Л. Д. Ревуцкий, к.т.н., с.н.с.

Ниже приведены шесть не придуманных историй незабываемых личных и по телефону, а также по электронной почте, встреч с известными в среде общественных наук людьми, допустившими недостойное своему статусу поведение и заслуживающими соответствующего порицания в Суде Чести или  Высшей Комиссии по этике, если бы они существовали при Минобразнауки либо при ВАК.

Герои моих сюжетов - доктора экономических, юридических и политических наук, профессора, среди которых затесался один кандидат технических наук, доцент.

Области соприкосновения интересов участников конфликтных ситуаций: экономический анализ хозяйственной деятельности предприятий, вопросы количественной оценки человеческого потенциала отдельного работника и всех членов трудовых коллективов предприятий, определение стоимости имущественно-земельных комплексов этих объектов и отношения издательств с обратившимися к ним заказчикам их книжной продукции.

Как может выглядеть недобросовестная научная конкуренция

(Горький опыт - 1)

Есть такой отечественный журнал, который называется «Экономический анализ: теория и практика», выпускаемый Издательским Домом «Финансы и кредит».

Главным редактором этого журнала является доктор экономических наук профессор кафедры экономики и управления Нижегородского государственного лингвистического университета им. Н.А. Добролюбова Николай Петрович Любушин, а одним из двух его заместителей д.э.н. проф. Маргарита Викторовна Мельник (Финансовая академия при Правительстве Р.Ф.).

Четыре года назад я направил в этот журнал для опубликования небольшую статью «Совершенствование информационной базы для экономического анализа и контроля результатов работы предприятий», в которой предложено сравнивать фактические результаты работы предприятий не только с планом (плановым заданием) или же фактом за аналогичный прошлый период календарного времени, но и с нормами этих результатов, методы определения которых также были рассмотрены.

Несколько месяцев статья лежала в редакции без движения и мне посоветовали переговорить по этому поводу с главным редактором. Когда он, будучи иногородним, приехал в Москву, я ему позвонил. Разговор был кратким. Николай Петрович сказал, что автор ломится в открытую дверь и все, о чем он пишет давно известно. Когда я спросил у него, что известно и где об этом можно почитать, главный редактор молча повесил трубку. Н.П. Любушин устно распорядился статью не печатать, но по каким-то соображениям направил ее для ознакомления д.э.н. проф. Челдаевой Л.А. - специалисту по ценным бумагам, к теме статьи не имеющим никакого отношения. На страницах статьи появились несколько карандашных вопросов. Заключения о нецелесообразности ее опубликования не было. Как помнится, были пожелания пояснить некоторые места.

После этого статью мне возвратили. По прошествии какого-то времени я обратился к ряду членов редакционного совета этого журнала с просьбой рассмотреть эту статью на предмет возможности ее опубликования в журнале. Д.э.н. проф. Петрова В.И. добровольно ее отредактировала, д.э.н. проф. Панков В.В. дал положительный отзыв без замечаний и другой заместитель главного редактора этого журнала д.э.н. проф. Ендовицкий Д.А. прислал в целом положительный отзыв, но с замечаниями, с которыми автор в основном согласился и большая часть которых была учтена. Все эти материалы были направлены в редакцию и никакой реакции на них не было. Регулярно общаясь с М.В. Мельник, я предложил взять еще один отзыв у авторитетного д.э.н. проф. Шеремета А.Д., но Маргарита Викторовна заверила меня, что делать это нет необходимости, отзывов достаточно и статья будет в ближайшее время опубликована. Прошло еще много времени - несколько лет, а воз и ныне там.

Несколько месяцев назад я отправил в редакцию этого журнала другую статью, которая называется «Нормы производительности предприятий. Предназначение, методы расчета и область применения». Эта статья сразу же была направлена на отзыв и примерно через месяц мне был зачитан по телефону полученный отрицательный отзыв, на основании которого она была отвергнута. Судя по стилю и аргументам («все это давно известно - ничего нового») над отзывом потрудился сам Николай Петрович Любушин. В предоставлении мне отзыва в письменном виде, я получил принципиальный отказ генерального директора издательского дома, поэтому не имею возможности основательно прокомментировать его по пунктам. Однако, судя по воспринятому на слух, могу сказать, что он написан недостаточно осведомленным в рассматриваемом вопросе человеком и содержит ложные и иногда смехотворные утверждения.

Автором материалов, о которых идет речь, за более чем 40 лет научной деятельности опубликовано свыше 255 научных и производственных трудов (в настоящее время - 355), несколько десятков книг и брошюр, и ему никогда раньше, да и сейчас, не приходилось сталкиваться с таким откровенным, грубым проявлением недобросовестной научной конкуренции, недопустимой безнравственностью, неэтичностью поведения известных воспитателей студентов, аспирантов и докторантов. Без всякого стеснения продемонстрированные факты недостойного поведения: шапкозакидательство, непорядочность, тихая подковерная сапа, неуважение к коллегам по редакционному совету и автору, умышленное искажение действительности - со стороны главного редактора; двойные стандарты, преднамеренный ввод в заблуждение обнадеживающими обещаниями и заверениями, то же неуважение к коллегам по журналу и к автору - на совести заместителя (по человечески её можно понять: в журнале она не главная, приходиться подчиняться).

Возникает закономерный вопрос: зачем этим успешным в работе людям понадобилось так некрасиво поступать? Н.П. Любушин и М.В. Мельник являются авторами известных многократно издаваемых и переиздаваемых учебников и учебных пособий по экономическому анализу показателей работы предприятий для ВУЗов и техникумов, в которых из года в год при анализе результатов хозяйственной деятельности бизнес-единиц рекомендуется сравнивать факт с планом или отчетный факт с отчетным фактом аналогичного прошлого периода. Упомянутые публикации практически ежегодно приносят им весомый материальный и моральный доход.

Зачем позволять кому-то предлагать студентам, специалистам и просто читателям руководимого журнала что-то свежее, новое, продуктивное, ведь для этого нужно самим разобраться в вопросах целесообразности его освоения и внедрения в практику экономического анализа деятельности предприятий и его преподавания, в учебную литературу, а затрачивать какое-то время на такую работу жалко, да и желания нет? Сидя у руля, проще принять и проводить политику замалчивания новых представлений. Здесь просматривается явная материальная и нравственная корысть. Других объяснений происходящему найти не удается. По-видимому, их просто не существует.

Безусловно, авторитетные экономисты могут не соглашаться с научными взглядами одного из своих рядовых коллег, считая их ошибочными, что вполне возможно, но требует убедительных доказательств. В данном случае автор был бы глубоко благодарен человеку, который взял бы на себя такой труд. Препятствовать выходу в свет даже спорных материалов, втихую, чужими руками - силами вверенной тебе редакции, лишать авторов аудитории, наиболее заинтересованных в их работе читателей, по крайней мере безнравственно (а в корыстных целях - преступно). Тем более, что в журнале существует формат открытой дискуссии и никто никому не должен мешать высказать свою позицию по тому или иному вопросу.

