ИА ГАРАНТ

Вправе ли работодатель обязать работников своевременно представлять информацию об изменении своих персональных данных (паспортные данные, адрес регистрации, семейное положение, рождение детей, номер телефона и т.д.)? Вправе ли он применить дисциплинарную или материальную ответственность в случае несвоевременного представления информации об изменении своих персональных данных и в случае представления документов, содержащих недостоверные сведения (персональные данные)?

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:

Работодатель вправе установить в локальном нормативном акте организации порядок предоставления работниками сведений об изменении их персональных данных (паспортных данных, семейного положения, сведений о детях и адресе места жительства). Однако привлечь работников за несвоевременное сообщение работодателю об изменении их персональных данных (за предоставление документов, содержащих недостоверные сведения (персональные данные)) к дисциплинарной или к материальной ответственности работодатель не вправе.

Обоснование вывода:

Согласно ст. 3 Федерального закона от 27.07.2006 N 152-ФЗ "О персональных данных" (далее - Закон N 152-ФЗ) персональные данные - это любая информация, относящаяся к прямо или косвенно определенному или определяемому физическому лицу (субъекту персональных данных), а обработка персональных данных - любое действие (операция) или совокупность действий (операций), совершаемых с использованием средств автоматизации или без использования таких средств с персональными данными, включая сбор, запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передачу (распространение, предоставление, доступ), обезличивание, блокирование, удаление, уничтожение персональных данных.

В соответствии со ст. 57 ТК РФ в трудовом договоре указываются фамилия, имя, отчество работника и сведения о документах, удостоверяющих его личность. Обязанность указывать в нем сведения об адресах сторон договора, их семейном положении и наличии детей в законе отсутствует. Однако по усмотрению сторон трудовых отношений данные сведения могут быть внесены в трудовой договор. Сведения о паспортных данных, семейном положении и наличии детей, адресе работника (по паспорту и фактическом) указываются в личной карточке работника. Форма личной карточки работника утверждена постановлением Госкомстата России от 05.01.2004 N 1 (п.п. 9-12)*(1).

Действующее трудовое законодательство не предусматривает обязанности работника предоставлять работодателю сведения об изменении указанных данных. В то же время такая обязанность установлена, например, пенсионным законодательством: работники (застрахованные лица) обязаны предоставлять сведения работодателю и заполнять необходимые документы в случае изменения сведений, содержащихся в его индивидуальном лицевом счете (ст. 14 Федерального закона от 01.04.1996 N 27-ФЗ "Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования"). Работник (застрахованное лицо) обязан предъявить работодателю (страхователю) документы, подтверждающие сведения о новом адресе, и заполнить соответствующие формы (абзацы второй и четвертый п. 2 ст. 9, п. 2 ст. 6 указанного Закона).

В свою очередь, работодателю как налоговому агенту в случае представления документов, предусмотренных НК РФ и содержащих недостоверные сведения, грозит штраф в размере 500 рублей за каждый представленный документ, содержащий недостоверные сведения (ст. 126.1 НК РФ (вступила в силу с 01.01.2016)). Это касается, в частности, обязанности работодателя отчитываться перед налоговыми органами о доходах физических лиц и удержанном налоге по форме 2-НДФЛ и о расчете сумм налога на доходы физических лиц, исчисленных и удержанных налоговым агентом по форме 6-НДФЛ (п. 2 ст. 230 НК РФ). Указанные формы содержат персональные данные работников.
Поэтому в целях обеспечения соблюдения законов и иных нормативных правовых актов (например, в области пенсионного, налогового законодательства, а также законодательства о воинском учете, законодательства о социальном обеспечении и т.п.) работодатель может установить в локальном нормативном акте порядок обработки персональных данных работников, включающий в себя также способы сообщения работником об изменении тех сведений, которые необходимы работодателю для соблюдения законодательства, например, путем ежегодного заполнения анкет, переданных работодателем работнику, а также при обращении за выдачей документов, связанных с работой, в которых указываются соответствующие персональные данные.

Порядок должен быть разработан с учетом общих требований при обработке персональных данных работника и гарантий их защиты, установленных ст. 86 ТК РФ; работник должен быть ознакомлен с ним под роспись (п. 8 части первой ст. 86 ТК РФ).

Работодателю следует иметь в виду, что невыполнение работником обязанности о своевременном сообщении информации об изменении своих персональных данных не может повлечь для работника негативные последствия (его нельзя привлечь ни к дисциплинарной, ни к материальной ответственности), поскольку такая обязанность не вытекает из требований трудового законодательства. Законодатель установил для работника только право требования об исключении или исправлении неверных или неполных персональных данных (часть первая ст. 89 ТК РФ), а обязанность по предоставлению актуальных данных на работника законом не возложена.

Нельзя привлечь работника к дисциплинарной или материальной ответственности и в случае предоставления им документов, содержащих недостоверные сведения (персональные данные). Норма п. 11 части первой ст. 81 ТК РФ (о праве работодателя расторгнуть трудовой договор в связи с представлением работником подложных документов) в подобных случаях применима быть не может, поскольку трудовой договор уже заключен, а новые документы (пусть даже с недостоверными сведениями) никак не могут повлиять на решение работодателя о заключении трудового договора*(2).

Поэтому мы полагаем, что установление порядка обработки персональных данных работников в локальном нормативном акте само по себе не решит проблему своевременного изменения работодателем сведений о персональных данных, содержащихся в документах, используемых в деятельности организации, поскольку для работников установление соответствующей обязанности, по сути, будет являться установлением способа реализации ими своего права требования к работодателю об изменении неактуальных данных. Но такой документ, по нашему мнению, может помочь работодателю избежать претензии к нему со стороны работников или контролирующих органов при возникновении тех или иных негативных последствий использования неактуальных сведений при заполнении документов в целях представления их в различные государственные органы.

В то же время необходимо отметить, что несоответствие реальных персональных данных о работнике и данных в кадровых документах может повлечь проблемы для самого работника (например при подтверждении страхового стажа для начисления трудовой пенсии). Своевременное внесение указанных изменений - в интересах самого работника.

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Земцов Евгений

Контроль качества ответа:
Рецензент службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Кудряшов Максим

16 марта 2016 г.

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг.

*(1) С 1 января 2013 года на основании ч. 4 ст. 9 Федерального закона от 06.12.2011 N 402-ФЗ "О бухгалтерском учете" унифицированные формы не являются обязательными для использования в коммерческих организациях (письма Роструда от 23.01.2013 N ПГ/409-6-1, от 23.01.2013 N ПГ/10659-6-1, от 14.02.2013 N ПГ/1487-6-1, письмо Минтруда России от 14.05.2013 N 14-1/3030785-2617). Эти организации вправе как пользоваться формами первичных учетных документов, разработанными ими самостоятельно, так и продолжать использовать унифицированные формы.

*(2) Как указывают судебные органы, увольнение по п. 11 части первой ст. 81 ТК РФ законно, если подложные документы повлияли на решение работодателя о заключении трудового договора (смотрите, например, апелляционное определение СК по гражданским делам Суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 18.02.2014 N 33-629, апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 26.12.2013 N 33-2711/2013, апелляционное определение СК по гражданским делам Кемеровского областного суда от
12.03.2013 N 33-2026, решение Борского городского суда Нижегородской области от 26.04.2013 N 2-527/2013).