Чистая прибыль распределена непропорционально долям: платить ли налог с дивидендов
© anekdotov.net

В случае, когда участником, получившим "львиную долю" денег, была иностранная фирма, суд решил, что налог в России должен платиться как с дивидендов. При этом в целях чисто российского НК такие выплаты дивидендами не признаются.

Участниками российской организации являются другая российская и одна иностранная фирмы примерно в равных долях – на долю иностранной приходится 49% доли в уставном капитале, а российской принадлежит 51%. Когда распределяли дивиденды за какой-то (на данный момент) достаточно затертый год, решили, что российской фирме хватит 1% от чистой прибыли, тогда как в адрес иностранной компании ушли оставшиеся 99%. То есть – прибыль распределили непропорционально долям участия.

Что в имени твоем?

Фирма, выплатившая средства, решила, что только 49% чистой прибыли подпадают под понятие дивидендов, и только с них нужно уплатить налог в качестве налогового агента иностранной компании. Остальные 50% чистой прибыли, что составило более 200 млн рублей, ушли из-под налогообложения.

С этим в корне не согласились налоговики, а когда компания обратилась в суд за оспариванием их решения, суды размышляли, являются ли эти 200 млн дивидендами в целях налогового законодательства. Две первых инстанции решили, что исходя из пункта 1 статьи 43 НК спорные средства не подпадают под термин "дивиденды", поэтому ИФНС не права (дело № А59-8433/2018).

Однако кассационная инстанция обратилась к соглашению об избежании двойного налогообложения. В данном случае – с Кипром, но, как мы знаем, эти соглашения РФ, как правило, составляет "под копирку". Так что, возможно, что ситуация применима и к доходам, выплаченным резидентам других государств.

С учетом норм соглашения об ИДН оказалось, что спорные средства всё-таки являются дивидендами, поэтому налог следует заплатить как с дивидендов (кассация Ф03-1016/2020).

А как для российской "мамы"?

Не исключено, что у тех организаций, в учредителях которых присутствуют только российские организации, при непропорциональном распределении прибыли ее часть можно будет не признавать дивидендами в целях НК. Ведь пункт 1 статьи 43 НК действительно подчеркивает, что дивидендом признается доход, распределенный пропорционально долям. Однако не факт, что этот подход принесет какую-либо выгоду – в ряде случаев выплата дивидендов российской "маме" облагается по ставке 0%, а переброска "недивидендов" потребует отдельного налогообложения.

В рассматриваемом случае, например, истец утверждал, что, если бы распределил прибыль пропорционально долям, то вся российская "семья" понесла бы менее существенные налоговые обязательства вследствие нулевой ставки. В то время как фактически выплаченный 1% пришлось обложить по ставке 9%. Кстати, кассация, признав дивидендом то, что выплачено инофирме, никак не прокомментировала возможность зачета/возврата налога, излишне уплаченного российским "семейством", исходя из логики симметричного признания дивидендами выплат в адрес российской фирмы.