Когда мне было отказано в предоставлении отзыва на мою последнюю статью, я обратился в Правовое управление Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям с просьбой разъяснить права автора и Издательского дома, касающиеся рассматриваемого отказа. Правовое управление подтвердило полное бесправие автора перед издательствами в связи с имеющимися пробелами в действующем законодательстве. Сегодня жаловаться на недостойное поведение издательства и его редакторов некому. Раньше, при советской власти можно было обратиться в соответствующий райком партии. Сейчас торжествует непобедимая деспотия главного редактора издания и поддерживающего его генерального директора издательства. Если издательство своевременно не освобождается от недобросовестного или откровенно слабого главного редактора, то оно автоматически встает на его защиту, прикрывает его, независимо от того, прав он или не прав, компетентен или же не компетентен, ставя под угрозу свою профессиональную репутацию, позволяя редактору в своих личных, в нашем случае корыстных, целях манипулировать информацией, доносимой до читателя.

В завершение темы следует отметить незавидную роль соучастницы в неблаговидном деле упорного препятствования публикации упомянутых статей автора в этом журнале по воле указанных выше лиц, которую добровольно, не деликатно для человека такого ранга, взяла на себя генеральный директор издательского дома к.э.н. Вера Алексеевна Горохова, что не делает ей чести.

Рассказанная выше история стала возможной только потому, что ее герои с самого начала и до конца осознавали полную безнаказанность, безаппеляционность своего недостойного поведения в отношении авторского контингента, допустимость неуважительного отношения к коллегам по редакционному совету. Очевидно, что такого быть не должно. Что-то нужно делать: прорехи в существующем законодательстве по вопросам печати должны быть залатаны.

Комиссия по этике для научных работников и представителей профессорско-преподавательского состава ВУЗов, средних учебных заведений и школ так и просится в структуру Минобрнадзора.

20 ноября 2007 г.

P. S. К настоящему времени первая из упомянутых статей в разных вариантах с разной степенью полноты опубликована в журналах «Экономика и коммерция», «Консультант директора», «Аудит и финансовый анализ» (в списке ВАК) и «Менеджмент сегодня». К сожалению, эти журналы малотиражны, и аудитории их читателей не специализированы по вопросам экономического анализа, поэтому публикация этой статьи прошла в более тиражном журнале - «Аудиторские ведомости». Как правило, перед опубликованием статья проходила соответствующее рецензирование.

Путь к читателю второй статьи начинается с журналов «Аудит и финансовый анализ», № 5, 2007 после соответствующей рецензии д.э.н. проф., академика РАЕН Котилко В.В. (ГНИУ «Совет по развитию производительных сил»), а также «Московский оценщик», № 5 (48), 2007. В первом журнале статья вышла с купюрой текста о имеющем место факте недобросовестной научной конкуренции в отношении первой статьи (по просьбе редакции журнала этот текст был удален); во втором журнале статья вышла в первоначальном виде - без купюры.


Опубликовано на Audit-it.ru: 15 февраля 2012 г.

 

Какими бывают сегодня журналы списка ВАК

Мой горький опыт общения с журналом «Труд и социальные отношения»

(Горький опыт - 2)

Год с небольшим назад я направил в редакцию этого журнала две своих парных статьи «Человеческий капитал предприятий: понятие и методы определения» и «Человеческий потенциал отдельного работника и трудового коллектива предприятия» с просьбой опубликовать. Вскоре получил письмо от ответственного секретаря этого журнала М.А. Павлова, в котором сообщалось, что тематика статей полностью подходит профилю журнала и они могут быть опубликованы, но за установленную плату (насколько помню - 2000 руб. за набранную на компьютере страницу А4). Я ответил, что как автор в то время 330 статей никогда за них не платил и платить не собираюсь, тем более, что некоторые журналы «Менеджмент в России и за рубежом», «Менеджмент сегодня» и «Аудиторские ведомости» какой-никакой гонорар мне выплачивают. На этом переписка в тот раз закончилась.

Однажды, где-то я прочитал, что ВАК требует, чтобы статьи соискателей учёных степеней, печатались в журналах его списка бесплатно.

Вооружившись этой информацией, повторно направляю в журнал «ТиСО» первую из указанных выше парных статей с просьбой опубликовать её бесплатно как для потенциального соискателя-докторанта. Сразу же получаю просьбу привести её в полное соответствие требованиям журнала, что делаю, и она проходит регистрацию. Через некоторое время приходит отрицательная рецензия члена редакционной коллегии журнала д.э.н., проф. Рудык Э.Н., с замечаниями которой я принципиально не согласился, и направил положительную рецензию на эту статью зав. Кафедрой экономики и управления народным хозяйством Московской гуманитарно-технической академии д.э.н., проф. Керимова В.Э. (он же является профессором Московского финансового университета). После некоторых раздумий и расширения списка использованной литературы по предложению редакции статья была опубликована (ТиСО, № 3, 2011 г.).

После этого, я обращаюсь к редакции с просьбой бесплатно опубликовать ещё одну, парную к первой, статью, и обещаю ничего больше у журнала не просить. И тут начинается невообразимое. Получаю сразу две отрицательных рецензии. Одна, от проф. Рофе А.И., достаточно подробная, а вторая от заслуженного деятеля науки РСФСР, члена редколлегии этого журнала проф. Попова Ю.Н. - короткая, формальная и, на мой взгляд, неподобающая профессору такого ранга.

Конструктивные замечания проф. Рофе А.И. я учитываю, против ошибочных обоснованно возражаю, а рецензия Попова Ю.Н. замечаний не содержит и отвечать на неё я не стал. Одновременно направляю в редакцию положительную рецензию на эту статью главного научного сотрудника СОПС РАН и Минэкономразвития д.э.н., проф., академика РАЕН Котилко В.В. и получаю ответ, в котором указывается, что редакция не принимает во внимание рецензии со стороны, рассматриваются только рецензии внутренних рецензентов редакции. Рецензенты со стороны, якобы, могут не отличаться научной порядочностью. Короче, в публикации этой статьи мне решительно отказывают.

Чтобы предотвратить назревающий конфликт интересов, обращаюсь к главному редактору журнала проф. Крестьянинову А.Н. с просьбой ещё раз проверить обоснованность отказа от публикации моей статьи и через некоторое время получаю повторную рецензию проф. Рофе А.И., в которой основные замечания его первой рецензии, которые я с благодарностью учёл, названы чисто техническими, редакционными. По сомнительным, отвергнутым мной замечаниям ответ практически отсутствует (к сожалению, рецензент не владеет знанием рассматриваемого предмета и не желает им овладеть), и повторяется рекомендация статью не публиковать. В личной переписке со мной проф. Рофе А.И., наоборот, рекомендовал мне этот материал публиковать.

