Налоговики нашли общих ИП-исполнителей, мигрирующих между фирмами сотрудников, выявили взаимозависимость компаний и совпадения IP-адресов. Но никак не доказали фиктивность сделок между компаниями группы, указал суд.

В ходе налоговой проверки транспортной организации доначислили около 75 млн рублей, в том числе около 49 млн рублей НДС, а остальное – пени и штрафы. В УФНС удалось срезать только около 2 млн рублей штрафа. Причиной доначислений стали отказы в вычетах по девяти контрагентам, которых налоговики сочли взаимозависимыми с организацией. Налоговая утверждала, что с помощью этой группы компаний создана схема для ухода от налогообложения – на самом деле транспортные услуги оказывали многочисленные ИП.

Причём, это были одни и те же ИП, фактически работавшие вместо каждой из фирм группы по договорам с заказчиками, заключенным проверяемой фирмой, считали налоговики. Кроме того, сотрудники ИФНС отметили, что отчётность зависмые компании сдавали с одного и того же IP-адреса. Также фирмы имели общих сотрудников. Оспаривать доначисления организация отправилась в суд.

"Нарекаю вас взаимозависимыми"

Как выяснилось в суде, взаимозависимость была доказана только между тремя компаниями, гендиректорами которых были муж, жена и отец жены. Насчёт аффилированности других фирм налоговики абстрактно указали на экономическую подконтрольность, но суд не увидел ни одного документа, который бы это подтверждал. Кроме того, суд отметил, что сделки между взаимозависимыми лицами не запрещаются. "Криминал" тут, только если доказано, что это – вариант для недобросовестных действий, направленных на незаконное снижение налоговых обязательств. Сама по себе взаимозависимость (без доказательств умышленных действий в обход закона) не может безусловно свидетельствовать о получении необоснованной налоговой выгоды.

Общие сотрудники имелись только у четырёх компаний, в том числе трёх, по которым доказана взаимозависимость. Причём, эти работники трудились в этих компаниях, в основном, поочерёдно, в редких случаях совмещали работу в двух фирмах. При этом пересечения зафиксированы по одному-двум сотрудникам, тогда как штат в каждой из организаций превышал четыре единицы. Поэтому суд решил, что такие совпадения не являются значимыми. Кроме того, сотрудники не занимали руководящих должностей и не могли влиять на деятельность компаний. Конституция РФ гарантирует гражданам свободно распоряжаться своими способностями к труду – работодатель не может запретить своему сотруднику работать по совместительству.

Фиктивные или нет

С учётом, в том числе, справок 2-НДФЛ и протоколов допросов свидетелей суд сделал вывод, что компании имели штат сотрудников и могли самостоятельно вести свою деятельность. Суд не нашёл никаких признаков фиктивности ни в договорах, ни в других документах, касающихся сделок между организациями, и решил, что вся предоставленная в суд масса бумаг подтверждает реальность хозяйственных операций.

Налоговая при проверке допросила также упомянутых ИП. Они подтвердили, что им знакомы четыре организации предполагаемой группы и их руководство. При этом некоторые ИП указали, что воспринимают эти фирмы как единое целое. И даже не уверены, что не получали денег по договору с одной компанией от другой. На это суд указал, что ИП, которые фактически являются собственниками и водителями транспортных средств, не обладают юридическими познаниями для того, чтобы делать выводы о взаимосвязи компаний.

При этом налоговая не предоставила банковских выписок, которые бы подтверждали, что предприниматели получали какие-либо платежи вне договоров (например, непосредственно от проверяемой организации вместо ее контрагентов). Также суд указал на отсутствие доказательств того, что транспортные услуги в реальности не оказывались или же оказывались иными лицами, не указанными в документах. Право на привлечение третьих лиц к услуге перевозки не запрещено и предусмотрено статьей 805 ГК. Тем более, что задачей контрагентов по договорам была организация перевозок грузов, а фактическими перевозчиками могли быть любые другие лица.

Расслабились...

Зная способы ведения бизнеса в нашей стране, вполне можно поверить, что имеет место и взаимозависимость, и схема по уклонению. Но в суде все утверждения проверяющих разбились об их собственные недоработки. Пребывая в полной уверенности в своей правоте, сотрудники инспекции не потрудились собрать убедительных доказательств.

Суд отметил: "вообще не усматривается, чтобы налоговый орган проводил должную проверку возможного наличия иных контрагентов". Компаниям и их контрагентам не разосланы требования о предоставлении информации, в дело не представлено банковских выписок, документов бухгалтерской и налоговой отчетности контрагентов. Не было проверок реальности адресов. Не исследовались вопросы о наличии материально-технических и трудовых ресурсов. То есть, налоговый орган уклонился от сбора доказательств того, что данные компании не могли оказывать транспортные услуги, не вели хозяйственную деятельность.

Не было доказано транзитного, кругового движения денежных средств между фирмами, нет никаких данных об обналичивании средств.

Показания свидетелей налоговый орган должным образом не проверил, почерковедческие экспертизы не назначил. При этом инспекция самостоятельно решила, что некоторые документы подписаны неуполномоченными лицами.

К показаниям некоторых руководителей, отрицавших свою связь с фирмами, суд также отнесся критически. Ведь директора не обязаны свидетельствовать против себя – с учетом наличия опасений быть привлеченными к ответственности.

IP общие, но в то же время разные

Также ничего не выгорело из доводов об одинаковых IP-адресах, с которых сдавалась отчетность компаний. В частности, из допросов свидетелей следовало, что компании находились по разным "физическим" адресам. Перед налоговой отчитывались в некоторых случаях внешние бухгалтера, работавшие на аутсорсинге, вместе с тем, отчётность подписывали электронными подписями руководителей компаний и отправляли её с компьютеров, находящихся в офисах. То есть, отчётность фирм, по словам свидетелей, отправлялась с разных физических адресов, и свидетели не могли никак объяснить тот факт, что у налоговиков фиксировался общий IP-адрес.

И, как выяснилось, распечатка из базы АИС НАЛОГ-3 ПРОМ показала только единичные совпадения IP-адресов четырёх фирм предполагаемый группы. Вместе с тем, видно, что эти и другие компании использовали также и иные IP-адреса. Кроме того, суд отметил, что ссылки на эту базу не могут быть приняты во внимание, поскольку это внутренняя база инспекции, и каково происхождение сведений в этой базе – неизвестно.

Не доказано, что данные IP-адреса не находились в свободном доступе через Wi-Fi. А значит, к этим адресам могли иметь доступ и иные лица. Кроме того, не доказано, что выход в сеть имел место только со статических IP-адресов. IP-адреса могли быть динамическими, одинаковыми на весьма значительном количестве устройств связи. Если выявлено совпадение IP-адресов, налоговая должна не только установить их идентичность, но и определить их пользователей в конкретные моменты времени. В отсутствие такой информации совпадение IP-адресов само по себе никак не может свидетельствовать о взаимосвязи между организациями.

В итоге суд первой инстанции отменил доначисления полностью. Этому спору, скорее всего, предстоит пройти и другие инстанции. Сейчас в материалах дела есть решение апелляции, но оно касается лишь обеспечительных мер (дело А40-270650/2022).