доначисления налога на прибыль, усомнилась в правомерности пени и штрафов. Дело в том что у организации имелась налоговая переплата в размере почти 18 млн рублей, что существенно превышало доначисления. Переплата относилась к тому же налогу, но к другому ОКТМО. Фактически средства в сумме доначислений находились в бюджете и сохранялись там, то есть не были ни возвращены, ни зачтены на момент вынесения решения. Соответственно, окружной суд решил, что основания для начисления пеней и штрафа отсутствовали (Ф05-10378/202 по делу А40-96991/2022).