По случаю узнаю, что при платных статьях (в том числе и для соискателей учёных степеней) гонорары авторам не выплачиваются, но рецензии собственным рецензентам оплачиваются обязательно. С таким порядком встречаюсь первый раз, и это в журнале списка ВАК, открыто нарушающем одно из основных требований Комиссии.

Считая отказ публиковать мою статью не обоснованным, не справедливым, и учитывая недопустимость порядков, сложившихся в редакции, я вынужден вступить в ряды борцов за справедливость, поделившись с общественностью горьким опытом, который я приобрёл в результате общения с редакцией упомянутого выше журнала.

-- «» --

Окончательный вариант статьи, о которой идёт речь, привожу ниже, рецензии и ответы на них, переписку по этой статье прилагаю также.

Л. Д. Ревуцкий, к.т.н., с.н.с. , МГТА

Человеческий потенциал отдельного работника и трудового коллектива предприятия

Судя по известным публикациям на эту тему, по энциклопедиям и по имеющимся экономическим и социологическим словарям, понятие «человеческий потенциал» находится в стадии становления. Многословные рассуждения о концепции человеческого потенциала (ЧП) при отсутствии определения этого понятия, особые мнения о нём разных авторов, затрагивающих этот вопрос, встречающаяся подмена понятия ЧП понятием человеческого капитала (ЧК) не создают чёткого представления о том, что такое ЧП и для чего этот показатель нужен.

Самые краткие определения этого понятия, имеющиеся в интернете, выглядят следующим образом:

- человеческий потенциал - совокупность физических и духовных сил человека, которые могут быть использованы в интересах самого человека, общества и государства;

- человеческий потенциал - совокупность основополагающих прав, способностей и возможностей индивида, уровень развития и реализации которых повышает (или снижает) продуктивность жизнедеятельности общества;

- человеческий потенциал - совокупность физических и интеллектуальных возможностей отдельной личности, которые могут быть приведены в действие и использованы для решения определённых задач и достижения поставленных целей.

Нетрудно заметить, что все приведенные выше определения похожи друг на друга, являются чисто качественными характеристиками сути ЧП, не позволяющими перейти к разработке и практическому применению объективных количественных (числовых) оценок величины этого показателя (или системы показателей) для соответствующих теоретических исследований, обобщений и практического применения, в частности, для сравнительного анализа и контроля тех или иных возможностей разных работников и трудовых коллективов предприятий с целью повышения качества, результативности и эффективности их работы.

Под количественной оценкой ЧП отдельного работника или трудового коллектива предприятия автор понимает значение соответствующего потенциального человеческого капитала этого экономического объекта. Ещё в 1997 г. автор данной статьи номинальное значение потенциальной производственной мощности предприятия и соответствующее ей значение добавленной стоимости назвал его производственным и экономическим потенциалами (ПП и ЭП), и это не вызвало отторжения у специалистов. Таким образом, понятие и термин ЧП предприятия аналогичны появившимся ранее понятиям и терминам его ПП и ЭП.

Показатели ЧП идеально подходят для баз сопоставления (сравнения) отчётных фактических показателей работы предприятия с их нормативными значениями при диагностике (анализе) текущего состояния производственного, экономического и социального здоровья хозяйственного объекта. В настоящее время роль таких баз выполняют недостаточно рациональные, менее подходящие для этих целей соответствующие плановые значения либо фактические значения этих показателей за аналогичный прошлый период календарного времени. На основании показателей ЧП могут быть разработаны прогрессивные системы материального и морального поощрения (либо наказания) работников предприятия за достигнутые результаты их трудовой деятельности.

При разработке стратегии и тактики сохранения и развития конкретных предприятий, принятии высокоэффективных управленческих решений на каждом из них, игнорировать, не учитывать эти показатели по крайней мере неблагоразумно и экономически небезопасно.

Ниже приведены результаты предпринятой попытки рассмотрения человеческого потенциала отдельного работника и трудового коллектива предприятия (соответственно сокращенно ЧП ОРП и ЧП ТКП) как соответствующих комплексных систем сбалансированных ключевых показателей их трудовых и производственных, производительных и социальных возможностей, поддающихся относительно корректной однозначной числовой оценке. При этом, естественно, предполагается, что показателями, имеющими сравнительно строго определяемую величину, можно управлять в целях её нормализации, оптимизации, максимизации или минимизации.

В некоторых моих предыдущих статьях утверждалось, что многие закономерности, свойственные человеку, машине и товару, могут быть распространены на предприятия, и никто эти утверждения до сих пор не опроверг. Отсюда логично прийти к заключению, что отдельные закономерности, характерные для предприятия, пригодны для применения к его отдельным работникам и всему трудовому коллективу в целом.

Практически это означает, что ряд показателей, характеризующих народнохозяйственный потенциал предприятия, может быть уточнен или трансформирован для характеристики человеческого потенциала его отдельных работников и трудового коллектива.

Предложенная нами система показателей народнохозяйственного потенциала предприятий самым подробным образом изложена в монографических публикациях [1, 2].

На основании приведенных выше соображений ЧП ОРП и ЧП ТКП предлагается характеризовать тремя группами сбалансированных ключевых показателей трудового и/или производственного, производительного и социального значения, образующими соответствующие строгие комплексные системы этих показателей. Каждый из таких показателей привязан к определенному (обычно годовому) отчетному периоду календарного времени. Однако при необходимости легко установить часовые, сменные, декадные, месячные и другие значения их величины, например, на оставшийся период экономической активности конкретных работников предприятия (срок их дожития до пенсионного возраста).

Человеческий потенциал отдельного работника предприятия

Величина сбалансированных ключевых показателей человеческого потенциала конкретного работника предприятия в первую очередь зависит от его специальности, квалификационного разряда, вида, категорий сложности, тяжести и вредности выполняемых им работ. Кроме того, эта величина зависит от действующих норм продолжительности рабочего времени в неделю для разных категорий работников предприятий (работники, не имеющие прав на изменение продолжительности рабочего дня, а также учащаяся молодежь; лица, не достигшие зрелого возраста; беременные женщины, инвалиды и т.д., для которых устанавливается сокращенный рабочий день).

На величину таких показателей определённое влияние оказывает уровень технической, технологической, организационной, экономической и финансовой вооружённости, а также социальные условия производства работ и труда того или иного работника предприятия.

