Вячеслав Козлов

Журнал "Расчет" № 4/2009

«Понятие профсоюза в России дискредитировано», — сетуют профсоюзные лидеры. «В нынешнем виде профсоюзы людям не нужны», — утверждают социологи. Однако кризис может вывести из тупика движение трудящихся. Массовые увольнения заставили даже самых неактивных россиян сплотиться — в России появляются трудовые организации «белых воротничков».

В конце прошлого года на рынке труда стали происходить перемены. Кризис заставил паниковать не только рядовых офис-менеджеров, но и их начальников, которые, обнаружив недостаток средств, принялись увольнять своих сотрудников. Паника и желание перестраховаться вынуждала руководителей идти на жесткие меры: заставлять сотрудников подписывать увольнение по собственному желанию и оставлять в неведении работников о том, кому и куда продается их близкая к банкротству компания. Естественно, в такой ситуации нашлись те, кто захотел действовать по закону — увольняться по ТК, требуя приказа о сокращении. Подобные случаи не единичны. Именно с них начинается история корпоративных профсоюзов в России.

Власть поможет

В декабре 2008 г. в компании «B2B Media» появилась первичная профсоюзная организация (ППО), состоящая из людей, не желающих увольняться, пока им не выплатят зарплату. Очередное руководство компании (за один только год их сменилось несколько), как и многие другие по всей России, не желая тратиться на законное увольнение своих сотрудников, попросило их написать заявление «по собственному желанию». Полюбовное расхождение с руководством сулило новоиспеченным профсоюзным активистам выплату заработанной платы — на протяжении года ее задерживали несколько раз. За это время «подвешенные в воздухе» сотрудники «В2В Media» в дружном порыве успели вступить в созданное «Единой Россией» общественное объединение «ВМЕСТЕ», призванное защищать «белых воротничков» — социальную группу, не попавшую во внимание государственных и независимых профсоюзов.

Стоит отметить, что партийные функционеры оказали действительную помощь неопытным активистам. Депутаты Исаев и Мединский в результате своих активных действий (обращения в прокуратуру, трудовую инспекцию и использование административного ресурса) по защите трудовых прав сотрудников «B2B Media» вынудили руководство опальной компании вернуть коллективу все долги по зарплате.

Власть помогает обществу решать насущные проблемы, — говорят наблюдатели, симпатизирующие проекту «ВМЕСТЕ». А на страничке депутата Госдумы Мединского после слов профлидера Верейкина следует лозунговое моралите единоросса: «Не надо пытаться бороться с подобными ситуациями в одиночку — сражаться с ветряными мельницами, тем более если это настоящие монстры. Надо объединяться, надо создавать на своих предприятиях профессиональные союзы, обращайтесь в “Единую Россию”. Мы хотим, чтобы подобные истории были показательными, мы “белых воротничков” будем поддерживать».

Правда, насколько хватит активистского запала единороссам, пока непонятно. Главный инспектор труда «СОЦПРОФ» Сергей Храмов считает возможности «ВМЕСТЕ» ограниченными, а решения судов — закономерными. «Если в московский районный суд приходят три депутата Госдумы, то, естественно, судья принимает решение в пользу даже не профсоюза, а его работника быстро и оперативно. У ас ограниченное число депутатов и, боюсь, что их не хватит на все суды».

По мнению независимых политологов и представителей профсоюзов, организовав проект «ВМЕСТЕ», функционеры «Единой России» преследовали две цели: локализовать возможные социальные волнения среди «белых воротничков» (по типу движения «Наши», которых создали для предотвращения «оранжевой чумы») и использовать богатые ресурсы партии.

- Мне кажется, создание «ВМЕСТЕ» — попытка хоть чем-то занять функционеров Единой России, — считает Борис Кагарлицкий, директор Института глобализации и социальных движений. — Люди получают зарплату и за нее они что-то должны делать. «ВМЕСТЕ» нельзя назвать профсоюзом, потому что профсоюза из уволенных не бывает.

По мнению эксперта, если бы «Единая Россия» хотела действительно защитить трудовые права «белых воротничков», оказавшихся сегодня на улице, она должна была делать это раньше, чтобы трудовая организация окрепла в период экономического подъема.

