ИФНС требует карточки счетов бухучета и не получает их: можно ли избежать штрафа
© anekdotov.net

Два похожих судебных спора с разными исходами позволяют сделать вывод: лучше ответить налоговикам, что нужных бумаг нет в природе, чем пассивно противодействовать работе проверяющих.

Не существуют или не в тему?

В отношении организации проводилась выездная проверка, и налоговая, как обычно, запросила ряд документов. Из ответа на свое требование ИФНС узнала, что запрошенные бумаги не имеют отношения к вопросам исчисления и уплаты налогов. Тем не менее, первые 9 тысяч рублей штрафа удалось отменить при обжаловании решения в ФНС России, но 3400 рублей штрафа после этого остались в силе и послужили основанием для обращения в суд (дело № А56-62632/2019).

Здесь компания использовала уже другую стратегию оправдания своего бездействия: документов не было вообще. Оказывается, инспекция ранее получила у организации оборотно-сальдовые ведомости и главные книги, поэтому имела возможность узнать, какие именно счета бухучета используются, а какие – нет. А запрашивались, в частности, карточки счетов 23 "Вспомогательные производства", 40 "Выпуск продукции (работ, услуг)", 44 "Расходы на продажу", 45 "Товары отгруженные", 58 "Финансовые вложения", 94 "Недостачи и потери от порчи ценностей" за проверяемые три года.

Укрощение строптивых

Также фирма утверждала в суде, что в своё время проинформировала проверяющих об отсутствии запрошенных документов. Тем не менее, официальный ответ на требование не содержал отказа от выдачи бумаг по этой причине. Напротив, компания выражала готовность их представить после того, как инспектора уточнят перечень документов и основания их истребования. Кроме того, фирма напирала на то, что именно инспекция должна была доказать наличие этих документов, но не сделала этого.

Судей всё это не впечатлило. Они указали, что об отсутствии бумаг надо было информировать налоговиков в форме заявления о невозможности представить документы (кассация Ф07-5015/2020, Северо-Западный округ). Фирма же вместо этого "полезла в бутылку", дав оценку действиям проверяющих – указав, что запрошенное не нужно для целей проверки. Также суды установили, что бухучёт организация ведет в программе 1С, так что доказывать отсутствие тех или иных счетов (и карточек по ним) должна была, по мнению судов, она сама. Штраф оставлен в силе.

Кто кому мешал работать

Другой организации при аналогичных обстоятельствах повезло чуть больше. Правда, и цена вопроса – как исходная, так и конечная – была гораздо выше: изначальная сумма штрафа даже с учетом того, что сами налоговики уменьшили ее вдвое, почти достигала 1 млн рублей. Судебный же процесс позволил налогоплательщику снизить потери до 320 тысяч рублей (дело № А50-16452/2019).

В течение проверки, которая длилась с сентября 17 года по май 2018-го, налоговая выставила шесть требований о представлении документов, большая часть которых была либо не представлена вообще, либо отдана налоговикам со значительным опозданием. Суды напомнили, что требование считается полученным на шестой день после его отправки, так что оправданий для задержки с выдачей документов судьи не нашли. Масла в огонь подлили и ответчики – заявили, что фирма намеренно затягивала ход проверочных мероприятий. При этом ходатайство о продлении сроков на шесть требований было только одно.

Вместе с тем, объем запрошенных и, в том числе, не представленных документов был впечатляющим: так, налоговики недополучили 9925 бумаг. Суды заинтересовались законностью только одного требования из шести, которое как раз содержало запрос карточек и других элементов бухучета.

Должны, но не обязаны

Нельзя начислять штраф исходя из предположительного количества документов, которые должны иметься у налогоплательщика (кассация Ф09-1131/2020, Уральский округ). С одной стороны, существует обязанность вести регистры бухучета, обеспечивать их сохранность и представлять по требованию налогового органа. Вместе с тем, в пользу истца сыграли, среди прочего, формальные ошибки ИФНС: в своём решении о назначении штрафа она не указала, какие именно регистры истребовались и не были представлены: по каким счетам и за какие периоды. Кроме того, ни в акте проверки, ни в самом решении не доказано, что спорные документы имелись в наличии и оформлялись именно в проверяемом периоде.

К тому же, суд указал, что само по себе отсутствие документов, которые должны быть в силу требований закона, влечет иные негативные для налогоплательщика последствия, например, в виде непринятия расходов или вычетов.

Нафантазировали

Так что штраф за непредставление в срок оборотно-сальдовой ведомости, отчетов по проводкам, анализа счетов, карточек счетов суды признали неправомерным и отменили. Также суды отметили, что не существует обязанности составляет карточки счетов и субсчетов в разрезе каждого контрагента – по-видимому, это было одним из элементов обжалованого требования.

Налоговая отбивалась – ведь отдельные указанные документы фирма представила. Но, как решили суды, это не доказывает того, что все остальные документы составлялись, велись и хранились в необходимом объеме и с нужной степенью детализации. Штраф же рассчитан исходя из гипотезы о наличии указанных бумаг.

Платежки – это святое

Что касается других требований, штраф по которым организация пыталась также оспорить – здесь её ждало фиаско. Например, суды сочли законным запрос должностных инструкций директора, замдиректора и главного бухгалтера. Суд отклонил довод налогоплательщика о том, что все это не имеет отношения к целям исчисления и уплаты налогов.

Также налогоплательщик пытался оспорить запрос платежных документов: поручений, банковских ордеров, инкассовых распоряжений. Но не вышло: они относятся к первичке, подтверждают исполнение хозопераций, а в счёте-фактуре в ряде случаев должен указываться номер платежно-расчетного документа. Тот факт, что налоговый орган вправе запросить выписки в банке, не исключает обязанности налогоплательщика представить указанные бумаги по запросу.