Ключевые трудовые и производственные показатели ЧП ОРП

Показатели этой группы, характеризующие нормы рабочего времени, трудовой и/или производственный потенциал того или иного работника предприятия, сведены в таблицу 1.

Таблица 1

Продолжительность
рабочего времени
в неделю, ч/нед.

Норма рабочего
времени на 2010г.,
ч/год (чел.-ч/г)

Норма эффективного
времени в 2010г.,
ч/год (чел.-ч/г)

Трудовой и/или
производственный
потенциал
работника предприятия,
нормо-ч/год

40

1987

1840

1580

36

1788

1650

1394

30

1490

1371

1165

24

1190

1095

930

В разные годы нормы рабочего времени могут отличаться друг от друга (простые и високосные годы; число праздничных дней, попадающих или не попадающих на выходные дни, продолжительность очередного отпуска у разных категорий работников и т.д.).

При расчете показателей третьей колонки этой таблицы среднее значение коэффициента эффективности использования рабочего времени работника предприятия принято приблизительно равным 0, 92 (для всех категорий персонала).

Для расчета показателей последней колонки таблицы 1 усреднённый коэффициент резервирования рабочего времени этого работника на устранение возможного брака и/или освоение новой продукции, новых работ и услуг, выполнение заранее не запланированных, неожиданных заданий и поручений, принят равным 0,15 при коэффициенте вооруженности его труда, равном 1,0.

На практике для каждого работника предприятия могут быть установлены индивидуальные значения упомянутых выше коэффициентов.

Таким образом, первую группу ключевых трудовых и/или производственных показателей человеческого потенциала отдельного работника предприятия представляют три показателя:

- норма рабочего времени конкретного трудящегося на предприятии человека на отчетный год, соответствующая директивно установленному производственному календарю на этот год, ч/г (чел.-ч/г);

- норма эффективного рабочего времени (времени эффективной работы) того или иного работника предприятия на тот же отчётный год, ч/г (чел.-ч/г);

- трудовой и/или производственный потенциал конкретного работника предприятия на рассматриваемый отчётный год, нормо-ч/г.

Показатели трудового потенциала устанавливают в основном для вспомогательных рабочих и категории служащих в составе промышленно-производственного персонала предприятий; производственный потенциал - для их основных производственных рабочих.

Для определения этих показателей по каждому работнику предприятия важное значение имеет обоснованный выбор величины трёх упомянутых выше коэффициентов. Обычно эти коэффициенты приведены в «Нормах технологического проектирования предприятий» того или иного назначения, в разработанной для них нормативно-технической документации, а также в специальной литературе.

Ключевые экономические показатели ЧП ОРП

В связи с тем, что отдельные работники могут относиться к разным категориям персонала предприятий - промышленно-производственный и непромышленный персонал, работники несписочного состава (по устаревшей классификации - основные и вспомогательные производственные рабочие, инженерно-технические работники, служащие, административно-управленческий и младший обслуживающий персонал и пр.) показатели производительности труда этих работников могут быть только стоимостными, т.е. измеряться в тыс. денежных единиц (д.е.).

До сих пор самыми широко применяемыми традиционными показателями годовой стоимостной продуктивности труда отдельных работников предприятия являются два показателя:

- средняя фактическая годовая производительность труда одного основного производственного рабочего предприятия, тыс. д.е./г.;

- средняя фактическая годовая производительность труда одного работника предприятия, тыс. д.е./г.

Метод расчёта этих показателей общеизвестен и останавливаться на нём нет никакого смысла.

В применении к человеческому потенциалу отдельного основного рабочего и работника предприятия исходные данные для определения величины этих показателей должны быть изменены: вместо показателя фактической годовой доходопроизводительности предприятия следует использовать показатель его нормативной (потенциальной) доходопроизводительности, а вместо показателей фактических среднегодовых численностей основных производственных рабочих и всех работников предприятия необходимо пользоваться годовыми нормативными значениями этих численностей, которые заимствуют из соответствующих таблиц, характеризующих трудоустройственный потенциал предприятия [ 1, 2 ].

Таким образом, два экономических показателя человеческого потенциала отдельного работника предприятия уже представлены:

- нормативная средняя годовая доходопроизводительность одного основного производственного рабочего предприятия, тыс. д.е./г.;

- нормативная средняя годовая доходопроизводительность одного работника предприятия, тыс. д.е./г.

Существенные недостатки этих показателей состоят в том, что они не отражают индивидуальные качества и особенности того или иного работника, а также экономическую структуру производимого им дохода.

Для того, чтобы избежать первого недостатка этих показателей, можно привязать их величину, например, к среднемесячной заработной плате рассматриваемых работников.

Возьмём простейший случай: допустим, что на микропредприятии трудятся три человека. Нормативный годовой доход этого предприятия - 3, 60 млн. руб. Среднемесячные значения заработной платы этих людей с учётом полученных премий - 30, 40 и 50 тыс. руб. Тогда человеческие потенциалы каждого из этих работников в расчёте на год трудовой деятельности по этому показателю составят соответственно 900, 1200 и 1500 тыс. руб./г.

Устранить второй недостаток этих показателей можно следующим образом: возьмём, для примера, второго работника с нормативной годовой доходопроизводительностью 1200 тыс. руб. Если трудовой потенциал этого работника - 1580 н-ч/г., тогда доходопроизводительность его в расчёте на один нормо-час работы составит 760 руб./н-ч. Полную стоимость одного нормо-часа трудовой деятельности работника целесообразно рассматривать в качестве самостоятельного информативного ключевого экономического показателя ЧП ОРП.

Предположим, что элементарный экономический анализ величины этого показателя в рассматриваемом нами случае показывает, что его экономическая структура на обследуемом предприятии характеризуется следующими соотношениями:

  • материалы со стороны - 20%;
  • добавленная стоимость (условно-чистая продукция) - 80%;
  • чистый доход (чистая продукция) в составе добавленной стоимости - 70%;
  • прибыль до вычета налогов, сборов и процентов в составе чистого дохода - 30%;
  • чистая прибыль в составе прибыли до вычета налогов, сборов и процентов - 83%.
  • С учётом приведенных выше соотношений, структурные показатели потенциальной производительности труда (производительных возможностей) рассматриваемого работника предприятия будут такими:
  • нормативная годовая добавленная стоимость (экономический потенциал) - 960 тыс. руб.;
  • нормативный годовой чистый доход (чистая продукция) - 672 тыс. руб.;
  • нормативная годовая прибыль до вычета налогов, сборов и процентов - 201,6 тыс. руб.;
  • нормативная годовая чистая прибыль - 167, 3 тыс. руб. При этом величина нормативного годового фонда заработной платы работника предприятия составит 470,4 тыс. руб., а нормативная величина амортизации и суммы нормативных общепроизводственных и общехозяйственных расходов будет 288 тыс. руб.

