Бухгалтерский учет. Налоги. Аудит
Бухгалтерский учет. Налоги. Аудит
Регистрация
Подписка на новости

Сохраняем и приумножаем сбережения

Тема: Разное
Описание: Клуб людей, объединенных проблемой не потерять свои сбережения во время кризиса. А возможно, даже и заработать на кризисе...
Дмитрий -> Сохраняем и приумножаем сбережения
14.12 14:42
Роберт Кийосаки: Почему отличники работают на троечников?
Автор: Роберт Кийосаки

Источник: Daily Reckoning
10 декабря 2018 г.
Перевод для AssetAllocation.ru

Джон Богл, предприниматель, истинный капиталист и основатель одной из крупнейших в мире компаний взаимных инвестиционных фондов, написал в своей книге «Битва за дух капитализма» о пенсионной системе в целом:

«Мы находимся в кризисе. Но, к счастью, есть решение для тех, кто достаточно умен, чтобы слушать».

Он обращается к руководителям инвестиционных компаний и считает, что следующий крупный кризис в этой стране разразится в системе пенсионного обеспечения. Это очень серьезно, особенно при таком количестве людей, полагающихся на пенсионные счета, призванные обеспечить их будущую безопасность.

Богл – инсайдер в отрасли взаимных фондов, и он видит, как эта отрасль разрушается жадностью.

Он говорит: «Когда я пришел в этот бизнес, в нем были относительно небольшие частные компании, управляемые инвестиционными профессионалами. Сегодня там все изменилось. Это гигантские компании. Они не частные. Они принадлежат гигантским финансовым конгломератам, будь то Deutsche Bank, Marsh & McLennan или Sun Life of Canada. По сути, большая часть активов взаимных фондов управляется финансовыми конгломератами, и они в этом бизнесе, чтобы зарабатывать прибыль на свой капитал для себя, а не для вас».

Богл указывает на то, что во взаимных фондах вы, как инвестор, вкладываете 100% денег и принимаете на себя 100% риска. Взаимный фонд не вкладывает деньги, не рискует и при этом забирает 80% прибыли. Инвестор получает 20% от прибыли (если она вообще есть).

Уоррен Баффет согласен

Уоррен Баффет считается одним из величайших инвесторов нашего времени. Он капиталист. Он предприниматель. Он не управленческий капиталист (managerial capitalist). (Управленческие капиталисты не являются предпринимателями. Они не основывали бизнес. Они не владеют бизнесом. Как управленческие капиталисты, они несут ответственность, но не принимают личных финансовых рисков).

Вот что Уоррен Баффет говорит об этих корпоративных управляющих деньгами, управленческих капиталистах, большинство из которых являются отличникам выдающихся школ. Он говорит «профессиональные сотрудники в других областях, скажем, стоматологи, приносят много пользы дилетантам. Однако люди в целом ничего не получают за свои деньги от профессиональных управляющих капиталами».

Можно выразить это другими словами: те, кто предпочитают не становиться финансово образованными или отказывается играть активную роль в своих инвестициях, а вместо этого отдают свои деньги профессиональным управляющим, отказываются от ответственности за свое финансовое будущее – и, если Баффет попал в самую точку, получают за это очень небольшую ценность. Насколько велик риск отдать свои деньги «профессионалу», который в очень слабой степени выполняет обещание заставить ваши деньги работать на вас?

Будущее образования


Изначально все дети должны были сфокусироваться на двух типах образования. Вот они:

1. Академическое Образование: это образование поддерживает общие навыки обучения чтению, письму и решению математических задач. Это чрезвычайно важное образование.

2. Профессиональное Образование: это образование дает более специализированные навыки, чтобы заработать на жизнь. Лучшие студенты, отличники, становятся врачами, бухгалтерами, инженерами, юристами или хозяйственниками. Другие школы этого уровня обучают студентов, которые хотят стать механиками, строителями, поварами, медсестрами, секретарями и программистами.

Чего здесь не хватает?

Финансового Образования.

Этот уровень образования вы не найдете в нашей школьной системе. Это образование будущего. Опять же, мы советуем детям ходить в школу, чтобы получить работу и работать за деньги, но мы мало учим их или ничему не учим их о деньгах.

Статистика сообщает нам печальную и отрезвляющую историю: в то время как 90% студентов хотят больше узнать о деньгах, 80% учителей не чувствуют себя комфортно, преподавая эту тему. Когда-нибудь финансовое образование станет частью учебной программы всех школ, но не в ближайшем будущем.

Бюрократы: Студенты-хорошисты

Подавляющее большинство выпускников наших школ – это студенты-хорошисты. Их учат, по большому счету, студенты-отличники, из числа самых ярких студентов, которые продолжают свое образование, чтобы стать учителями. Что происходит с этими студентами-хорошистами, когда они выбирают свой жизненный путь? Я считаю, что они становятся бюрократами.

Мой бедный папа в школе учился на отлично. Он преуспел как бюрократ в правительстве.

К сожалению, когда дело дошло до денег, бизнеса и инвестиций, он упустил возможность получить знания из реального мира. Он не смог выжить в беспощадном мире большого бизнеса и инвестиций, в то время как студенты-троечники и бросившие учебу Стив Джобс, Билл Гейтс, Марк Цукерберг и сотни других находят и развивают свой гений как настоящие капиталисты.

Мой богатый папа бросил школу. Ему пришлось бросить школу, чтобы помочь вести семейный бизнес. Хотя он не получил ученой степени, он получил образование – ведение бизнеса в реальном мире.

Используя свое образование в реальном мире, мой богатый папа построил огромную империю недвижимости и нанял много студентов-отличников для управления своей компанией. Ему не было нужды быть отличником, чтобы быть успешным в реальном мире.

Богатый папа говорил: «Проблема мира в том, что им теперь управляют бюрократы». Он определял бюрократа как человека, который является должностным лицом – например, генеральный директор, президент, менеджер по продажам или государственный служащий – но не принимает на себя никаких личных финансовых рисков. Объясняя далее, он говорил: «бюрократ может потерять много денег, но они не теряют свои собственные деньги. Им платят вне зависимости от того, хорошо они работают, или нет».

Богатый папа говорил: «Настоящий капиталист, предприниматель, знает, как взять доллар и превратить его в сто долларов. Но дайте доллар бюрократам, и они сотню потратят».

А мы удивляемся, почему у нас глобальный финансовый кризис.

Стать троечником

Сегодня миллионы людей полагаются на студентов-хорошистов, бюрократов, которых обучают студенты-отличники, в части своего финансового благополучия. Проблема в том, что они думают вовсе не о вашем благополучии. Они думают о своем.

Мысль проста: успех за партой не гарантирует успех в реальном мире. Мир будущего принадлежит тем, кто сможет принять изменения, увидеть будущее и предвидеть его потребности, а также реагировать на новые возможности и вызовы с творчеством, ловкостью и страстью.

Если вы хотите быть богатым и успешным, традиционного образования, хотя оно и полезно, будет недостаточно. Вам также понадобится сильное финансовое образование; это инвестиции, дивиденды по которым платятся год за годом.

Как его получить? Становясь студентом-троечником – капиталистом.

Независимо от того, занимаетесь ли вы инвестициями, или начинаете бизнес, вам необходимо взять под контроль свои деньги и свое пенсионное обеспечение, а не доверять его в руки тех, чьи интересы не совпадают с вашими.

Сегодня я призываю вас начать учиться тому, как заставить ваши собственные деньги работать на вас, а не на других.

С наилучшими пожеланиями,
Роберт Кийосаки
Дмитрий -> Сохраняем и приумножаем сбережения
05.12 13:35
Как слезть с кредитной иглы
Видов зависимостей существует огромное количество. Пожалуй, зависимость от кредитов уже давно можно отнести к самым распространенным. Кто подвержен ей больше всего и как вытащить близких из долговой ямы?

— Есть какие-то общие черты у людей, которые не могут контролировать себя в желании взять кредит?

Чаще всего эти люди не способны откладывать удовольствия, будь то алкоголь, игра или покупка дорогих вещей. Они не могут жить без чего-то для себя важного. Таким людям плохо наедине с собой: их не устраивает мир, в котором они живут, они даже сами себе часто кажутся недостаточно хорошими. Они испытывают тоску, если не делают покупок. Радость возникает от самой возможности потратить деньги: в ней они видят свою власть. Радость от покупки при этом чаще всего отсутствует.

Если проанализировать происхождение такого поведения, то можно провести аналогию с голодным младенцем. Маленький человечек не умеет ждать и терпеть голод. Если мама его вовремя не покормила и он засыпает голодный, то этот опыт формирует у него неуверенность и тревогу. Если эта тревожность переходит во взрослую жизнь, то человек, оставшийся «голодным», не верит в добро, не в состоянии отсекать тревогу и беспокойство. Удовлетворение этого «голода», в том числе с помощью кредитов, дает ощущение покоя и надежности. Тревожный, несамостоятельный человек не может терпеть отсутствие благ и стесненные обстоятельства, не умеет с ними справляться. Он не чувствует в себе достаточно сил, чтобы справляться с предлагаемыми задачами и заботами. И общая пессимистичность, скорее всего, у таких людей не пройдет никогда, особенно если происходит осознание проблемы.

— Каков психологический портрет человека, склонного к неконтролируемым тратам?

Риск попасть в кредитную зависимость существует, если вам все время не хватает денег до следующей зарплаты. Такие люди часто просят взаймы у родителей, супругов, друзей — несмотря на то, что они сами могут работать. Появляется повседневная тревога, когда нет наличных. Человек получает удовольствие от траты и не понимает, куда делись деньги. Если вы узнали в этом портрете себя — нужно привнести больше осознанности в отношения с деньгами.

— Что порекомендуете тем, кто хочет справиться с этой проблемой?

Помимо очевидных советов (составлять список покупок и жестко ему следовать, не посещать торговые центры, чтобы убить время или улучшить настроение), людям, склонным к импульсивным покупкам, можно рекомендовать следующее: стараться получать эмоциональную радость из альтернативных источников, а горе и тревогу переживать, а не отыгрывать. Когда у нас плохое настроение и мы покупаем себе сладкую конфетку, мы отыгрываем это настроение. А если человек понимает: мне плохо — он принимает рациональное решение, как поступить.

Также необходимо учиться генерировать ощущение счастья. Не получать его по принципу «здесь и сейчас», а задуматься, что я могу для этого сделать — и по отношению к денежным средствам, и по отношению к собственной успешности и получению чувства радости.

— Что делать, если ситуация с кредитами все-таки вышла из-под контроля?

Для начала — не прятать голову в песок и не скрывать проблем. Если у вас много кредитов, отдавать нужно с меньшего. При этом за успешным преодолением определенного этапа обязательно должна следовать самонаграда, поощрение. Потом — погашение следующего кредита.