- Это объединение не вписывается в пусть и весьма странный, ныне действующий Трудовой кодекс, — рассказывает Сергей Храмов. — Там работодатель не получает обязанностей по отношению к профсоюзу и к его членам. Поэтому он имеет значение как место для деклараций, но защитить работника этот профсоюз не может в силу закона.

С тем, что «ВМЕСТЕ» — не профсоюз, согласен и Александр Шершуков, главный редактор газеты «Солидарность», печатного органа Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР). Он считает, что людей в рамках «ВМЕСТЕ» объединяет лишь цвет их воротничка и принадлежность к определенному социальному слою.

- Эту организацию нельзя назвать профсоюзом — это структура работает не на уровне одной компании, а на уровне определенного социального слоя, но сама по себе идея правильная, — рассказывает Шершуков. — Можно спорить о том, должна ли какая-либо партия участвовать в создании профорганизации, но то, что люди, не охваченные структурой, защищающей их трудовые интересы, оказались в проигрыше — это действительно так.

Между тем недавно в прессе появилась информация о том, что «Единая Россия» замораживает свой проект якобы из-за того, что существование «ВМЕСТЕ» противоречит политике главы ФНПР Михаила Шмакова. Поговаривали даже, что в будущем «ВМЕСТЕ» могут оказаться в составе ФНПР. Впрочем, от того, что проект «интересен», не отказывается и Александр Шершуков, который считает, что будущее членство «ВМЕСТЕ» в ФНПР — «логично».

Сегодня на просьбу позвать господина Верейкина и его коллег к телефону в компании «B2B Media» недоуменно отвечают, что эти люди уже давно там не работают, и что компания вообще закрывается. Однако начало положено — корпоративные профсоюзы существуют, имея хорошие шансы на выживание и рост.

Франция бастует

Во Франции состоялись более 200 маршей протеста. По оценке полиции, в них приняли участие 1,2 млн. человек; профсоюзы оценивают число манифестантов в 2,6 млн. Бастовали бюджетники, транспортники, работники сферы обслуживания. Не вышли на работу около трети французских учителей. Французы не видят от правительства поддержки. Они требуют повышения минимального размера оплаты труда, прекращения увольнений в госсекторе, изменения налоговой системы.

Кого выбрать?

По закону, первичная профсоюзная организация должна входить в отраслевой профсоюз, который, в свою очередь, действует в рамках федеральной профсоюзной организации. Что выбрать? — вопрос, который неминуемо встанет перед профкомом небольшой «первички».

В составе ведущих профобъединений страны уже существуют отраслевые профсоюзы в тех сферах бизнеса, где концентрация «белых воротничков» традиционно высока — банковское, инвестиционное или страховое дело. Существуют также профсоюзы работников СМИ. Тем не менее, число претензий к ведущим профорганизациям не уменьшается — их авторитет в глазах россиян падает с каждым годом.

Так, в январе Исследовательский центр портала Superjob.ru провел опрос, чтобы выяснить, как россияне относятся к деятельности отечественных профсоюзов. Из почти 2-х тысяч (1800) респондентов по всей стране положительно деятельность российских профсоюзов оценили лишь 22% опрошенных. Полностью одобряют то, что делают отечественные профорганизации и того меньше — всего 5% россиян. В свою очередь, 17% участвующих в опросе считают, что в последнее время российские профобъединения стали намного «сильнее и влиятельнее». При этом комментарии людей, ратующих «за профсоюз», не проясняют ситуацию, а, скорее, доказывают острую нехватку информации о том, чем занимаются современные трудовые организации. «Во время учебы в университете я состояла в студенческом профсоюзе, в котором было около 30 000 участников. Это действительно сильная организация, способная решить многие вопросы»; «Я помню еще советские профсоюзы, простому люду это точно помогало!» — отмечают респонденты Superjob.ru. Отрицательно деятельность российских профсоюзов оценивает 35% респондентов. Они считают, что сегодняшние профсоюзы «насквозь карманные», «слабо себя проявляют и вряд ли нужны». И, наконец, 43% опрошенных совсем ничего не знают о том, как происходит защита трудовых прав в России.