В конечном итоге группа экономических показателей человеческого потенциала отдельного работника предприятия состоит из двух усреднённых и пяти дифференцированных ключевых сбалансированных показателей.

В тех случаях, когда это возможно, для основных производственных рабочих предприятия целесообразно использовать ещё один показатель их человеческого потенциала: среднемесячный или среднегодовой уровень выполнения (недовыполнения или перевыполнения) установленных норм выработки, норм объёмов выполняемых работ и/или оказываемых услуг.

Следует иметь в виду, что уровень систематического перевыполнения норм выработки для конкретных основных производственных рабочих предприятия, среди которых могут встречаться весьма креативные личности, не имеют регламентированного ограничения. Как правило, при фиксации фактов превышения этого уровня большинством основных производственных рабочих предприятия, выполняющих одинаковую работу, более чем на 15,0%, действующие для них нормы выработки считают ставшими заниженными и пересматривают в сторону соответствующего увеличения.

Естественно, что руководящим кадрам подразделений предприятия не нравятся производственные рабочие, не выполняющие установленные для них нормы выработки, и они делают всё, что в их силах для того, чтобы таких рабочих было как можно меньше.

Ключевые социальные показатели ЧП ОРП

Таких показателей не очень много, но они есть. В числе этих показателей следует упомянуть 4 наиболее очевидных:

  • среднемесячная или годовая сумма оплаты труда рассматриваемого работника предприятия с премиями, доплатами и надбавками до удержания подоходного налога, тыс. д.е.;
  • та же самая сумма после удержания подоходного налога (при плоской шкале налогообложения - 13%), тыс. д.е.;
  • человеческий капитал рассматриваемого работника предприятия (метод определения этого показателя изложен в статье [ 3 ]), тыс. д.е.;
  • алогоплатёжный (налоговый) потенциал рассматриваемого работника предприятия, тыс. д.е.

-----«»-----

В заключение этого раздела статьи следует отметить желательность того, чтобы все или хотя бы основные сбалансированные ключевые показатели человеческого потенциала отдельных работников предприятия были бы как можно больше персонифицированными.

Человеческий потенциал трудового коллектива предприятия

Численные значения сбалансированных ключевых показателей ЧП ТКП, в первую очередь, зависят от проектного масштаба трудовой, производственной, экономической и социальной деятельности предприятия, т.е. от его народнохозяйственного потенциала и уровня соответствия современным достижениям научно-технического и социально-экономического прогресса.

Все вместе они характеризуют хозяйственную мощь, общенародную, государственную, а иногда и общемировую ценность и значимость рассматриваемого предприятия.

Ключевые трудовые и производственные показатели ЧП ТКП

Таких показателей немного, но они являются основополагающими характеристиками предприятия:

  • общая норма потенциального табельного рабочего времени всех категорий персонала предприятия на рассматриваемый календарный год, тыс. ч/г (тыс. чел.-ч/г);
  • общая норма потенциального эффективного рабочего времени всех категорий персонала предприятия на рассматриваемый календарный год, тыс. ч/г (тыс. чел.-ч/г);
  • общий трудопроизводительный (трудовой) потенциал предприятия в рассматриваемом календарном году, тыс. нормо-ч/г;
  • общий производственный потенциал предприятия в рассматриваемом календарном году, тыс. нормо-ч/г.
  • Помимо общего производственного потенциала предприятия, целесообразно отдельно рассматривать его структурные составляющие:
  • потенциал производства основной продукции предприятия в рассматриваемом календарном году, тыс. нормо-ч/г;
  • потенциал производства побочной продукции предприятия в рассматриваемом календарном году, тыс. нормо-ч/г.

Методы определения всех шести ключевых трудовых и производственных показателей ЧП ТКП самым подробным образом представлены в монографиях [ 1, 2 ].

Ключевые экономические показатели ЧП ТКП

Все 7 показателей производительного потенциала предприятия без исключения и корректировки [ 1, 2 ] являются ключевыми экономическими показателями ЧП ТКП, а именно:

  • потенциальная годовая товаропроизводительность предприятия в разрезе номенклатуры и ассортимента выпускаемой основной и побочной продукции, натуральные или расчетные единицы;
  • потенциальный годовой валовой объём производства готовой продукции предприятия, тыс. д.е./г.;
  • потенциальный годовой объём производства готовой товарной продукции предприятия, тыс. д.е./г.;
  • потенциальный годовой объём производства добавленной стоимости (условно-чистой продукции) - экономический потенциал предприятия, тыс. д.е./г.;
  • потенциальный годовой объём производства чистого дохода (чистой продукции) предприятия, тыс. д.е./г.;
  • потенциальная годовая прибыль предприятия до вычета налогов, сборов и процентов, тыс. д.е./г.;
  • потенциальная годовая чистая прибыль предприятия, тыс. д.е./г.

В отдельных случаях дополнительно могут быть указаны потенциальные годовые объёмы реализации товарной продукции предприятия, если они в предусмотренном порядке отличаются от соответствующих объёмов производства этой продукции.

Ключевые социальные показатели ЧП ТКП

Таких показателей всего четыре, но они весьма информативны:

  • потенциальный человеческий капитал предприятия в расчёте на один рассматриваемый (отчетный) год его работы, тыс. д.е.;
  • инвестиционный потенциал предприятия в расчёте на один отчётный год его работы при полной производственной загрузке и нормальном сбыте произведенной им продукции, тыс. д.е.;
  • налогоплатёжный (налоговый) потенциал предприятия в рассматриваемом отчётном году, тыс.д.е.;
  • природоохранный (природозащитный) потенциал предприятия в рассматриваемом отчётном году, тыс. д.е.

Метод определения величины потенциального человеческого капитала предприятия убедительно показан в уже упомянутой публикации [ 3 ]. Оценка этого показателя, в связи с разнообразием представлений о нём, не является абсолютно однозначной и корректной. На предприятии даже на одних и тех же работах трудятся люди с разным уровнем профессиональной подготовки, с разным уровнем знаний и умений, с разными навыками и сноровкой, с разным отношением к своему делу, что не может не отражаться на результативности, эффективности и качестве их работы. Работодатель по целому ряду причин такого рода факторы не учитывает, обычно используя принцип уравниловки при определении стоимости труда этих людей. Получается так, что одним работникам по их квалификации и трудовым достижениям он недоплачивает, а другим - переплачивает, т.е. востребованный (оплачиваемый) работодателем человеческий капитал отдельных работников предприятия существенно отличается от действительного человеческого капитала, которым они располагают. Такое положение не является справедливым, чревато возможным возникновением трудовых споров и конфликтов и вряд ли будет оставаться вечным. Рано или поздно работодателям придётся более вдумчиво и серьёзно заниматься дифференциацией оценок человеческого капитала для каждого нанятого ими работника с учетом упомянутых выше факторов.

