Подготовка к приостановке соглашений об избежании двойного налогообложения (СИДН) с «недружественными» странами близка к завершению. Международные договоры заморозят указом президента. При этом прорабатывается возможность защитить эмигрантов от двойного налогообложения, а бизнес — от роста налоговых ставок.

Указ президента об универсальной приостановке СИДН с «недружественными» странами ориентировочно будет опубликован в июне, рассказали Forbes два источника, знакомые с процессом его подготовки. Защита от двойного налогообложения физлиц обсуждается, но конкретного решения, как оградить россиян от этой проблемы, на данный момент нет, рассказал источник Forbes в Федеральной налоговой службе (ФНС). «К тому же объем операций с физлицами рассматривается как не очень значительный, — добавил он. — Но ФНС выдвигала довод [о двойном налогообложении физлиц] в качестве аргумента против приостановки [действия СИДН] в принципе». 

Разрыв налоговых соглашений — шаг в первую очередь политический, говорит источник Forbes, принимавший участие в его обсуждении на этапе сбора мнений Минфином. «Мера не несет фискальной цели в первую очередь», — продолжает собеседник Forbes в ФНС. По его словам, налоговая даже не рассчитывала сумму дополнительных сборов в бюджет от повышения налогов на выплаты за рубеж.

Два месяца назад Минфин и МИД предложили поставить на паузу соглашения об избежании двойного налогообложения (СИДН) с «недружественными» странами. Этот шаг стал ответом на внесение России в черный список юрисдикций, не сотрудничающих с ЕС по налоговым вопросам. К «недружественным», то есть присоединившимся к санкциям в отношении России, сейчас относятся 38 стран из 84, с которыми у России есть действующие налоговые соглашения. Одномоментная приостановка столь большого количества международных договоров для России беспрецедентна. 

СИДН позволяют зарубежным компаниям, которые получают пассивный доход из России, существенно снизить налоговое бремя. В частности, налог на дивиденды можно платить по ставке 5-10% (в зависимости от юрисдикции) вместо 15%, а на проценты по займам и роялти — по нулевой ставке вместо 20%-ной. Таким образом, приостановка СИДН при прочих равных условиях приведет к росту налоговой нагрузки как для тех иностранных компаний, которые спустя больше года после начала «спецоперации»* на Украине продолжают вести бизнес в России, так и для российских компаний, которые структурируют свои холдинговые структуры через иностранные юрисдикции.

Еще одна категория потенциальных пострадавших — эмигранты, которые получают доходы из России. Причем речь идет как о трудовых доходах, так и о пассивных: например, от сдачи недвижимости в аренду. Сейчас СИДН позволяет им платить налоги только в одной стране, либо в обеих странах, но по сниженной ставке. Уплаченный налог в одной стране можно «зачесть» в другой. Среди «недружественных» такие страны массовой эмиграции россиян, как Латвия, Литва, Черногория, Кипр, Польша, Португалия, Финляндия, Германия.

Приостановка СИДН «вряд ли существенно увеличит сборы налогов в бюджет», считает партнер Б1 Марина Белякова: повышенными ставками будут облагаться выплаты из России в «недружественные» страны, объем которых мог уже существенно упасть с учетом текущих ограничений. Мера также вряд ли усилит и без того мощную мотивацию бизнеса уходить из офшоров. Бизнес с российскими корнями с 2022 года и так активно переводит активы либо в Россию, либо в дружественные страны — зарубежные банки отказываются работать с такими компаниями, а консалтинговые, аудиторские и бухгалтерские услуги им недоступны из-за санкций, объясняет Белякова.

Продление каких льгот обсуждается?

На этапе подготовки указа ФНС выступала за полную приостановку льгот, связанных с получением за рубежом пассивных доходов из России, рассказал источник Forbes в налоговом ведомстве. В то же время положения СИДН, касающиеся обмена налоговой информацией и помощи в администрировании сборов, налоговики предлагали сохранить, добавляет он. 

Минфин анализировал информацию от бизнеса о возможном негативном эффекте отмены льгот. Деловые объединения направляли свои соображения, в том числе предлагая точечно «подлечить» поправками к Налоговому кодексу рост налоговой нагрузки и предусмотреть исключения для отдельных случаев. 

По словам двух собеседников Forbes, участвовавших в дискуссии, обсуждались предложения сохранить льготные ставки налога на выплату процентов по кредитам. В первую очередь обсуждались инструменты внешнего финансирования, так как его удорожание негативно скажется на российском бизнесе. Приостановка СИДН сделает дороже погашение кредитов перед банками в «недружественных» странах.

Кроме того, бизнес предлагал сохранить зарубежным компаниям льготы по выплатам процентов по еврооблигациям. Сейчас такие выплаты от эмитентов, зарегистрированных в странах, с которыми есть СИДН, не облагаются налогом. Нередко российские компании создавали компании специального назначения за рубежом для выпуска еврооблигаций и привлечения средств для проектов в России. Такие структуры создавались в Ирландии, Нидерландах, Люксембурге, реже — на Кипре. Если СИДН с этими странами приостановят, то льготы не будет и налог на выплаты процентов держателям еврооблигаций вырастет до 20%. «Была дискуссия о возможности внести поправки в Налоговый кодекс, переформулировать эту льготу, чтобы она продолжила работать. Существовала надежда, что возможно понимание по этому вопросу со стороны государства», — рассказал собеседник Forbes, участвующий в дискуссии.