Также в рамках исследования респондентам задавали следующие вопросы: как они оценивают общее состояние профсоюзного движения в стране (40% — «негативно») и нужны ли, по их мнению, вообще профсоюзы (64% — «за»). Итоги опроса позволяют утверждать, что россиянам все-таки требуется защита их трудовых прав, но важно, чтобы организации, которые занимаются этим, провели ребрендинг — иначе о них просто никто не узнает.

«Профсоюзы нужны, но не такие»

Итоги опроса, проведенного Исследовательским центром портала Superjob.ru и посвященного вопросу об отношении россиян к профсоюзам, для лидеров профорганизаций оказались неутешительными.

I. Как Вы оцениваете деятельность российских профессиональных организаций и объединений?
Безусловно, положительно — 5%
Скорее положительно — 17%
Скорее отрицательно — 22%
Безусловно, отрицательно — 13%
Ничего не знаю о деятельности профсоюзов в России — 43%

II. Как Вы оцениваете общее состояние профсоюзного движения в России?
На подъеме — 3%
В кризисе — 12%
В упадке — 40%
Ничего не знаю о деятельности профсоюзов в России — 45%

III. Как Вы считаете, нужны ли современному российскому обществу профсоюзы?
Да — 64%
Нет — 12%
Затрудняюсь ответить — 24%

Естественный отбор

Существует 2 типа профсоюзов: традиционные, которые входят в ФНПР, и независимые. Принято считать, что первые — многочисленны и неповоротливы, а вторые — малочисленны и слабы. Основную долю критики, приходящейся на профсоюзное сообщество, по традиции принимает на себя ФНПР — на сегодня в ней состоит 28 млн. человек, она объединяет 350 000 профорганизаций различных уровней, в частности, 47 отраслевых союзов. В ее адрес со всех сторон сыпятся обвинения в монополизме и дискредитации профсоюзного движения страны.

- У них [ФНПР] очень большая деятельность в плане лоббирования экономических структур, — рассказывает Сергей Храмов. — Они здорово осваивают деньги из госбюджета. Их активная работа ведется в одном или двух десятков предприятий — это меньше чем у нас. В целом же организация не отвечает требованиям, которые предъявляются к профсоюзу. Как правило, органы, входящие в ФНПР, выполняют функцию социального отдела предприятия: раздают футбольные мячики, путевки в санаторий, а отстаиванием прав работника перед работодателем занимаются свободные профсоюзы.

Представители ФНПР, как оказалось, также имеют претензии к «СОЦПРОФу».

- Есть структуры, которые профсоюзными организациями не являются — это «СОЦПРОФ», — считает Александр Шершуков. — Не знаю как сейчас, но до недавнего времени в «СОЦПРОФе» отсутствовал институт членских взносов, что само по себе удивительно. Возникает вопрос: на какие деньги существует организация? «СОЦПРОФ» — это эксплуатация профсоюза как организационной формы, созданная для удовлетворения своих интересов.

- «СОЦПРОФ» лишь по закону профсоюз. На деле это бизнес в сфере трудовых отношений, — объясняет Борис Кагарлицкий. — ФНПР, как ни странно, профсоюз, но в той форме, которая была распространена в тоталитарных странах: Италии Муссолини, гитлеровской Германии и СССР. Схема управления таких организаций отводит им роль специального ведомства, занимающегося проблемами трудящихся, — как на уровне государства, так и на уровне профсоюзов на предприятиях. Не являясь инструментом защиты классовых интересов, они выполняют функции сбора информации, охраны труда и организации отдыха. Своего рода ведомство по решению соцвопросов. С этой точки зрения оно хорошо выполняют свою работу.

К числу так называемых свободных профсоюзов принадлежат также ВКТ (Всероссийская конфедерация труда) и КТР (Конфедерация труда России). Они больше напоминают европейские профсоюзы. Правда, похвастаться таким же общественно-политическим влиянием они не могут. ВКТ усилилась в свое время за счет того, что ее ячейки возникли в эпоху экономического подъема. Это сделало ее более сильной и богатой. Но в целом новые профсоюзы пока слабы и малочисленны.

К слову, со вступлением в ВКТ началась история самой успешного независимого профообъединения в России, организованного «снизу» — профсоюза «Ford» во Всеволжске.