Чтобы не усугубить проблемы, важно выработать для себя несколько правил обращения с деньгами и четко им следовать. Например вести аудит долговых обязательств на бумаге, а не мысленно. Следующий заем брать только при большой необходимости — лечение или другие серьезные жизненные траты. И самое главное — любые кредитные долгосрочные решения должны приниматься на рациональном уровне. Не по принципу «хочу/не хочу», а по принципу «могу/не могу». Важно не поддаваться эмоциям, рационально рассчитывать свои возможности.

— А если в портрете заемщика, который вы привели, человек узнал своего близкого, как он может ему помочь?

Это самый сложный вопрос. Когда окружающие наблюдают развитие проблемы и не имеют возможности достучаться. Конечно, надо разговаривать — один, два, десять, сто раз обращать внимание: «Посмотри, это проблема, надо что-то делать». Но нередко близкие люди — супруги, родители, бабушки — отдают долги людей, имеющих много кредитов. И в такой ситуации речь идет уже о созависимости. Когда мать говорит: «У сына 35-й кредит, мы уже устали их отдавать», надо начинать работать с такой мамой по тому же принципу, по которому работают с близкими наркозависимых людей. Для созависимых людей существует серьезная проблема — снизить контроль и перестать помогать, перестать платить за должников.

Ольга Сазонова, психиатр высшей категории, психотерапевт Центра клинической психологии и психотерапии

Беседовала Елена Реутова

Источник: Ваши личные финансы
Дмитрий -> Сохраняем и приумножаем сбережения
04.12 12:23
Заем online: некуда бежать
Онлайн-услуги нравятся мне все больше. «Госуслуги», электронный полис ОСАГО лишают тебя удовольствия от общения с людьми, которые удовольствия от общения с тобой не испытывают. Поэтому задание редакции взять заем через сайт в интернете я воспринял как крайне легкое. В офлайне мне давно ничего не дают из-за ужасной кредитной истории, так что и на онлайн-займы я не надеялся. Но беда пришла, откуда не ждали.

WEB-банкиры

В Рунете сайтов и лендингов с предложением сейчас, быстро и без проблем взять кредит сотни, если не тысячи. В попытках привлечь клиента многие сегодня идут на беспрецедентные меры: первый заем обещают выдать бесплатно, без процентов. Не знаю, у меня ни разу не получилось. Наберите в поисковике и получите море хорошо сделанных, быстро работающих лендинг-сайтов. Однако нужно быть готовым и уметь применять некоторые технические средства.

От вас обязательно потребуют личную фотографию с развернутым на первой страничке паспортом. Телефон и адрес электронной почты. Скрины или фото странички с пропиской, фотографию банковской карты, если вы хотите получить деньги перечислением на нее. Кроме того, вам придется рассказать, где и кем вы работаете, дать координаты работодателя и подписать согласие на проверку вашей кредитной истории в БКИ.

Одним словом, идет все та же стандартная, как во всех МФО, проверка вашей кредитоспособности. На кое-каких сайтах даже появляются онлайн-консультанты, которые предлагают спрашивать, «не стесняясь». Ей богу, чуть не спросил: «Что на вас сегодня надето?»

Консультант Ольга:
Здравствуйте! Я помогу вам оформить заем, пожалуйста, спрашивайте, не стесняясь.

Я:
Зачем так много сканов документов, это затрудняет получение займа.

Ольга:
К сожалению, все операторы заняты, пожалуйста, подождите и мы обязательно ответим. Ваше обращение очень важно для нас.

Я:
Да уже не надо отвечать, я все заполнил. (Ольга, похоже, пропустила мои слова мимо ушей).

Ольга:
К сожалению, это обязательное условие.

Я:
А как долго продлится проверка реально?

Ольга:
Заявки рассматриваются в порядке очереди. В среднем время рассмотрения занимает 15 минут. По некоторым причинам компания оставляет за собой право увеличить время рассмотрения заявки. Пожалуйста, ожидайте! Ответ по заявке вы можете посмотреть в личном кабинете. Также вам будет направлено СМС-оповещение.

Продолжаю болтать с Ольгой, пока идут 15 минут.

Я:
А можно на работу не звонить хотя бы? Зачем им знать, что я беру заем?

Ольга:
Принимается автоматическое решение. Консультант не выдает такую информацию.

Я:
И чем вы тогда отличаетесь от уличных займов? Та же канитель: отсканируй, сфотай, прикрепи и жди неизвестно сколько. Я 10 минут только одно фото свое гружу и еще не загрузил, а вокруг меня ходит работодатель, которому совсем необязательно знать, что я нуждаюсь в деньгах.

Ольга (пропускает вопрос про МФО и работодателя):
Вероятно, у вас проблемы с интернетом. Проблем по сайту не наблюдается. Загрузка фотографий происходит в течение нескольких секунд.

Оцените качество обслуживания. Про 15 минут — вранье. СМС приходит через 8 часов: «Сожалеем, в займе отказано. Мы не разглашаем причину отказа. Можете обратиться повторно позднее или подать сейчас заявки в другие МФО (адрес сайта)».

Для очистки совести на автомате повторяю ту же процедуру на других сайтах веб-кредиторов. Карта, скрины, адреса, фото, телефоны… Один пунктик на каком-то лендинге меня, правда, напряг: «Я согласен на безакцептное списание денежных средств с моей банковской карты в целях возврата суммы Микрозайма и выплаты процентов по нему, а при наличии просрочки — пеней».

Надо было под этим поставить галочку. Этим ребятам я сообщаю номер моей карты и три цифры CVV-кода (некоторые кредиторы для проверки информации даже снимают у меня по рублю с карты), кто знает, что придет им в голову сделать с моими деньгами? Могут не только не дать кредит, но и взять, сколько захотят! Но пока финансовый бог милует меня. Ответы приходят примерно одинаковые: «Андрей Михайлович! Спасибо за обращение. По вашей заявке принято отрицательное решение».

В сотый раз благодарю свою плохую кредитную историю: с ней очень сложно попасть теперь в какую-нибудь финансовую кабалу. Собираюсь докладывать редактору о невыполненном задании, но тут начинается ужас.

Офлайновые последствия

Один за одним идут телефонные звонки с московских, федеральных или даже с неопределяемых номеров:

— Добрый день, я представляю Совкомбанк…
— Добрый день, беспокоит Тинькофф-банк, у нас есть…
— Добрый вечер…
А у нас уже ночь…
— О, простите, меня зовут Виктор, СКБ-банк, уникальное предложение, кредит под…

Хочется позвонить в УФАС, нажаловаться на незаконные телефонные звонки, на которые я не давал никакого согласия. Хочется заявить в прокуратуру: все-таки разглашена без моего согласия персональная информация. Хочется, наконец, далеко послать всех этих милых людей, потому что они не дают работать, спать, общаться с детьми…

На электронную почту начинает сыпаться всякая дрянь...

На телефон приходит гора СМС примерно одного содержания: «Мы вам не откажем, получите деньги у нас — sms-банкир»; «Ответ по займу — 14 500 рублей одобрено! Получите на …(адрес сайта)».

Я думаю, какое огромное количество людей — психологов, райтеров, программистов, SEO-оптимизаторов, консультантов и бог знает еще кого — заняты в этой чудесной индустрии, которая все глубже и глубже затягивает российский народ в долговую яму…

Мне хочется посмотреть им в глаза, пристыдить, спросить, есть ли у них дети и каким они видят будущее страны… Но вместо этого я пишу рекомендации…

 
Инструкция

Если вы решили взять онлайн-заем

   1. Заведите отдельную банковскую карту для этого и не держите на ней никаких денег, кроме необходимых для расчета с веб-кредитором.

   2. Заведите специальную электронную почту, иначе на ваш рабочий адрес начнут приходить бесконечные предложения о выдаче кредита.

   3. Очень важно: заведите отдельную сим-карту или даже телефон, чтобы общаться с потенциальными кредиторами. Когда надобность в займе отпадет, просто отключите телефон или выбросите сим-карту, иначе замучают…

Автор: Андрей Остров

Источник: Ваши личные финансы
Дмитрий -> Сохраняем и приумножаем сбережения
03.12 13:42
Предупреждение Богла об индексных фондах
Автор: Джон Богл

Источник: The Wall Street Journal

29 ноября 2018 г.

Перевод для AssetAllocation.ru

Отец индексных фондов полагает, что владение половиной всех акций США – это, вероятно, лишь вопрос времени; «Я не считаю, что такая концентрация будет служить национальным интересам»

Уже не может быть никаких сомнений в том, что создание первого индексного взаимного фонда стало самой успешной инновацией – особенно для инвесторов – в современной финансовой истории. Вопрос, который мы должны задать себе сейчас: что произойдет, если она станет чересчур успешной?

Первый Индексный Инвестиционный Траст, который отслеживает доходность S&P 500 и в настоящее время известен как индексный фонд Vanguard 500, был основан 31 декабря 1975 года. Это был первый «продукт» новой управляющей компании взаимных инвестиционных фондов, Vanguard Group, компании, которую я основал лишь годом ранее.

Первоначальное публичное предложение (IPO) акций фонда в августе 1976 года, возможно, стало худшим андеррайтингом в истории Уолл-Стрит. Несмотря на привлечение четырех крупнейших розничных брокеров, IPO не достигло своей первоначальной цели в $250 млн. Первоначальные активы индексного фонда 500 составили всего $11,3 млн., что было на 95% меньше плана.

Борьба за внимание (и деньги) инвесторов была эпичной. Известная как «глупость Богла», новая стратегия фонда, просто отслеживавшая широкий рыночный индекс, была практически полностью отвергнута Уолл-Стрит. Глава Fidelity, впоследствии ставшей крупнейшей фирмой в индустрии фондов, отправил поцелуй смерти своему крошечному конкуренту: «Я не могу поверить, что широкие массы инвесторов (именно так!) будут удовлетворены получением лишь средней прибыли. Эта игра состоит в том, чтобы быть лучшим»

Прошло почти десятилетие, прежде чем в 1984 году компания Wells Fargo сформировала второй индексный фонд S&P 500. За этот период индексный фонд Vanguard привлекал в среднем лишь по $16 млн. средств клиентов в год.

А теперь перенесемся в 2018 год. Какая разительная разница 42 года спустя! Активы индексных фондов акций сейчас насчитывают около $4,6 трлн., а совокупные активы индексных фондов превысили $6 трлн. Из этого общего количества около 70% инвестируется в фонды широких рыночных индексов, сформированные на основе модели оригинального фонда Vanguard.

Да, американские индексные взаимные фонды выросли до огромных размеров, удвоив свои активы с 4,5% общей стоимости фондового рынка США в 2002 году до 9% в 2009 году, а затем еще раз почти удвоились до более чем 17% в 2018 году. Но даже эти цифры занижают роль управляющих взаимными фондами, поскольку они также предлагают активно управляемые фонды, а их совокупные активы содержат свыше 35% акций американских корпораций.