Обсуждались предложения сохранить льготы в части лицензионных выплат, рассказал собеседник Forbes в одном из бизнес-объединений. Сейчас выплаты зарубежным правообладателям, например, за софт, облагаются по пониженным ставкам или вовсе освобождены от налога у источника благодаря СИДН. После приостановки соглашений лицензионные платежи будут облагаться 20%-ным налогом, который удерживается из суммы выплат западным правообладателям. «На практике это может означать удорожание лицензий для российских компаний или даже возможный отказ правообладателей от предоставления лицензий. С учетом сохраняющейся доли зарубежных технологий на рынке данный вопрос может быть значимым для целого ряда отраслей российской экономики», — пояснил источник из одного из бизнес-объединений. 

В центре дискуссии остается вопрос о возможной отсрочке приостановки СИДН — так называемом переходном периоде для адаптации бизнес-процессов к новым реалиям. Некоторые компании не учитывали такого развития событий при своем планировании, подчеркнул собеседник Forbes в одном из бизнес-объединений. 

Кроме того, параллельно с дискуссией по СИДН в бизнес-кругах обсуждаются условия послаблений для ограничений на выплаты за рубеж — в первую очередь дивидендов. Сейчас бизнес обязан получать разрешение правительственной подкомиссии на выплаты в адрес иностранных компаний процентов и дивидендов свыше 10 млн рублей в месяц. «Обсуждается идея увеличить лимит или даже отменить обязанность получать разрешение по ряду выплат для компаний, продолжающих инвестировать и осуществлять деятельность в России», — рассказал собеседник Forbes.

Правительство перенаправило Forbes с вопросами в Минфин. Forbes направил запросы в пресс-службу Минфина, МИД и ФНС.

Последствия заморозки  

Отмена всего пакета СИДН с «недружественными» государствами, даже в спорной правовой форме приостановления президентским указом ратифицированного парламентом международного договора, выглядела бы несоразмерно жесткой мерой в ответ на то, что ЕС внесла Россию в черный список, считает руководитель экспертного центра по налоговой и бюджетной политике «Деловой России» Кирилл Никитин. «Во-первых, далеко не все «недружественные» страны входят в ЕС. Во-вторых, само внесение в черный список никак не влияет на применение договоров. В-третьих, конкретные страны из перечня мер, которые они обязаны предпринять после внесения государства в список, вовсе не обязаны отказываться от льготных ставок по СИДН. В-четвертых, рост налогов на выплаты российских компаний за рубеж «накажет» не только бизнес из «недружественных» стран, пострадают и российские налогоплательщики». 

Страны ЕС обязаны ужесточить налоговый контроль в отношении России как страны из черного списка. Они могут выбрать хотя бы одну из четырех возможных мер и внести в национальное законодательство. «Пока незначительное число стран ЕС приняли такие меры. К тому же только одна из четырех мер из палитры возможных имеет отношение к СИДН», — подчеркнул Никитин. 

Латвия уже приостановила СИДН с Россией, Дания планирует аналогичный шаг с 2024 года. «Не нужно следовать за дурным примером, — считает Никитин. — Целесообразнее  реагировать избирательно, исходя из того, что каждая конкретная страна предпримет в отношении России, и убедившись, что это не нанесет ущерб интересам российского бизнеса». 

Приостановка положений СИДН, если она состоится, должна быть уравновешена изменениями во внутреннем законодательстве, считает Никитин: «Поправками к Налоговому кодексу можно частично компенсировать ухудшение условий для бизнеса. Например, сделать «дедушкины оговорки» о сохранении льготных ставок по существующим сделкам и кредитным обязательствам, иначе российскому бизнесу станет дороже платить по займам за рубежом».

Приостановка СИДН станет ударом для реальных зарубежных инвесторов, которые, несмотря на санкции и контрсанкции, сохранили участие в экономике России, предупреждает Марина Белякова из Б1. «Далеко не все западные компании ушли из России, — подчеркнула она. — Приостановка СИДН не пойдет на благо и без того пострадавшему инвестиционному климату».

Например, французская TotalEnergies по-прежнему владеет 19,4% акций «Новатэк», 20%-ной долей в проекте «Ямал СПГ», 10% проекта «Арктик СПГ 2» и 10% компании «Арктическая перевалка», цель которой — строительство терминалов по перевалке СПГ в Мурманске и на Камчатке. Благодаря СИДН выплата дивидендов во Францию облагается 5%, приостановка увеличит ставку до 15%. Японская Mitsui сохранила 12,5%, а Mitsubishi — 10% в ООО «Сахалинская Энергия» — операторе нефтегазового проекта «Сахалин-2». Президент Владимир Путин выступал за более гибкий, избирательный подход к западным компаниям, оставшимся в России. Смягчения ограничений для нерезидентов обсуждали Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) с первым вице-премьером Андреем Белоусовым и помощником президента Максимом Орешкиным. В частности, возникло предложение ввести понятие «дружественная компания из «недружественной» страны».

Возможна ли частичная приостановка?

Минфин и МИД предлагали не денонсировать, а поставить на паузу международные договоры. «Это новое слово в международных налоговых отношениях, попытка предложить более гибкий, избирательный формат, прекратить действие части норм, но продолжить действие других», — отмечает Кирилл Тасалов, корреспондент, курирующий российское направление в IBFD European Taxation — официальном издании Европейской конфедерации налоговых консультантов. Частичную приостановку соглашений между странами допускает Венская конвенция о праве международных договоров. «Существенное нарушение двустороннего договора одним из его участников дает право другому участнику ссылаться на это нарушение как на основание для прекращения договора или приостановления его действия в целом или в части», — говорит пункт 1 статьи 60. Таким существенным нарушением и послужит то, что ЕС внес Россию в черный список налоговых юрисдикций, рассуждает эксперт.

Даже денонсация СИДН не отрежет ФНС от обмена данными с другими странами. Россия остается участником Страсбургской конвенции, в которой предусмотрено сотрудничество администраций, подчеркивает Тасалов.