- Мы вышли из ФНПР и машиностроителей («Профсоюз работников автомобильной и сельскохозяйственной промышленности ФНПР»), и за 2 года нами создано 11 «первичек». Через несколько месяцев их будет уже порядка 15, — рассказывает Алексей Этманов, лидер профсоюза «Ford». Зачин солидаризовавшихся автомобилистов тогда поддержали заводские служащие «Heineken» и «Coca-Cola».

Помешать проявлению активной солидарности работников может, по мнению Этманова, лишь «разобщенность и профсоюзы, являющиеся придатком администрации, дополнительной удавкой на шее трудящихся». Похоже, победу у работников «Ford» уже никто не отберет — 20 марта ими был подписан коллективный договор с правлением завода.

- Переговоры длились 5 месяцев, — рассказывает Этманов. — Как и предписано законодательством, то, что удалось согласовать, было включено в договор. Правда, еще есть моменты, требующие обсуждения в коллективе — это механизм индексации зарплаты и гарантии занятости. Мы будем настаивать на них в дальнейшем.

Единый контроль

Федерация независимых профсоюзов России решила по-новому выстраивать свои отношения с властью во время кризиса. Теперь профсоюзы будут отчитываться партии власти обо всех возможных трудовых конфликтах на предприятиях. В свою очередь, «Единая Россия» должна будет оказывать «всемерное содействия проведению переговоров между профсоюзами и работодателями» в случае возникновения подобных трений.

Тенденция и потребность

- Корпоративные профсоюзы — это естественная тенденция, — рассказывает Борис Кагарлицкий. — Во всем мире «белые воротнички» становятся социально активными, когда понимают, что они — наемные рабочие.

Распространено мнение, что именно кризис сможет вытянуть людей из социальной и политической апатии. Люди станут чувствительнее к социальным изменениям, суть которых заставит их обратиться к информации о том, как защитить свои права в случае увольнения и что делать, когда над предприятием нависла опасность банкротства. В итоге, по мнению наблюдателей, численность профсоюзов увеличится, они станут сильными, богатыми и независимыми. А если вспомнить народную мудрость о собственной шкуре, которая ближе, то и за отстаиванием собственных интересов может последовать повышение общего уровня политической культуры: люди примут демократические ценности, появятся современные профсоюзы европейского типа. Но это — идеализм.

Солидаризация трудящихся в эпоху кризиса и массовых увольнений не означает, что профсоюзы выйдут из того положения, в котором они оказались за последние несколько лет. Скорее наоборот. Кризис для профсоюзов — негативный момент. Настроения в обществе в период нестабильности изменятся, но не обязательно, что это произойдет по линии профсоюзов — скорее, они будут выражены в форме массовых протестов и стихийных социальных движений. Всему виной слабость новых профогранизаций. У них недостаточно ресурсов и авторитета для того, чтобы привести в свои ряды большие массы трудящихся.

Что же касается ФНПР, то там вопрос о наращивании членского актива не идет — по крайней мере, он не первый в повестке дня. Для них важно сохранить то, что они имеют, и способов для этого предостаточно. По словам Сергея Храмова, на некоторых предприятиях, где есть профсоюзы ФНПР, людей держат за счет выдачи льготных кредитов. «А если человек захочет уйти из профсоюза, ему предлагают расплатиться за весь кредит плюс 15%», — утверждает Храмов.

- Для профсоюзов оптимальное время — время экономического роста, — рассказывает Борис Кагарлицкий. — Что и было продемонстрировано в 2006-2007 гг., когда отечественные профорганизации набирали обороты.

Сейчас же для развития профсоюзов настали не лучшие времена. В эпоху кризиса подниматься очень трудно.

Для того, чтобы встать на ноги, профдвижению необходимо вести агрессивную борьбу и показывать позитивный результат: повышение зарплат и улучшение условий труда. Но в период массовых увольнений профсоюзам в силу объективных причин будет сложнее заниматься своей основной деятельностью. Обязательное падение уровня зарплат и закономерное ухудшение условий труда существенно ограничит сферу деятельности таких организаций.

- Развитие профсоюзов напрямую зависит от происходящих перемен в обществе, — считает Кагарлицкий. Если в стране произойдут полити-ческие и социаль-ноэкономические перемены, то и профсоюзы станут другими, и люди массово начнут в них вступать.