Оценки ЧК ТКП и ЧК ОРП не стабильны по времени (текучесть кадров, карьерный рост или понижение в должности, повышение квалификации, переход с одного рабочего места на другое - на разные работы и т.д.). Поэтому эти оценки должны быть чётко привязаны к конкретным годовым периодам календарного времени.

Показатели человеческого капитала ТКП и ОРП могут существенно отличаться по регионам страны и различным странам мира. Сравнивать их по абсолютной величине нельзя. В таких случаях обязательно следует учитывать уровни стоимости жизни людей в сравниваемых регионах страны и в разных странах мира.

Негативное влияние на величину ЧК ТКП и ЧК ОРП оказывает объективно существующая несопряженность (несбалансированность) производительных возможностей отдельных рабочих мест и производственных подразделений любого предприятия. Систематическая производственная недозагрузка отдельных основных производственных рабочих предприятия, в том числе и по вине соответствующих участников его управленческой команды, приводит к вынужденным простоям - потерям рабочего времени производственных рабочих и, естественно, сказывается на стоимости их труда, т.е. на величине использованного человеческого капитала. Она становится ниже минимально допустимой, что зачастую приводит к соответствующим припискам объёмов не выполненных работ со стороны ближайших руководителей этих рабочих. Кстати, это обстоятельство является одной из причин наблюдаемой уравниловки в оплате труда производственных рабочих предприятий и в целом - невысокой доли заработной платы их работников в себестоимости выполняемых работ, характерной для бизнес-объектов в нашей стране, по сравнению с экономически развитыми странами мира.

Исследование влияния уровня использования потенциала производства побочной продукции предприятий на величину их человеческого капитала - одна из самых актуальных тем будущих кандидатских и докторских диссертационных работ по специальности 08.00.05.

Инвестиционный потенциал предприятия можно оценить по рекомендациям, изложенным в монографии [ 4 ].

Расчёты налогоплатёжного и природоохранного потенциалов предприятия особых методических трудностей обычно не вызывают: ставки соответствующих отчислений с установленного у него фонда заработной платы и с получаемой прибыли, ставки принятых сборов, как правило, установлены директивными органами государства. Нормы отчислений на охрану окружающей среды (атмосферный воздух, почва, водные ресурсы) разрабатываются и утверждаются непосредственно на предприятиях.

Показатели человеческого потенциала отдельных работников и всего трудового коллектива предприятий обязательно должны учитываться при разработке и обосновании управленческих решений, имеющих непосредственное отношение к кадровому обеспечению выполняемых и намечаемых задач повышения и нормализации производительности труда, качества и конкурентоспособности выпускаемой продукции, а также результативности и экономической эффективности их производственной и коммерческой деятельности.

Литература

1.     Ревуцкий Л.Д. Потенциал и стоимость предприятия. - М.: Перспектива, 1997. 128 с.

2.     Ревуцкий Л.Д. Производственная мощность, продуктивность и экономическая активность предприятия. Оценка, управленческий учёт и контроль. - М.: Перспектива, 2002. 240 с.

3.     Ревуцкий Л.Д. Человеческий капитал предприятия: количественные оценки. - М.: // «Аудиторские ведомости», № 12, 2009. С.76 - 82.

4.     Обозов С.А. Формирование инвестиционного потенциала предприятий промышленности, строительства и городского хозяйства. Монография. - Н. Новгород, издательство Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского, 1998. 285 с.

Ключевые слова: предприятие, человеческий потенциал, человеческий капитал, отдельный работник, трудовой коллектив, система сбалансированных показателей (производственные, экономические и социальные показатели), методы определения, результативность, эффективность, качество, конкурентоспособность.

Аннотация

Для оценки человеческого потенциала отдельного работника и всего трудового коллектива предприятий предлагается использовать соответствующие системы их сбалансированных ключевых производственных, экономических и социальных показателей. Указаны литературные источники, в которых обстоятельно представлены методы определения всех рекомендуемых показателей. Особое внимание уделено вопросу оценки человеческого капитала трудящихся на предприятии - одного из важнейших показателей их человеческого потенциала. Управление уровнем использования человеческого потенциала предприятия позволяет осуществлять поэтапную нормализацию результативности и эффективности его производственной и коммерческой деятельности, повышать качество и конкурентоспособность выпускаемой им продукции.

Леопольд Давыдович Ревуцкий

 

 

Академия труда и социальных отношений

Журнал «Труд и социальные отношения»

119454, Москва, ул. Лобачевского, 90.
телефон редакции: 432-33-76.

Рецензия

на статью к.т.н., с н.с. Ревуцкого Л.Д.: «Человеческий потенциал отдельного работника и трудового коллектива предприятия»

Представленная на рецензию статья представляется соответствующей социоэкономическому профилю журнала. Сама проблема оценки человеческого потенциала заслуживает внимания. Этот термин стал широко используемым, каждое новое исследование, связанное с характеристикой человеческого потенциала, можно только приветствовать. Однако изучение статьи Ревуцкого Л.Д. показывает, что работа, по существу, очень сырая, масса надуманных терминов, не имеющих необходимого обоснования, автор демонстрирует недостаточную экономическую подготовку, допуская путаницу в экономических показателях. Многие положения статьи неубедительны. По значительному ряду положений автор ссылается на ранее опубликованные им работы, но из этого не становится ясным, что же нового автор хотел сказать в рецензируемой статье.

Нельзя согласиться с автором, что человеческий потенциал отдельного работника и трудового коллектива предприятия - это система показателей их возможностей, поддающихся числовой оценке (с. 2). Человеческий потенциал - это не показатели возможностей, а сами возможности, которые желательно измерить количественно. Говоря о цели введения количественной оценки показателей человеческого потенциала, автор пишет, что они могут быть использованы для разработки системы материального и морального поощрения (либо наказания) работников предприятия за достигнутые результаты их трудовой деятельности (с. 2). Другие сферы применения показателя ЧП не названы. Взявшись за разрешение проблемы, автору следовало бы более полно показать значение вопроса, так как изложенная в статье система оценки человеческого потенциала весьма спорна, противоречива и вряд ли она поможет совершенствованию «системы материального и морального поощрения (либо наказания) работников». Для этой цели имеются хорошо отработанные, менее трудоёмкие и более точные методы.