Если исторические тенденции сохранятся, то горстка гигантских институциональных инвесторов в один прекрасный миг получит контроль голосов практически в каждой крупной американской корпорации. Государственная политика не может игнорировать это растущее доминирование и не учитывать его влияние на финансовые рынки, корпоративное управление и регулирование. Это станет главной проблемой в предстоящую эпоху.

Три управляющих компании индексных фондов доминируют в этой области с коллективной долей 81% от активов индексных фондов: Vanguard с долей 51%; BlackRock — 21%; и State Street Global — 9%. Такое доминирование обусловлено, прежде всего, тем, что отрасль индексации привлекает мало новых крупных участников.

Почему? Отчасти благодаря двум высоким входным барьерам: огромные масштабы, освоенные крупными индексаторами, которые будет трудно повторить новым участниками; и стоимость индексных фондов (их коэффициенты расходов или издержки), которые были доведены до уровня товарных рынков, или даже до нуля. После того, как предложение Fidelity в 2018 году двух индексных фондов с нулевыми комиссиями установило новую «отправную точку» для комиссий индексных фондов, энтузиазм новых фирм по созданию новых индексных фондов еще больше снизился. Таким образом, нам не следует рассчитывать на новых конкурентов, которые могли бы снизить сегодняшнюю концентрацию.

Большинство экспертов ожидают, что доля корпораций, которая находится в собственности индексных фондов, в ближайшее десятилетие продолжит расти. Вопрос о том, когда индексные взаимные фонды достигнут отметки 50%, кажется лишь делом времени. Если это произойдет, во владении «большой тройки» будет находиться до 30% или более фондового рынка США – это эффективный контроль. Я не думаю, что такая концентрация послужит национальным интересам.

Мои опасения разделяют многие эксперты из академического мира. В работе, опубликованной в сентябре, профессор Джон К. Коутс из Гарвардской Школы Права пишет, что индексация меняет корпоративное управление, и предупреждает, что мы движемся к точке, где право голоса будет «контролироваться небольшим количеством людей», которые могут осуществлять «практическую власть над большинством американских публичных компаний». Профессору Коутсу не нравится то, что он наблюдает, и он предлагает предварительные варианты политики – некоторые из которых необходимые, а некоторые выглядят болезненно. Его вывод «вопрос вряд ли сам рассосется» – бесспорен.

Предложения по решению вопросов, связанных с концентрацией корпоративной собственности, не являются самоочевидными, но предварительно выдвинуты следующие возможные предложения:

- Увеличить конкуренцию со стороны новых участников на поле индексации. По причинам, указанным выше, такая возможность представляется весьма маловероятной.

- Заставить гигантские индексные фонды выделить свои активы в ряд отдельных организаций, каждая из которых управляется независимо. Такой решительный шаг неминуемо столкнется с почти непреодолимыми препятствиями, поскольку это создаст хаос как для индексных инвесторов, так и для управляющих.

- Потребовать, чтобы индексные фонды владели лишь одной компанией в любой из отраслей. Оставляя в стороне сомнения в способности академических кругов или федеральных бюрократов точно определить, что представляет собой отдельно взятая отрасль, такое резкое изменение приведет к разрушению сегодняшнего индексного фонда S&P 500, по всеобщему признанию, самой выгодной инновации для инвесторов современности.

- Заставить индексные фонды своевременно и полно публичное раскрывать свои политики голосования и публичную документацию по каждому взаимодействию с корпоративными менеджерами. Это позволило бы сделать еще несколько шагов в направлении сегодняшней транспарентной и конструктивной практики управления.

- Потребовать от индексных фондов сохранения независимого наблюдательного совета, несущего полную ответственность за все решения, касающиеся корпоративного управления. Проблема с этой идеей заключается в том, что неясно, что такой совет мог бы добавить к уже существующему анализу независимых директоров фонда.

- Ограничить права голоса корпоративных акций, принадлежащих индексным управляющим. Но такой шаг, по сути, передал бы право голоса от корпоративных акционеров, которые заботятся о долгосрочной перспективе, к корпоративным арендаторам акций, которые этого не делают… абсурдный результат.

- Принять федеральный закон, разъясняющий, что директора индексных фондов и другие крупные управляющие капиталом обязаны голосовать исключительно в интересах акционеров фондов. Хотя я считаю, что такая фидуциарная обязанность сегодня уже подразумевается, ее четкое изложение вместе с соответствующими наказаниями за нарушения было бы конструктивным шагом.

Настало время для государственных должностных лиц рассмотреть плюсы и минусы этих вопросов с компаниями индексных фондов, финансовым сообществом, научными кругами, а также активными управляющими – и разработать национальную политику, которая поддержит высокие стандарты корпоративного управления. Это потребует их совместной конструктивной работы.

Но одно кажется кристально ясным. Если нынешние тенденции продолжатся (временами это бывает не так), огромное значение индексных фондов нельзя игнорировать. Во-первых, индексные фонды предоставляют инвесторам наиболее эффективную стратегию фондового рынка всех времен: покупайте американский бизнес и держите его вечно, и делайте это с минимальными издержками. Во-вторых, индексные фонды относятся к числу немногих действительно долгосрочных владельцев акций; практически во всех отношениях постоянство владельцев капитала – чрезвычайно ценный актив для общества. Долгосрочный фокус индексных фондов является крайне необходимым противовесом скоротечности, к которой склонны столь многие участники рынка.

Профессор Коутс согласен с тем, что ничто не должно ставить под угрозу существование сегодняшних индексных фондов.

«Индексация создала реальные и значительные социальные выгоды в виде более низких издержек и большей долгосрочной отдачи для миллионов людей, прямо или косвенно инвестирующих в свое пенсионное обеспечение», – пишет он. «Запрет на индексацию явно не будет хорошей идеей». К этим словам я могу лишь добавить: «Аминь!»

Г-н Богл является основателем Vanguard Group и создателем первого индексного взаимного фонда. Эта статья основана на материалах его новой книги «Держитесь курса. История Vanguard и индексной революции», которая будет выйдет в свет в издательстве Wiley 6 декабря.
Дмитрий -> Сохраняем и приумножаем сбережения
30.11 13:21
Инвестиции без людей
Автор: Говард Маркс
Источник: Oaktree Capital
18 июня 2018 г.
Перевод для AssetAllocation.ru

За последние двенадцать месяцев я посвятил три заметки обсуждению макроэкономических изменений, прогнозов рынка и рекомендаций по поведению инвесторов. Это важные темы, но, как правило, не они меня больше всего интересуют; я предпочитаю обсуждать вещи, которые могут повлиять на функционирование рынков на долгие годы. Поскольку мало что изменилось в окружающем мире, из того, что я описал в этих трех заметках, я чувствую, что теперь у меня есть свобода обратиться к некоторым проблемам с более широкой картиной.

Настоящая заметка охватывает три способа, с помощью которых рынки ценных бумаг, похоже, изменяются в направлении снижении роли людей: (а) индексные инвестиции и другие формы пассивных инвестиций, (б) количественные и алгоритмические инвестиции и (в) искусственный интеллект и машинное обучение.

Прежде чем погрузиться в тему, я хочу громко и ясно заявить, что не претендую на звание эксперта в этих темах. Я наблюдал за первой из них на протяжении десятилетий; недавно я немного узнал о второй; и я пытаюсь наверстать упущенное в отношении третьей. С другой стороны, поскольку этими областями занимаются многие из «экспертов», я думаю, что они могут быть склонны относиться к ним как к потенциальным преемникам традиционного активного инвестирования. То, что последует далее, это лишь мои мнения; а вы, как всегда, вправе делать с ними все, что хотите.

Пассивные инвестиции и ETF


Я рассказывал эту историю много раз, но хочу повторить ее здесь, чтобы заложить основу для дальнейшего. Я приехал в Высшую школу бизнеса Чикагского университета (тогда еще не школа Бута) чуть более 50 лет назад, в сентябре 1967 года. «Чикагская школа» теории финансов и инвестиций, в значительной степени разработанная там в начале 60-х годов, только начинала преподаваться. Эти построения методично основывались на теоретическом базисе, а также на здоровой дозе скептицизма относительно того, что раньше делали инвесторы.

Одним из главных основополагающих компонентов была «Гипотеза Эффективного Рынка» и ее вывод о том, что «вы не можете побеждать рынок». В ее основе лежал логичный аргумент: казалось очевидным, что все инвесторы в совокупности должны получать средние результаты до учета издержек и расходов, и, следовательно, результаты ниже среднего после. Эмпирическим доказательством этого утверждения было то, что на протяжении десятилетий большинство взаимных фондов проигрывали фондовым индексам, таким как Standard&Poor’s 500.

Заключение моих профессоров в конце 1960-х годов было простым, хотя при этом гипотетическим и причудливым: почему бы просто не купить акции всех компаний из индекса? Это позволит инвесторам избежать ошибок большинства людей, а также подавляющего большинства сборов и расходов, связанных с их усилиями. И, по крайней мере, они были бы быть уверены в том, чтобы получат результаты в соответствии с индексом, а не ниже него. Насколько мне известно, в то время никто таким образом не инвестировал, и для этого не было общедоступных инструментов: не было «индексных фондов» и «пассивных инвестиций». Не думаю, что эти термины тогда вообще существовали. Но логика была ясной и убедительной, согласно следующей цитате из Википедии (со ссылкой на Ричарда Массона, моей совести касательно источников):

В 1973 году Бертон Мэлкил написал «Случайную прогулку по Уолл-Стрит», в которой академические данные были представлены широкой публике. Мировой финансовой прессе стало хорошо известно, что большинство взаимных фондов не опережают рыночные индексы. Мэлкил писал:

   Что нам нужно – так это взаимный фонд без нагрузки и минимальной платы за управление, который просто покупает сотни акций, входящих в состав широких фондовых рынков, и не торгует ценными бумагами в попытке угадать победителей. Всякий раз, когда отмечается, что результаты со стороны любого взаимного фонда ниже среднего, представители фонда быстро указывают: «Вы не можете купить среднее». Пришло время сделать это доступным публике.

   … нет более великой услуги [Нью-Йоркской фондовой биржи], чем выступить спонсором такого фонда и управлять им на некоммерческой основе. … Такой фонд очень нужен, и, если Нью-Йоркская фондовая биржа (которая, кстати, рассматривала такой фонд) не пожелает этого делать, я надеюсь, что это сделает какое-то другое учреждение. (выделение добавлено)

Примерно в это же время появился первый индексный фонд. Опять же, согласно Википедии, заявление о регистрации фонда Qualidex, предназначенного для отслеживания Dow Jones Industrial Average, вступило в силу в 1972 г. У меня нет оснований полагать, что он привлек многих инвесторов.