Автором сформулированы «ключевые трудовые и производственные показатели ЧП ОРП» и сказано, что они «характеризуют нормы рабочего времени, трудовой и/или производственный потенциал того или иного работника предприятия» (С.3). Так что же характеризуется: нормы времени или ЧП? В табл. 1 введён показатель нормы эффективного рабочего времени с численным значением 0,92 и показатель трудового и/или производственного потенциала работника в нормо-ч/год с численным значением 0,85 от нормы эффективного рабочего времени. Во-первых, эти цифры не обоснованы, во-вторых, непонятно, почему производственный потенциал работника измеряется в нормо-ч/год? А далее пишется: «На практике для каждого работника предприятия могут быть установлены индивидуальные значения упомянутых выше коэффициентов (с.4). А как их рассчитать, что брать за основу? А если даже и был бы точный метод расчёта индивидуальных значений коэффициентов, возникает вопрос: зачем нужны столь трудоёмкие расчёты?

В статье при характеристике работников постоянно пересекаются термины: «человеческий потенциал», «трудовой потенциал», «производственный потенциал», в чём их принципиальная разница? Используются без всякого пояснения не известные показатели «трудоустройственный потенциал» (с.6), «трудопроизводительный потенциал» (с. 11), «налогоплатёжный потенциал» (с.10), «доходопроизводительность» (с. 6), «нормативный годовой доход» (с.7), «природоохранный потенциал» (с. 5) и др.

Из статьи следует, что качества работника определяются величиной его заработной платы (с. 7). Это может быть и так, и совсем не так. У автора человеческий потенциал - это величина дохода предприятия, пропорциональная доле заработной платы работника в общей сумме заработной платы персонала. Это очень сомнительный показатель человеческого потенциала. Кроме этого само слово «потенциал» предполагает характеристику возможностей человека, а величина заработной платы - это уже не возможность, а фактический результат оценки этого работника. А сама эта оценка может быть и справедливой, и несправедливой. Сравните по этому показателю потенциал учёного с потенциалом работника коммерческого банка, результат получится не в пользу учёного.

Автор демонстрирует недостаточную экономическую подготовку, когда пишет, что добавленная стоимость - это условно-чистая продукция (добавленная стоимость это сумма заработной платы с начислениями плюс прибыль, а условно-чистая продукция помимо добавленной стоимости учитывает ещё и величину амортизационных отчислений, т.е. это совсем другой показатель).

Далее автор пишет, что чистый доход это чистая продукция, тогда как чистый доход - это доход за минусом налогов, а чистая продукция включает в свою величину помимо балансовой прибыли ещё и затраты на персонал: заработную плату с начислениями и ряд других затрат, т.е. опять это совсем другой показатель). В статье имеется не мало и других экономических несуразностей.

На с. 8 автор проводит «элементарный экономический анализ величины ... показателя» (правда не ясно, какого). Из этого анализа следует, что добавленная стоимость (80%) - это чистый доход (50%) плюс прибыль до вычета налогов (30%). Подобное утверждение не выдерживает никакой критики.

В статье используется понятие человеческого потенциала трудового коллектива. Следуя логике автора, этот потенциал должен бы быть равен сумме человеческий потенциалов его работников. Однако автор даёт новую трактовку этому понятию, для его характеристики он вводит много надуманных и ничем не обоснованных показателей, которые противоречат логически выстроенному понятию.

Резюмируя, отметим, что автор количественно определяет ЧП как степень использования рабочего времени работника. Ошибка здесь заключается в том, что по своей сути любой потенциал, в тои числе и человеческий - это возможности. Степень же использования рабочего времени не характеризует возможности. Кроме этого человеческий потенциал не ограничивается только рабочим временем, он может быть в какой-то части реализован и во внерабочее время. Величину человеческого потенциала с точки зрения его качества автор определяет величиной получаемой работником заработной платы. Так можно было бы утверждать при идеальной системе оплаты труда, да и то с оговорками, т.к. часть ЧП может быть реализована без оплаты труда (например, написание статьи в безгонорарный журнал). Но идеальной системы оплаты труда не существует, а действующие способы и формы оплаты труда далеки от совершенства и совершенно не отражают реальной цены труда людей и их потенциалов.

Безусловно, автор имеет право на ошибки, но ошибки ошибкам рознь.

Замечаний по статье очень много. Для того чтобы автор подумал над содержанием статьи и критическими замечаниями, к рецензии прилагаю текст статьи с выделенным синим цветом замечаниями. В целом считаю, что статья Л.Д. Ревуцкого нуждается в серьёзной доработке и в представленном виде не может быть рекомендована к публикации.

Рецензент д-р экон. наук, профессор А.И. Рофе

12.05.2011 г.

Ниже приведена моя статья с замечаниями А.И. Рофе по тексту. Можно увидеть, какие замечания справедливы, а какие несостоятельны. Интересен, в частности, факт, что рецензент упрекает автора в недостаточной экономической подготовке, а сам не отличает добавленную стоимость от чистого дохода (см. рецензию) и поэтому не понимает адекватность условно-чистой продукции добавленной стоимости. Всё-таки, возраст, видимо, не может не сказываться.

Л.Д. Ревуцкий к.т.н.,с.н.с., МГТА

Человеческий потенциал отдельного работника и трудового коллектива предприятия

Судя по известным публикациям на эту тему, по энциклопедиям и по имеющимся экономическим и социологическим словарям, понятие «человеческий потенциал» находится в стадии становления. Многословные рассуждения о концепции человеческого потенциала (ЧП) при отсутствии определения этого понятия, особые мнения о нём разных авторов, затрагивающих этот вопрос, встречающаяся подмена понятия ЧП понятием человеческого капитала (ЧК) не создают чёткого представления о том, что такое ЧП и для чего этот показатель нужен.

Самые краткие определения этого понятия, имеющиеся в интернете, выглядят следующим образом:

- человеческий потенциал - совокупность физических и духовных сил человека, которые могут быть использованы в интересах самого человека, общества и государства;

- человеческий потенциал - совокупность основополагающих прав, способностей и возможностей индивида, уровень развития и реализации которых повышает (или снижает) продуктивность жизнедеятельности общества;

- человеческий потенциал - совокупность физических и интеллектуальных возможностей отдельной личности, которые могут быть приведены в действие и использованы для решения определённых задач и достижения поставленных целей.

Нетрудно заметить, что все приведенные выше определения похожи друг на друга, являются чисто качественными характеристиками сути ЧП, не позволяющими перейти к разработке и практическому применению объективных количественных (числовых) оценок величины этого показателя (или системы показателей) для соответствующих теоретических исследований, обобщений и практического применения, в частности, для сравнительного анализа и контроля тех или иных возможностей разных работников и трудовых коллективов предприятий с целью повышения качества, результативности и эффективности их работы. На основании показателей ЧП могут быть разработаны прогрессивные системы материального и морального поощрения (либо наказания) работников предприятия за достигнутые результаты их трудовой деятельности.