Однако затем в 1974 году Джек Богл сформировал группу Vanguard, и первый инвестиционный фонд Vanguard начал функционировать в последний день 1975 года.

   В то время он сильно высмеивался конкурентами как «не американский», а сам фонд называли «глупостью Богла». Председатель Fidelity Investments Эдвард Джонсон сказал, что он «не может поверить в то, что большая масса инвесторов будет удовлетворена получением лишь средней прибыли». Фонд Богла позже был переименован в Vanguard 500 Index Fund, который отслеживает индекс Standard&Poor’s 500. Все началось с относительно мизерных активов в $11 млн, но к ноябрю 1999 г. они достигли рубежа $100 млрд. (Википедия)

Преимущества индексных инвестиций очевидны: значительное снижение платы за управление, минимальные торговые и связанные с ними рыночные последствия и издержки, а также предотвращение человеческих ошибок. Таким образом, индексные инвестиции – это стратегия «невозможно проиграть»: вы не можете отстать от индекса. Конечно, это также и стратегия «невозможно выиграть», поскольку вы также не можете и победить индекс (эти два правила идут вместе).

Индексные или пассивные инвестиции начались с относительно медленного старта. В первые годы, по моим ощущениям, они рассматривались как нечто странное или второстепенное: возможно, как кандидат на место одного или двух активных управляющих институционального инвестора. Так они и поступили со многими потенциальными альтернативами инвестиций в традиционные акции и облигации – такими как рынки акций развивающихся стран, прямые инвестиции, венчурный капитал, высокодоходные облигации, проблемные долги, земельные участки и драгоценные металлы – некоторые институты вкладывали небольшое количество капитала в индексные фонды, но достаточно редко, чтобы реально изменить результаты их совокупного портфеля. Немногие учреждения, если таковые и были, сделали пассивные инвестиции существенной частью своих портфелей: таким образом, это несколько добавило специй, но не стало основным блюдом.

Эмпирические данные об активах, продолжающих поступать в пассивное управление, свидетельствуют о том, что многие активные управляющие по-прежнему отстают от индексов. За последнее десятилетии было много лет с отставанием и мало обратных ситуаций. В результате тенденция к пассивным инвестициям неуклонно набирала обороты (например, в индексном фонде Vanguard 500 в настоящее время $410 млрд.). По данным Morningstar, примерно одинаковые суммы поступали в активные и пассивные паевые инвестиционные фонды в период с 2005 по 2011 гг., но с 2012 г. приток в пассивные фонды ускорился, а приток в активные фонды начал снижаться, а с 2015 г. сменился оттоком. По данным Los Angeles Times от 9 апреля 2017 г.:

   Обычные взаимные фонды акций США, которые инвестируют пассивно, в настоящее время владеют активами в размере $1,9 трлн., втрое больше, чем в 2007 году. Добавьте сюда $1,7 трлн. в биржевых фондах акций США (ETFs), другой тип индексного портфеля, и общий объем пассивных фондов составит 42% от активов всех фондов США – он резко вырос на 24% в 2010 г. и лишь на 12% в 2000 г.

Эти цифры в основном относятся к «розничным» инвестициям, и не включают институциональные портфели, в которых пассивные инвестиции также резко выросли. Вместо того, чтобы быть экзотическим дополнением в несколько процентов активов портфеля, пассивные инвестиции в настоящее время стали мэйнстримом для учреждений, возможно, зачастую составляя 20% или около того от общих активов.

С учетом приведенной выше цитаты L.A. Times, сейчас я хочу представить ETFs или биржевые фонды. В 1990-х годах управляющие капиталом придумали новый способ вложений в рынки, конкурирующий с индексными взаимными фондами. В то время как инвесторы могут покупать или погашать паи взаимных фондов лишь по окончании ежедневных торгов, когда рассчитывается ежедневная стоимость чистых активов (NAV – net asset value), ETFs могут быть куплены или проданы как акции компании в любое время, когда открыты биржи.

Гораздо большая свобода в совершении сделок привлекла к ETFs значительное внимание. И хотя начало новой отрасли заложили индексные ETFs, и они по-прежнему представляет собой подавляющую часть ETFs, в наши дни существует и много других типов.

В конце 20-го века «индексные инвестиции» и «пассивные инвестиции» были синонимами: инструменты, предназначенные для пассивного подражания рыночным индексам. Однако, теперь есть разница. Сегодня это называется индексными инвестициями. Пассивные инвестиции стали включать в себя не только индексные фонды и индексные ETFs, но и «смарт-бета» ETFs, которые инвестируют в соответствии с правилами построения портфеля. Их можно рассматривать как инструменты, которые сформированы по принципам активного инвестирования, но основаны на правилах. После того, как правила установлены, они соблюдаются без посторонней помощи. Как я писал год назад:

   [Чтобы развивать свой бизнес], спонсоры ETF обращаются к «более умным» («smarter»), а не в точности пассивным инструментам. Таким образом были организованы ETFs для удовлетворения (или создания) спроса на фонды в специализированных областях, таких как различные категории акций (ориентированные на стоимость или рост), характеристики акций (низкая волатильность или высокое качество), типы компаний или их географию. Есть ETFs для людей, которым нужны рост, стоимость, высокое качество, низкая волатильность и импульс. Если перейти к крайностям, то инвесторы теперь могут выбирать из фондов, которые пассивно инвестируют в компании, имеющие гендерно разнообразное высшее руководство, практикуют «по-библейски ответственное инвестирование» или фокусируются на медицинской марихуане, решениях для ожирения, обслуживании миллениалов, а также виски и алкогольных напитках.

Но что означает термин «пассивный», когда фокус инструмента определяется столь узко? Любое отклонение от широких индексов порождает проблемы, связанные с определениями, и не пассивными, дискреционными решениями. Пассивные фонды, которые делают упор на акциях, отражая специфические факторы, называются «смарт-бета фондами», но кто может сказать, что люди, устанавливающие свои правила отбора, умнее, чем активные менеджеры, к которым так неуважительно относятся в наши дни? Стивен Брегман из Horizon Kinetics называет это «семантическим инвестированием», когда акции выбираются на основе меток, а не количественного анализа. [Например, он указывает, что Exxon Mobil включен в ETFs как роста, так и стоимости, благодаря своим большим размерам и ликвидности] Не существует абсолютных стандартов, в отношении которых акции отражают многие из перечисленных выше характеристик. («There They Go Again… Again», Июль 2017)

Согласно Википедии, «по состоянию на январь 2014 г. в США торговалось свыше 1500 ETFs» Сравните это с 3’599 акциями в индексе Wilshire 5000 Total Market Index (согласно Barron’s). Для меня количество и разнообразие ETFs служит напоминанием о привычном стремлении финансовой отрасли приспособить желание людей в хорошие времена «действовать» на рынках. Как иначе мы должны рассматривать ETFs с плечом, которые были разработаны, чтобы расти или снижаться в цене кратно тому, что делает индекс?

Это общая картина. Теперь я собираюсь обратиться к последствиям пассивных инвестиций и их растущей популярности. Первый вопрос: «Разумны ли пассивные инвестиции?»

В случае пассивных инвестиций никто в фондах не изучает компании, не оценивает их потенциал, не думает о том, какая цена акций оправдана. И никто не принимает активных решений о том, должны ли конкретные акции быть включены в портфель, и если да, то каким образом их следует взвешивать. Они просто подражают индексу.

Хорошая ли это идея – инвестировать абсолютно без учета фундаментальных показателей компании, стоимости ценных бумаг или их доли в портфеле? Конечно, нет. Но пассивные инвестиции избавляют от этого беспокойства в расчете на активных инвесторов, которые выполнят эти функции. Ключевая мысль заключается в том, чтобы помнить, почему Гипотеза Эффективного Рынка утверждает, что активное управление не может работать, и, таким образом, почему оно ожидает, что все (оставляя в стороне удачи или неудачи) просто в конечном итоге получат доход, который справедлив для принимаемого риска… не больше и не меньше. Я коснулся этого в «There They Go Again… Again», откуда взяты следующие три цитаты:

   … мудрость пассивного инвестирования проистекает из убеждения, что усилия активных инвесторов заставляют активы быть справедливо оцененными – вот почему не нужно никаких усилий для поиска.

Откуда берутся веса акций в индексах? Из цен, которые присвоены акциям активными инвесторами. Короче говоря, в мировоззрении, которое породило индексные и пассивные инвестиции, активные инвесторы делают тяжелую работу по анализу ценных бумаг и ценообразованию, а пассивные инвесторы свободны от этого, удерживая портфели, полностью определяемые решениями активных инвесторов. Такое понятие, как подражание взвешиванию по капитализации, невозможно при отсутствии усилий активных инвесторов.

Ирония заключается в том, что активные инвесторы – которые так высмеиваются аудиторией пассивных инвестиций – это те, кто устанавливают цены, которые индексные инвесторы платят за акции и облигации, и таким образом устанавливают рыночную капитализацию, которая и определяют состав индекса ценных бумаг, которым индексные фонды подражают. Если активные инвестиции настолько лишены смысла, тогда какой смысл пассивным инвесторам следовать их диктату?

И что произойдет, если активные инвесторы прекратят это делать? Из этого вытекает второй вопрос: «Каковы последствия пассивных инвестиций для активных инвестиций?» Если широкое распространение активных инвестиций приводит к невозможности успеха активных инвестиций (делая рынки слишком эффективными, а цены на бумаги слишком справедливыми, согласно Гипотезе Эффективного Рынка), тогда приведет ли рост преобладания пассивных инвестиций к тому, что активные инвестиции станут вновь потенциально прибыльными?

   … Что происходит, когда большинство инвестиций в акционерный капитал управляется пассивно? Тогда цены будут легче отходить от «справедливых», и выгодные сделки (и завышенные цены) должны стать более обыденным делом. Это само по себе не приведет к успешности активных управляющих, но, безусловно, обеспечит необходимое условие для эффективности их усилий.

Какая часть инвестиций должна быть пассивной, чтобы ценовые исследования перестали быть достаточными для поддержания цен в соответствии с справедливой стоимостью? Никто не знает ответа на этот вопрос. В настоящее время около 40% всего капитала взаимных фондов инвестируется пассивно, и эта цифра может различаться для разных учреждений. По всей вероятности, этого недостаточно; большинство денег по-прежнему управляется активно, что означает, что множество ценовых исследований все еще происходит. Конечно, 100% пассивных инвестиций будет достаточно: можете ли вы представить себе мир, в котором никто не изучает компании или не оценивает справедливую стоимость их акций? Я с удовольствием был бы единственным инвестором, работающим в этом мире. Но где между 40% и 100% цены начнут отходить достаточно далеко от внутренних стоимостей, чтобы активные инвестиции были полезными? Вот в чем вопрос. Я не знаю, но мы можем это выяснить … в интересах активных инвестиций.

Третий ключевой вопрос: «Искажают ли пассивные и индексные инвестиции цены на акции?» Это интересный вопрос, имеющий ответы на нескольких уровнях.

Первый уровень касается относительных цен акций в индексе, взвешенном по капитализации. Люди часто спрашивают, приводят ли притоки капитала в индексные фонды к тому, что цены на акции с наибольшим весом в индексе растут относительно остальных. Я думаю, что ответ «нет». Предположим, что рыночная капитализация акций в данном индексе составляет $1 трлн. Также предположим, что капитализация одной из популярных акций в индексе – например, одной из FAANGs – это $80 млрд. (8% от общего числа), а другой, менее обожаемой, составляет $10 млрд. (1%). Это означает, что на каждые $100’000 в индексном фонде, $8000 приходится на первую и $1000 на вторую. Это также означает, что из каждых дополнительных $100, вложенных в индекс, $8 пойдут в первую и $1 во вторую. Таким образом, покупка двух акций, вызванная притоком денежных средств, не должна изменять их относительную цену, поскольку она представляет собой тот же один и тот же процент, соответственно капитализации.

Но на этом история не заканчивается. Второй уровень анализа касается акций, которые являются частью индексов, по сравнению с теми, которые не являются. Очевидно, что вместе с ростом пассивных инвестиций больше капитала будет поступать в акции, составляющие индексы, чем в прочие акции, и капитал может перетекать из акций, которые не входят в индексы, в те, которые входят. Кажется очевидным, что это может привести к тому, что акции в индексах будут расти по отношению к акциям, не входящим в индексы, по причинам, отличным от фундаментальных.

Третий уровень касается акций в смарт-бета фондах. Чем чаще акция входит в состав не-индексных пассивных инструментов, получающих приток денежных средств (при прочих равных условиях), тем выше вероятность того, что она будет более оценена по сравнению с той, которая не входит. И такие акции, как Amazon, которые состоят в большом количестве смарт-бета фондов различных типов, вероятно, будут оценены выше акций, которые не состоят ни в одном или состоят лишь в нескольких.

Все вышесказанное означает, что для акций, включаемых в индексные или смарт-бета фонды, это приводит к искусственной форме повышенной популярности, и это относительная популярность определяет относительные цены акций в краткосрочной перспективе.

Высокие позиции, занимаемые акциями, имевшими успех в недавнем прошлом, с их раздутой рыночной капитализацией, означают, что, поскольку ETFs привлекают капитал, им приходится покупать большие объемы этих акций, еще сильнее подстегивая их рост. Таким образом, в текущем восходящем цикле чрезмерно представленные в индексах, ликвидные акции с высокой капитализацией выиграли от вынужденной покупки со стороны пассивных инструментов, не имеющих возможности воздержаться от покупки акций лишь потому, что их цена завышена.

Как и технологические акции в 2000 году, эта машина, напоминающая вечный двигатель, вряд ли будет работать вечно. Если в какой-то момент начнется отток средств из акций и биржевых фондов, то, следовательно, то, что непропорционально покупалось, начнет непропорционально продаваться. Непонятно, где индексные фонды и ETFs найдут покупателей для своих чрезмерно взвешенных, высоко оцененных вложений, если им придется продавать их в кризис. Таким образом, оценка, вызванная пассивной покупкой, скорее всего, в конечном итоге окажется ротационной, а не вечной.

Огромный рост ETFs и их популярности совпал с ралли рынка, которое началось примерно девять лет назад. Таким образом, пока у нас не было значимого шанса увидеть, как это работает на падении. Может ли включение и перевес в ETFs любимцев рынка – источник спроса, который, возможно, привел к росту их цен – стать источником более сильного, чем в среднем, давления со стороны продавцов во времена падения? Может ли это еще сильнее снизить их цены и обратить инвесторов против них и против ETFs, которые их удерживают? Мы не можем это знать, пока это не произойдет, но нетрудно представить, что популярность, которая подпитывала рост ETFs в хорошие времена, будет работать против них в плохие времена.

Вопрос номер четыре: «Можно ли улучшить процесс инвестиций в индексы по сравнению с простой покупкой акций пропорционально их рыночной капитализации, как индексы формируются сейчас?» В течение многих лет мой калифорнийский друг Роб Арнотт из Research Affiliates выступал за пассивные инвестиции на основе фундаментальных индексов в отличие от индексов, взвешенных по капитализации. Роб – один из выдающихся мыслителей в нашей области, и я не буду пытаться пересказывать все его аргументы или убеждать в их справедливости.

Достаточно сказать, однако, что компания с определенной суммой прибыли будет иметь более высокую рыночную капитализацию при более высоком соотношении цена/прибыль… таким образом, тем больше ее будут любить. Таким образом, при прочих равных условиях, акции, имеющие больший вес в индексе, вероятно, окажутся более дорогостоящими. Вы хотели бы вложить больше своих индексных денег в более дорогие или в более дешевые акции? Я бы предпочел последнее. Таким образом, имеет смысл инвестировать в акции индекса пропорционально чему-то вроде их прибыли, а не их рыночной капитализации.

Вопрос номер пять: «Есть ли что-то врожденно неправильное в ETFs и их популярности?» ETFs – это просто еще один инструмент для покупки акций и облигаций. Они ни хороши, ни плохи как таковые. Но я беспокоюсь о влиянии ETFs, и это связано с ожиданиями людей, которые инвестируют в них.

Мое размышления восходят к главной причине, по которой ETFs завоевали популярность: возможность покупать или продавать их в любое время, когда рынок открыт. Я бы поспорил со многими людьми, которые, используя ETFs, делают это по той простой причине, что они считают их «более ликвидными». Здесь есть пара проблем.

Во-первых, как я писал в «Liquidity» (Март 2015), тот факт, что что-то может быть продано в юридическом смысле, или тот факт, что для этого есть рынок, может сильно отличаться от того факта, что оно всегда может быть продано по цене, которая по своей сути справедлива или близка к последней цене продажи. Если плохие новости или изменение психологии инвесторов вызывают падение рынка, то неизменно будет цена, по которой держатель ETF сможет продать, но это может не быть «хорошим исполнением». Полученная цена может иметь дисконт от стоимости базовых активов, или она может быть ниже, чем она была бы на стабильном рынке.

Если вы выходите из взаимного фонда, то вы получите цену, по которой базовые акции или облигации закрылись в этот день, чистую стоимость активов или NAV — net asset value. Но цена, которую вы получаете, когда продаете ETF, как и любую ценную бумагу на бирже, будет только той, которую покупатель готов за нее заплатить, и я подозреваю, что в условиях хаоса эта цена может быть ниже, чем NAV базовых ценных бумаг. Существуют механизмы, которые, по словам их разработчиков, должны предотвращать существенное отклонение цены ETF от базовой NAV. Но мы не будем знать, будет ли в реальности так, как «должно быть», пока механизмы не будут протестированы на серьезном рыночном падении.

Некоторые люди, возможно, инвестировали в ETFs, ошибочно полагая, что они по своей сути более ликвидны, чем их базовые активы. Например, ETFs высокодоходных облигаций были очень популярны, вероятно, потому что купить ETF гораздо проще, чем собирать портфель отдельных облигаций. Но какова вероятность того, что в условиях кризиса ETF высокодоходных облигаций окажутся более ликвидными, чем входящие в них облигации (которые сами, вероятно, станут весьма неликвидными)? Слабость заключается в предположении, что инструмент может обеспечить большую ликвидность, чем обеспечивают входящие в него активы. Нет ничего плохого в том, что ETFs могут оказаться неликвидными. Проблема возникнет, если люди, которые инвестировали в них, делали это, ожидая ликвидности, которой не будет, когда она будет необходима.

В марте я отметил историю Bloomberg о фонде BTS Tactical Fixed Income с активами $900 млн., управляемом Мэттом Пастсом, который 9 февраля прошел путь от «почти полностью в мусорных облигациях» до «полностью в деньгах»:

   [BTS] не использует кредитных аналитиков для изучения фундаментальных характеристик облигаций. Пастс — маркет-таймер, который пытается выяснить, будет ли весь класс высокодоходных облигаций расти или падать в цене. Он наблюдает за оценками тренда и импульса, такими как скользящая средняя цены биржевых фондов, отслеживающих рынок мусорных облигаций. Когда BTS выходит из мусорных облигаций, они в казначейских бумагах или наличных.

   Торговля как на рынке, так и вне его проста для BTS, поскольку фонд не держит непосредственно облигации. Вместо этого у него необычная для фонда стратегия инвестирования, почти полностью через ETFs. В конце января, до продажи, BTS держала порядка 95% своих активов в двух крупнейших ETFs мусорных облигаций.

Оставим в стороне вопрос о том, может ли управляющий добавлять ценность, предсказывая краткосрочные движения рынка – я очень скептически по этому поводу настроен – я думаю, что однажды этот инвестор может захотеть выполнить сделку, которая не будет выполнима на «реальном» рынке высокодоходных облигаций, и он обнаружит, что это также не может быть сделано через ETFs. Короче говоря, построение стратегии вокруг предположения, что ETFs всегда смогут быстро попасть на неликвидный рынок или выйти из него по справедливой цене, кажется мне нереалистичным. Истина об этом станет ясна, когда начнется отлив.

* * *

Пассивные/индексные инвестиции начали свое существование с предположения о том, что фондовый рынок будет работать, как всегда, с активными инвесторами, устанавливающими «правильные» цены на ценные бумаги. Это позволило бы пассивным инвесторам принимать участие в рынках – собирая портфели, подражающие индексам, и «проезжать зайцем», используя труд по ценовым исследованиям, выполняемый активными инвесторами – не принимая своего участия в аналитических исследованиях.

Но это не соответствует реальности, которая основана на Теории Рефлексивности Джорджа Сороса: действия участников рынка меняют рынок. Ничто на рынке не остается непрерывным, независимым и неизменным. Рынок – это не что иное, как люди на нем и решения, которые они принимают, и поведение этих людей формирует рынок. Когда люди инвестируют в одни акции больше, чем в другие, цены на эти акции растут в относительном выражении. И если все решат воздержаться от выполнения функций анализа, ценовых исследований и распределения капитала, адекватность рыночных цен может пойти насмарку (как в результате пассивных инвестиций, так и в результате бессмысленного бума или спада). Вывод в том, что мудрость пассивных инвестиций зависит, по иронии судьбы, от того, что некоторые люди инвестируют активно. Когда активные инвестиции полностью прекратятся, и все активные усилия прекратятся, пассивные инвестиции станут неблагоразумными, и вновь появятся возможности для получения более высоких доходов от активных инвестиций. По крайней мере, мне это так представляется.

Продолжение — Количественные инвестиции
Дмитрий -> Сохраняем и приумножаем сбережения
29.11 14:04
Пузыри и пассивные инвестиции
Бывают ли на финансовых рынках пузыри? – Да, конечно. Прошлая история рынков убедительно это доказывает.

Находимся ли мы в состоянии пузыря сейчас? – Возможно. Причем применительно к разным рынкам ответ может быть как «скорее да», так и «скорее нет».

Могут ли отдельные рынки круто обвалиться, уйти в затяжной даунтренд, привести к кризисам на фондовых рынках и в экономике? – Да, могут. При капитализме кризисы происходят регулярно. Проблема в том, что сроков никто не знает.

Значит ли это, что сейчас лучше воздержаться от инвестиций? – Нет, ни в коем случае! Дело в том, что другие варианты еще хуже – они ведут к практически гарантированной потере денег в результате инфляции.

Велики ли риски инвестиций в рынки акций через индексы? – Если рассматривать только рынки акций, то да, риски могут быть велики. Однако, Asset Allocation – это не только пассивные, но еще и портфельные инвестиции, что подразумевает формирование сбалансированного портфеля из разных классов активов – акции, облигации, денежные средства, товарные активы, недвижимость. Выбор правильного баланса портфеля обеспечивает соответствие общего риска портфеля индивидуальному уровню готовности к риску конкретного инвестора.

Являются ли проникновение в массы пассивных инвестиций причиной возникновения пузырей? – Нет, на мой взгляд, причинно-следственная связь здесь искусственно надумана. Пузыри ничуть не меньшего масштаба надувались в США в 1929 году, в Японии в 1980-е, и, наконец, вновь в США в секторе высоких технологий в 2000-м, причем в первых двух случаях никаких пассивных инвестиций еще в помине не было, а в 2000-м эта идея была лишь в зародыше.

Идею про связь возможного пузыря с ростом пассивных инвестиций весьма часто подбрасывают противники пассивных инвестиций. Как правило, это делается по коммерческим соображениям, в борьбе за долю рынка, который они неуклонно теряют вместе с ростом популярности пассивных инвестиций. В реальности же пузыри и спады на рынках вызваны человеческой психологией – жадностью и страхом – которые присущи как активным, так и пассивным инвесторам (и активным, пожалуй, даже в большей степени). А через какие оболочки происходит надувание пузырей и их обрушение – через активные или через пассивные – вопрос вторичный по отношению к главной причине возникновения пузырей и спадов.

Автор: Сергей Спирин

Источник: AssetAllocation.ru
Дмитрий -> Сохраняем и приумножаем сбережения
27.11 13:12
Верю ли я в падение рубля?
Для меня вопрос стоит по-другому. Инвестору с правильно составленным портфелем нет необходимости верить или не верить в возможную девальвацию.

Будет ли падение российского рубля в ближайшие 1-6 месяцев? И тем более будет ли оно рекордным? Или, может быть, его не будет вообще? Или, чем черт не шутит, вдруг возможно даже укрепление национальной валюты?

Я не знаю. И вообще никто не знает, хотя многие могут долго и умно рассуждать на этот счет.

Но, что меня отличает от множества болтунов-аналитиков, так это то, что мне это и не нужно знать.

Я исхожу из другого. В самой природе акций заложен механизм автоматического отыгрывания инфляционных и девальвационных рисков. Таким образом, если происходит девальвация национальной валюты, либо кратковременный всплеск инфляции в национальной валюте (а такие события если происходят, то часто происходят одновременно), то эти события со временем находят свое отражения в цене акций.

Да простят меня экономисты, логику этого процесса я дальше буду объяснять предельно грубо и утрированно. Зато, надеюсь, так будет понятнее. Не цепляйтесь к деталям, постарайтесь ухватить суть.

Что происходит во время резкого всплеска инфляции? Растут рублевые цены на товары и услуги – товары народного потребления, нефть, газ, электричество, транспорт и т.п. К чему это приведет? К тому, что население станет больше платить тем корпорациям, которые нам все это продают (большая часть из которых зарегистрированы как акционерные общества и торгуются на бирже). А, следовательно, это приведет к росту прибыли ритейла (Магнита, Пятерочки), нефтедобычи (Лукойла, Татнефти, Роснефти), газодобычи (Газпрома), перевозчиков (Аэрофлота), банковской сферы (Сбербанка, ВТБ), энергетиков (Мосэнерго), да и вообще всех-всех-всех.

А дальше рост прибыли автоматически приведет к росту цен их акций. И, таким образом, на акционерах (владельцах акций) предприятий резкий всплеск инфляции в долгосрочной перспективе не отражается вообще – доходы предприятий как исторически обгоняли инфляцию с некоторой прибылью сверху, так и дальше будут обгонять.

Что происходит во время девальвации национальной валюты по сравнению с мировыми? О, да национальным производителям девальвация только на руку! Их расходы в рублях (зарплаты сотрудникам и т.п.) будут расти куда медленнее, чем доходы в рублях от продажи их продукции как за рубеж, так и на внутреннем рынке. Девальвация национальной валюты национальным предприятиям выгодна – она повышает их конкурентоспособность с ведет к росту прибыли. И, опять же, как следствие, это в итоге приводит к росту котировок акций и выплат дивидендов.

Поэтому я как держатель акций, как акционер от скачков инфляции и девальваций скорее выиграю, чем проиграю.

А кто же тогда от девальвации и инфляции проигрывает? А проигрывает население и держатели сбережений - те, кто хранит свои капиталы непосредственно в национальной валюте или в низкодоходных долговых инструментах – депозитах и облигациях.

Ну так это не про меня! У правильного долгосрочного портфельного инвестора (включая меня) доля наличных, депозитов и облигаций в портфеле минимальна, а основную долю в портфеле занимают акции.

При этом у меня портфель состоит не только из рублевых инструментов, а еще и диверсифицирован по странам и валютам, поэтому и кратковременные перекосы в курсах валют друг относительно друга меня тоже не беспокоят.

Поэтому меня и не беспокоит девальвация. И поэтому меня не интересуют прогнозы тех, кто ее пророчит. И поэтому я не трачу время на гадания, случится она или нет, и не поднимаю эту тему – зачем зря воздух сотрясать? При грамотно составленном портфеле мне все равно, что будет с девальвацией российского рубля.

Это, конечно, очень непатриотично звучит. Но вы же меня и не про патриотизм спрашивали?

Отдельно замечу, что есть и те, кто проигрывает от скачков инфляции и резких девальваций даже в большей степени, чем держатели национальной валюты и низкодоходных депозитов. Знаете, кто это? Это те, кто начинает метаться туда-сюда, покупая в итоге валюту по высокой цене и продавать ее по низкой и теряя на спрэдах в обменных пунктах. Паникеры проигрывают всегда.

А выигрывают спокойные, как удавы, пассивные инвесторы с диверсифицированными портфелями, которые во время плановых ребалансировок покупают активы по низким ценам и продают по высоким.

В общем, всё, как всегда. «Финансовый рынок работает как центр перераспределения, в котором деньги переходят от активных к терпеливым» и «Краткосрочные рыночные прогнозы – яд. Их нужно держать закрытыми в безопасном месте, подальше от детей, а также от взрослых, которые ведут себя на рынке, как дети». Автор обоих цитат – мудрый Уоррен Баффет.

Автор: Сергей Спирин

Источник: Assetallocation.ru
Дмитрий -> Сохраняем и приумножаем сбережения
23.11 15:57
Сумеете ли вы стать успешным инвестором: три контрольных вопроса
Вы хотите, чтобы сбережения работали и приносили дополнительный доход? Это вполне реально организовать. Только будьте готовы к тому, что деньги будут работать не сами по себе, а при вашем активном участии.

Вкладчик может отнести накопления в банк, оформить депозит и забыть про деньги вплоть до истечения установленного срока. Инвестор должен следить за ситуацией на рынке, периодически взвешивать актуальные риски и выгоды.

У вас есть свободные деньги — хотя бы 30 тысяч рублей?

«У меня появилась сумма, без которой я легко проживу до следующего получения заработка. Надо срочно её во что-нибудь вложить…», — рассуждает человек, который решил распоряжаться личными финансами с предельной рациональностью.

Правильный ход мысли? Да — при одном условии: если у этого человека уже есть финансовая подушка. Каждому из нас необходимо иметь в запасе сумму, которой хватит на полгода нормальной жизни. Этими средствами не стоит рисковать. Депозит — оптимальный вариант их сохранения.

Инвестирование же всегда сопряжено с долей риска, пусть даже в отдельных случаях она минимальна. Деньги граждан, которые хранятся в банках,  защищены государственной системой страхования вкладов, а клиенты паевых инвестиционных фондов или, скажем, страховых компаний действуют под собственную ответственность.

Вы готовы учиться новому?

Неопытные инвесторы полагают, что участвуют в своеобразной игре. Они ошибаются. Финансовые инструменты функционируют не по прихоти Фортуны, а по вполне познаваемым законам. Хотите оказаться в выигрыше — постарайтесь понять, как работает вся система.

Во-первых, нужно получить представление об основных способах инвестирования.

Во-вторых,  потребуется подробно ознакомиться  с инструментом, который покажется вам подходящим. Не ограничивайтесь статьями из Интернета. Обратите внимание и на книжки.

Среди зарубежных пособий подобного рода наибольшей популярностью пользуется «Разумный инвестор» Бенджамина Грэма. Из числа отечественных изданий внимания, безусловно, заслуживает книга «Ваши деньги должны работать», автор — Владимир Савенок. Конечно же, двумя наименованиями список не исчерпывается.

Идеальный вариант — вместо самообучения пройти курсы для начинающих инвесторов. Их организуют многие брокерские фирмы.

Вы умеете управлять собственными эмоциями?

Хотя инвестирование — не игра, оно разжигает азарт: цены на бирже часто колеблются, постоянно кажется, что ещё чуть-чуть, и момент будет упущен… Поддаваться чувствам нельзя, иначе потом придётся кусать локти.

В статье «Что нужно знать начинающему инвестору» на просветительском сайте  Центробанка  РФ есть рекомендация:

Установите границу потерь, которые вы готовы нести: допустим, если активы подешевели на 20%, нужно продавать и, как говорят на бирже, фиксировать убытки. Другими словами — вы готовы смириться с потерей 20% и завершить торги, чтобы избежать еще больших убытков. Желание подождать еще — вдруг «отскочит» — будет велико, но не нужно ему поддаваться.

Допустим, вы прочли статью и засомневались: потребуется время, внимание — может, лучше отложить затею до лучших времён? Не спешите отказываться от хорошего дела.

Никто не заставляет вас сразу нырять в инвестирование с головой. Попробуйте освоить его постепенно, пользуясь услугами компетентного посредника — компании, осуществляющей доверительное управление финансами.

При таком подходе ваша главная задача — найти надёжную фирму. Ищите отзывы и статистические данные о работе организации на протяжении последних лет.  Уточняйте, имеется ли у компании действующая лицензия Банка России.

Источник: kopim-vmeste.ru
Дмитрий -> Сохраняем и приумножаем сбережения
22.11 14:30
Что происходит с финансовыми пирамидами и как туда не попасть?
После признания финансовой пирамидой сайта «Кэшбери» тема финансовых пирамид стала популярна практически впервые после МММ-2013. Несмотря на обещания Артура Варданяна, называющего себя руководителем «Кэшбери», возобновить выплаты в ноябре, аналитики сомневаются, что сервис продолжит деятельность. Мы поговорили с экспертами о том, какие финансовые мошенники сейчас активизировались, как не угодить в пирамиду и есть ли шансы вернуть деньги?

Сегодняшние финансовые пирамиды изменили форму: они маскируются под браузерные игры (Goldenbirds), социальные проекты, а иногда и вовсе прямо называют себя пирамидами. С появлением криптовалют пирамиды стали появляться и на основе биткоинов. Статистика по финансовым пирамидам последних лет противоречива: с одной стороны, в 2015 г. в России выявлено 200 таких организаций, в 2016 г. — 180, а в 2017 — 137. Количество пирамид и объем ущерба от их работы уменьшаются, но за первый квартал 2018 г. выявлено 45 организаций, имеющих признаки финансовой пирамиды, что на 50 % больше, чем в аналогичном периоде 2017-го.

Словарик

Хайп-проект — от англ. HYIP — High Yield Investment Program. Мошеннический проект, похожий на инвестиционный фонд с высокой доходностью.  

Какие виды финансовых пирамид популярны сегодня?

Наиболее актуальны сегодня так называемые хайп-проекты. От классических финансовых пирамид они отличаются тем, что могут не выплачивать никаких денег вкладчикам на любом этапе жизненного цикла проекта.

«Секретность — это одна из отличительных черт финансовых пирамид, администраторы не рассказывают о целях своей работы и особенностях проекта. Им в большинстве случаев просто нечего рассказывать», — пишет автор одного из блогов, посвященных хайп-проектам.

Дополнительную путаницу для доверчивого пользователя создает то, что авторы хайпов часто оперируют лексикой из легальной банковской и финансовой сферы: например, называют суммы, вносимые пользователями в хайп-проекты, вкладами. В сети можно найти множество видеообзоров этих проектов, создатели которых называют себя аналитиками, вкладчиков — инвесторами и дают советы относительно того, как не оказаться в ловушке финансового фонда.

«Участвуя в хайп-проекте, 99 % людей понимают риски мошенничества. Для них это скорее азарт, возможность поймать удачу», — говорит управляющий Федерального Фонда по защите прав вкладчиков и акционеров Марат Сафиулин. Еще одна популярная форма мошенничества — кредитные потребительские кооперативы, которые являются легальной формой финансовой деятельности, однако за ними может стоять финансовая пирамида.

По мнению экспертов, опасность «легальных» пирамид, на которые «клюют» совершенно не склонные к риску люди, выше, так как они затрагивают более уязвимую аудиторию.

Хайп-проект отличается небольшим сроком жизни, относительно маленькими суммами вкладов, короткими сроками, чаще всего даже не пытается маскироваться под законную организацию и ориентирован на интернет-аудиторию. Мошеннический кредитный кооператив — это более длительные сроки, он ориентирован на более возрастную аудиторию и часто пытается выдать проект за законный. Однако, как говорит эксперт, наличие компании в реестре ЦБ — это еще не гарантия того, что она ведет законную деятельность. Возможно, ее нарушения еще не успели выявить.

«Микрофинансовая компания и КПК зарабатывают на выдаче займов. И если они рекламируют только «выгодные сбережения», это может быть косвенным признаком недобросовестности, и тогда стоит задуматься. Иногда это может являться признаком серьезных финансовых проблем в компании. В этом случае так могут поступать и вполне добросовестные компании», — поясняет Марат Сафиулин.

Информационная война в соцсетях

По словам Марата Сафиулина, информация о том, что «Кэшбери» — это финансовая пирамида, появилась задолго до того, как ЦБ РФ признал компанию таковой. Так, в начале августа на канале «Россия 1» вышел фильм «Пирамида», в котором показали, как корреспонденты пытаются найти отсутствующие в реальности офисы компании в Лондоне и делают вывод, что компания ведет незаконную финансовую деятельность. Почему же эта информация не отпугнула вкладчиков от «Кэшбери»? Существованию финансовых пирамид помогает не только их экономическая модель, но и маркетинг, а также освещение деятельности в социальных сетях.

Например, один из отличительных признаков «Кэшбери» — это множество постов в соцсетях с положительными отзывами о работе компании — «глубоко эшелонированное использование соцсетей». «Люди, которые вовлекались в «Кэшбери» с помощью соцсетей, не являются читателями информационных агентств, и привлекались они с помощью двух социальных сетей: «ВКонтакте» и Telegram. Менеджеры «Кэшбери» должны были буквально каждые 15 минут в течение дня размещать позитивную информацию о компании, и это приводило к тому, что любая критическая информация, в том числе та, которую размещали мы от имени фонда, тонула в море восторженных и однотипных отзывов», — говорит Марат.

Пользователи, читающие Twitter или Facebook, может быть, и видели новости о признании «Кэшбери» финансовой пирамидой, но эта организация очень четко ориентировалась на свою аудиторию и за счет этого обеспечила в тех каналах, которые востребованы у этой аудитории, абсолютное информационное превосходство.

Детали

Кто находится в группе риска?

«Это пожилые люди, которые еще помнят про финансовые пирамиды 90-х и опасаются их, но с другой стороны, ведутся на предложения мошенников заработать при помощи мутной схемы на новый прибор, который вылечит их суставы, — считает Дмитрий Янин. — Также в зоне риска люди с низкими доходами: им приходится брать деньги на оплату ЖКХ, продуктов питания. Страдают в большей степени мужчины, они более рисковые, женщины все-таки осторожнее. Также сильнее подвержены риску попасть в финансовую пирамиду люди с низким образованием, с плохим знанием математики, русского языка».  

Можно ли рассчитывать на компенсацию?

В России есть организации, которые помогают пострадавшим от финансовых махинаций, одна из них — Федеральный общественно-государственный фонд по защите прав вкладчиков и акционеров. Это некоммерческая организация, призванная выплачивать компенсации вкладчикам, пострадавшим от противоправных действий нелицензированных финансовых компаний. Фонд составляет реестр компаний, ведущих неправомерную финансовую деятельность, в настоящее время их в нем уже более 500. Ознакомиться с реестром можно на сайте организации. В случае признания человека потерпевшим фонд готов обеспечить ему компенсацию в 25 тысяч рублей.

Однако получить ее удастся только в том случае, если завершены все следственные и судебные процедуры и компания закрыта. «Здесь принцип такой: сначала государство пытается взыскать деньги с компании, а если это не удается, мы выплачиваем компенсацию. В ближайшее время мы не можем оказать финансовую помощь пострадавшим от «Кэшбери», мы просим обращаться в правоохранительные органы. Во многом перспектива возврата денег зависит от того, насколько оперативно сработают правоохранители», — комментирует представитель Фонда.

Подробности

Денег ждать придется долго

В отличие от тех же хайпов, в основном рассчитанных на быстрое выведение средств (даже долгосрочные рассчитаны на срок до года, а краткосрочные хайп-проекты обещают получение денег буквально в течение считаных дней), минимальный срок депозита «Кэшбери» составлял 400 дней после внесения суммы. Во многом поэтому еще непонятно, какой реальный финансовый ущерб принесло закрытие компании. По словам Марата Сафиулина, в фонд уже поступило несколько заявок от людей, вложившихся в эту организацию. На данный момент пострадавших практически нет, потому что срок возврата «депозитов» подошел только для тех, кто вкладывался в начале 2017 года, когда «Кэшбери» была малоизвестна.  

Финансовая грамотность и финансовые пирамиды

«Финансовая грамотность — одна из самых сложных дисциплин, которая должна сформировать наши правила поведения с деньгами точно так же, как у нас есть правило мыть руки перед едой. К сожалению, спрос на финансовую грамотность у людей, которые наиболее уязвимы, низок. Они не хотят учиться, учатся только те, кто и так достаточно неплохо все знает», — констатирует «зловещий парадокс» финансовой грамотности председатель правления Международной конфедерации обществ потребителей Дмитрий Янин.

«Человек набирает в интернете «высокий пассивный доход» — и видит с десяток мошеннических фирм. Чтобы меры популяризации финансовой грамотности работали, по этому запросу должна появляться информация о мошеннических схемах на доступном этой категории населения языке: ролики, рисунки, демотиваторы, — говорит Марат Сафиулин. — Нужно информировать именно тех людей, которые склонны к попаданию в финпирамиду, и в тот момент, когда они ищут способы получения дохода».

Статистика говорит, что уровень финансовой грамотности не связан напрямую с количеством пирамид и числом участников мошеннических схем. «Например, один из самых высоких уровней финграмотности в мире — в Гонконге, но при этом там образуются самые большие финансовые пирамиды, несмотря на жесткие меры со стороны государства. Это объясняется тем, что финансовые пирамиды построены по законам психологии, а не финансового рынка. Но это не означает, что финансовая грамотность бесполезна», — говорит Марат Сафиулин.

Также важно учитывать, что сами создатели пирамид часто пользуются теми же аргументами, что и популяризаторы финансовой грамотности. «В одном из последних роликов, записанных Варданяном, он рассказывает, почему другие организации не могут давать доход больше, чем «Кэшбери», и предостерегает людей от рискованных инвестиций. По факту он использует тот же самый аргумент, что и любой преподаватель финансовой грамотности, только понимание рискованных инвестиций у него другое», — объясняет эксперт.

Комментарий психолога

Елена Мельникова
, врач-психиатр, психотерапевт, директор Центра клинической психологии и психотерапии

— Стать объектом и жертвой мошенничества может абсолютно каждый, даже самый трезвомыслящий человек. Все зависит от состояния, в котором вы находитесь. Если человек рассеян, растерян, пребывает в стрессовой ситуации, то риск попасться на мошеннические уловки повышается. Также в зоне риска люди одинокие. Они, с одной стороны, ищут человеческого контакта, нуждаются во внимании и заботе и сами готовы помогать. С другой — им не к кому обратиться за сторонним взглядом; также они склонны принять внимание, обращенное в их адрес, как искреннее, принять мнимую заботу за чистую монету. Кто еще? Больше подвержены воздействию мошенников люди тревожные и неуверенные, но также (как другой полюс) люди самоуверенные, склонные принимать решения в одиночку, ни с кем не советуясь.

Отдельная категория — подростки. Они находятся в ситуации, когда амбиций много, желаний много, физические возможности уже есть, а ментального инструмента в виде прогностических функций, жизненного опыта еще недостаточно. Родители не должны терять контроля даже тогда, когда кажется, что ребенок уже подрос. Это в том числе вопрос контакта с детьми, который нельзя утрачивать, как бы трудно ни было. Необходимо обсуждать с детьми вопросы финансовой безопасности точно так же, как мы обсуждаем с ними правила физической безопасности: нельзя перебегать дорогу перед близко идущим автомобилем, нужно тепло одеваться, чтобы не заболеть и т. д.

На чем играют мошенники?

— На обычных человеческих чувствах, как созидательных, так и на страстях, которые, как известно, довольно сильны, на желании людей помогать друг другу. Причем мошенником может оказаться даже человек, которого вы считаете довольно близким (например, не так давно у вас появились новые отношения, и ваш партнер просит помочь взять кредит, рассчитаться с долгами и пр.). В таком случае я советую не принимать быстрых решений, поговорить об этом с подругой / другом, с кем-то из родственников.

Даже если вам пишут СМС, что кто-то попал в беду и нужно срочно перевести деньги (такой обман встречается довольно часто), обязательно нужно взять время на принятие решения и обязательно спросить сторонний совет (близкие, друзья, соседи). Мошенники, как правило, настаивают на том, что решение нужно принять быстро (всегда находятся причины: остался последний товар, вопрос жизни и смерти и пр.), это дезориентирует человека. Насторожить также должно, если ваши попытки прояснить ситуацию и условия встречают негодование и обиду («Ты что мне не доверяешь?»).

Если речь идет о благотворительности, о каких-то взносах, страховках, финансовых продуктах (в том числе кредитах), то обязательно (!) нужно изучить ситуацию, попросить совета профессионала. В этом плане мне нравится просветительский проект «Ваши личные финансы»: здесь всегда доступно и понятно разъясняют многие вещи.

Это особенно актуально для людей в возрасте, чьи когнитивные функции снижены. Здесь большую роль могут сыграть их близкие. Самим пенсионерам настоятельно советую обязательно обращаться к более молодым и компетентным за советом. А молодым — не оставлять без внимания своих близких, кто уже не так мобилен, мир меняется очень быстро и успевать за ним непросто.

Именно пенсионеры часто становятся жертвами мошенников: отдают деньги, заключают договоры, теряют здоровье, когда получают информацию, что их близкие на грани смерти. Когда я работала в стационаре, у нас были такие пациенты, ставшие жертвами телефонного мошенничества, которым требовалась уже профессиональная реабилитация.

Страсть, на которой играет большинство мошенников, — жажда легкой наживы. Кто не хочет стать богатым и очень быстро? В реальной жизни так бывает очень редко. На этом построены финансовые пирамиды и другие мошеннические схемы. Люди хотят получить быструю выгоду и заключают сомнительные сделки. Здесь работает все та же схема: собрать информацию, взять время на принятие решения. Всегда должны насторожить предложенные вам особые условия: высокий процент, быстрый оборот и пр.

Мошенники — кто они?

— Образ мошенника в гротескной форме блестяще воплощен в графе Калиостро в фильме «Формула любви». Граф обещает богатство и любовь, при этом демонстрируя такое «внутреннее несчастье», что его «возлюбленная» Мария, несмотря на свои чувства к Алёше, восклицает: «Вы, граф, умный, нежный, а главное — несчастный, вы без меня пропадете». Этот образ очень хорошо иллюстрирует ситуацию мошеннической манипуляции, когда жертва думает: «Никто ему не поможет, кроме меня». Для жертвы это способ чувствовать свою исключительность, благородство и всемогущество, а для мошенника — способ добиться своей цели.

Мошенники — люди с определенным складом характера, с определенной структурой личности. Психологи, психотерапевты называют этот тип личности социопатической. Для них характерно отсутствие такого внутреннего регулятора, как совесть, слова они используют не для выражения чувств (как большинство людей), а для манипуляции и для своей выгоды. Социопата может раскусить такой же социопат, либо очень внимательный человек с высоким уровнем рефлексии, ну и люди подозрительные также могут увидеть нечто неладное.

Если человек уже попал в ситуацию мошенничества, есть разные способы реагирования. Кто-то до последнего отрицает, что стал жертвой, и не хочет признавать. Кому-то становится очень стыдно: «Я взрослый разумный человек и так глупо попался». Многие хотят просто забыть об этом, не обсуждать, не выдавать своей ошибки. И напрасно.

Обязательно нужно сообщить о фактах мошенничества, подать заявление в соответствующие инстанции. Тем, кто оказался рядом с жертвой мошенников, не нужно подогревать это чувство вины и стыда, нужно переходить к конкретным практическим действиям и обязательно сказать слова поддержки.

Источник: Ваши личные финансы
Дмитрий -> Сохраняем и приумножаем сбережения
20.11 14:44
Возраст и риск. Можно ли гарантированно получать 20% годовой доходности?
Как должны соотноситься возраст инвестора и риск-профиль его портфеля?

Классические рекомендации таковы: чем моложе инвестор, то есть чем больше у него времени на формирование капитала, тем на более высокий риск он может пойти при инвестировании. Ведь даже в случае неблагоприятного развития событий - долгосрочного снижения рынков, у него еще будет время и возможности, чтобы восстановить свой капитал и достичь поставленных финансовых целей.

Однако чем старше человек и чем ближе срок, когда он планирует отойти от дел и жить на проценты от капитала, тем меньший риск он может себе позволить. Ведь если период снижения рынков окажется длительным, времени на восстановление портфеля у такого инвестора просто не останется.

Основная цель создания капитала большинства людей, помимо покупки недвижимости и вложений в будущее детей, – это получение пассивного дохода. Каждый сам определяет желаемый уровень этого дохода исходя из текущих потребностей и будущих желаний.

При агрессивном инвестировании размер капитала может значительно снижаться, значит уменьшится и рентный доход инвестора, а, следовательно, уровень и качество его жизни.

Последствия снижения капитала могут оказаться необратимыми: с возрастом все меньше времени остается на достижение финансовой цели.

Есть известное правило: в инвестиционном портфеле доля консервативных активов должна быть равна возрасту инвестора. Все просто: сорокалетний инвестор должен не менее 40% портфеля держать в высоконадежных активах, к которым относятся государственные облигации развитых стран.

Однако не все инвесторы готовы безоговорочно принимать эту теорию.

Я и сам не сразу согласился с подобным подходом. Оказалось, непросто преодолеть понятное человеческое желание заработать быстро и много.

Стремление к высокой доходности подталкивает к более высокому инвестиционному риску. Однако первый же существенный спад на рынках, с которым сталкивается инвестор, может в корне поменять его отношение к выбору инвестиционных инструментов.

Так, кризис 2008 года наглядно показал, что такое рыночная волатильность: в тот период цены на акции отдельных компаний США снизились на 25-30%, а российских до 70%. Теряя реальные деньги, инвесторы начинают более осторожно подходить к выбору стратегии.

Тест на риск-профиль

Насколько вы готовы рисковать частью вложенных средств, чтобы получить значительно больший доход, можно узнать пройдя специальный тест.

Однако абсолютно точным такой результат назвать нельзя. Человеку очень сложно предсказать собственную реакцию в реальной ситуации. Тем более, когда речь идет о его деньгах.

Например, на вопрос: «Как вы поступите в случае падения рынка, когда ваш инвестиционный портфель потерял 30% стоимости» - не каждый может ответить объективно. Истинное отношение проявляется в ситуации, когда на принятие решений влияют негативный информационный фон, который хорошо подогревают СМИ, и собственные эмоции.

Лучше всего нас «тестирует» реальная жизнь.

Не раз сталкивался с ситуацией, когда клиенты утверждали, что спокойно перенесут просадку рынка на 30-40%, демонстрируя высокую готовность к риску. Однако даже при незначительном снижении портфеля на 5-7%, что часто происходит в рамках обычной коррекции фондовых рынков, эти же люди испытывали сильное беспокойство и просили внести изменения в состав активов.

О настоящем отношении инвестора к рыночным рискам можно узнать только на практике.

Не только возраст

К формированию инвестиционного портфеля нужно подходить индивидуально, принимая во внимание не только возраст, но и другие важные факторы: цели вложений, горизонт инвестирования, то есть время до достижения важных целей, а также индивидуальные жизненные обстоятельства человека.

Важно также, чтобы финансовый консультант четко объяснял своим клиентам, какие риски они берут на себя, выбирая высокодоходные инструменты.

Приведу примерные подходы к формированию портфелей различного рыночного риска.

Портфель инвестора

Консервативный – абсолютно надежный.

Цель инвестора: сохранить капитал, получать гарантированный пассивный доход.

Состав: только высоконадежные инструменты.

Пример: государственные облигации США, корпоративные облигации с рейтингом не ниже А.

Среднегодовая доходность: 2-2,5%*.

Желание повысить доходность такого портфеля естественно, поэтому инвестор должен добавлять инструменты, повышающие волатильность (изменчивость).

Умеренный - дополнен умеренными и агрессивными инструментами.

Цель инвестора: рост капитала при умеренном рыночном риске.

Пример: фонды акций крупных компаний развитых и развивающихся стран, корпоративные облигации с рейтингом В-ВВВ.

Среднегодовая доходность: 6-7%*.

Риск такого портфеля заключается в первую очередь в увеличении его волатильности (изменчивости), которая в среднем может достигать 15%.
Инвестор должен быть готов к тому, что стоимость его портфеля будет изменяться волнообразно, повторяя динамику мировых фондовых рынков.

Достоверно спрогнозировать рыночную динамику невозможно, как и предугадать – когда «выстрелит» тот или иной инструмент.

За таким портфелем нужно наблюдать, периодически проводя его ребалансировку, то есть приводить соотношение активов к первоначально запланированному. Это необходимо, чтобы защитить инвестора от риска, к которому он не был готов изначально.

Агрессивный – более 30% агрессивных инструментов

Цель: долгосрочный рост портфеля при высокой рыночной волатильности.

Пример: фонды акций малых и средних компаний развитых стран, фонды акций компаний развивающихся стран, корпоративные облигации или фонды облигаций с рейтингом В и ниже, отдельные секторные фонды (например, биотехнологических или нефтегазовых компаний)

Целевая среднегодовая доходность: более 15 %*

Волатильность: от 30% и выше.

Присутствует вероятность потери части капитала при неблагоприятном развитии событий, к которым относятся: сильное падение, или наоборот чрезмерный рост цен на сырье, изменение рыночной конъюнктуры в отношении тех или иных секторов экономики, дефолты эмитентов высокорискованных облигаций, торговые войны и т.п.

Вывод: высокой гарантированной доходности не существует. Если вам обещают 20% годовых в валюте без рисков - перед вами неграмотные продавцы финансовых услуг либо обычные мошенники.

*Доходность в долларах США.

Автор: Дмитрий Герасименко, Финансовый консультант Компании "Личный капитал"





Отключить мобильную версию