Ниже приведены результаты предпринятой попытки рассмотрения человеческого потенциала отдельного работника и трудового коллектива предприятия (соответственно сокращенно ЧП ОРП и ЧП ТКП) как соответствующих комплексных систем сбалансированных ключевых показателей их трудовых и производственных, производительных и социальных возможностей, поддающихся относительно корректной однозначной числовой оценке. При этом, естественно, предполагается, что показателями, имеющими сравнительно строго определяемую величину, можно управлять в целях её нормализации, оптимизации, максимизации или минимизации.

В некоторых моих предыдущих статьях утверждалось, что многие закономерности, свойственные человеку, машине и товару, могут быть распространены на предприятия, и никто эти утверждения до сих пор не опроверг. Отсюда логично прийти к заключению, что отдельные закономерности, характерные для предприятия, пригодны для применения к его отдельным работникам и всему трудовому коллективу в целом.

Практически это означает, что ряд показателей, характеризующих народнохозяйственный потенциал предприятия, может быть уточнен или трансформирован для характеристики человеческого потенциала его отдельных работников и трудового коллектива.

Предложенная нами система показателей народнохозяйственного потенциала предприятий самым подробным образом изложена в монографических публикациях [1, 2].

На основании приведенных выше соображений ЧП ОРП и ЧП ТКП предлагается характеризовать тремя группами сбалансированных ключевых показателей трудового и/или производственного, производительного и социального значения, образующими соответствующие строгие комплексные системы(у) этих показателей. Каждый из таких показателей привязан к определенному (обычно годовому) отчетному периоду календарного времени. Однако при необходимости легко установить часовые, сменные, декадные, месячные и другие значения их величины, например, на оставшийся период экономической активности конкретных работников предприятия (срок их дожития до пенсионного возраста).

Человеческий потенциал отдельного работника предприятия

Величина сбалансированных ключевых показателей человеческого потенциала конкретного работника предприятия в первую очередь зависит от его специальности, квалификационного разряда, вида, категорий сложности, тяжести и вредности выполняемых им работ. Кроме того, эта величина зависит от действующих норм продолжительности рабочего времени в неделю для разных категорий работников предприятий (работники, не имеющие прав на изменение продолжительности рабочего дня, а также учащаяся молодежь; лица, не достигшие зрелого возраста; беременные женщины, инвалиды и т.д., для которых устанавливается сокращенный рабочий день).

На величину таких показателей определённое влияние оказывает уровень технической, технологической, организационной, экономической и финансовой вооружённости, а также социальные условия производства работ и труда того или иного работника предприятия.

Ключевые трудовые и производственные показатели ЧП ОРП

Показатели этой группы, характеризующие нормы рабочего времени, трудовой и/или производственный потенциал того или иного работника предприятия, сведены в таблицу 1 .(Так что же характеризуется: нормы времени или ЧП? Ред.)

Таблица 1.

Продолжительность
рабочего времени
в неделю, ч/нед.

Норма рабочего
времени на 2010г.,
ч/год (чел.-ч/г)

Норма эффективного
времени в 2010г.,
ч/год (чел.-ч/г)

Трудовой и/или
производственный
потенциал
Работника предприятия,
/нормо-ч/год

40

1987

1840

1580

36

1788

1650

1394

30

1490

1371

1165

24

1190

1095

930

В разные годы нормы рабочего времени могут отличаться друг от друга (простые и високосные годы; число праздничных дней, попадающих или не попадающих на выходные дни, продолжительность очередного отпуска у разных категорий работников и т.д.).

При расчете показателей третьей колонки этой таблицы среднее значение коэффициента эффективности использования рабочего времени работника предприятия принято приблизительно равным 0, 92 (откуда это следует?) (для всех категорий персонала).

Для расчета показателей последней колонки таблицы 1 усреднённый коэффициент резервирования рабочего времени этого работника на устранение возможного брака и/или освоение новой продукции, новых работ и услуг, выполнение заранее не запланированных, неожиданных заданий и поручений, принят равным 0,15 (откуда это следует?) при коэффициенте вооруженности его труда, равном 1,0.

На практике для каждого работника предприятия могут быть установлены индивидуальные значения упомянутых выше коэффициентов.

Таким образом, первую группу ключевых трудовых и/или производственных показателей человеческого потенциала отдельного работника предприятия представляют три показателя: (а где другие группы?)

- норма рабочего времени конкретного трудящегося на предприятии человека на отчетный год, соответствующая директивно установленному производственному календарю на этот год, ч/г (чел.-ч/г);

- норма эффективного рабочего времени (времени эффективной работы) того или иного работника предприятия на тот же отчётный год, ч/г (чел.-ч/г);

- трудовой и/или производственный потенциал конкретного работника предприятия на рассматриваемый отчётный год, нормо-ч/г.

Показатели трудового потенциала устанавливают для вспомогательных рабочих, служащих, инженерно-технических работников, членов управленческой команды и младшего обслуживающего персонала предприятий (устаревшая классификация персонала);производственный потенциал - для их основных производственных рабочих. (Не ясно почему это так)

Для определения этих показателей по каждому работнику предприятия важное значение имеет обоснованный выбор величины трёх упомянутых выше коэффициентов. (В статье как раз обоснования и нет, и не понятно, как это можно обосновать). Обычно эти коэффициенты приведены в «Нормах технологического проектирования предприятий» того или иного назначения, в разработанной для них нормативно-технической документации, а также в специальной литературе. (Раз они приведены, то зачем их ещё обосновывать?)

Ключевые экономические показатели ЧП ОРП

В связи с тем, что отдельные работники могут относиться к разным категориям персонала предприятий (основные и вспомогательные производственные рабочие, инженерно-технические работники, служащие, административно-управленческий и младший обслуживающий персонал и пр.) (устаревшая классификация) показатели производительности труда этих работников могут быть только стоимостными, т.е. измеряться в тыс. денежных единиц (д.е.). (Почему в тысячах, а не просто в д.е?)

До сих пор самыми широко применяемыми традиционными показателями годовой производительности труда отдельных работников предприятия являются два показателя:

- средняя фактическая годовая производительность труда одного основного производственного рабочего предприятия, тыс. д.е./г.;

- средняя фактическая годовая производительность труда одного работника предприятия, тыс. д.е./г. (показателями производительности явл. производительность. Это тавтология)

Метод расчёта этих показателей общеизвестен и останавливаться на нём нет никакого смысла .(кстати, существуют около десятка методов расчёта ПТ, и все они неоднозначны)

В применении к человеческому потенциалу отдельного основного рабочего и работника предприятия исходные данные (какие?) для определения величины этих показателей (каких этих?) должны быть изменены: вместо показателя фактической годовой доходопроизводительности ( а что это такое?) предприятия следует использовать показатель его нормативной (потенциальной) доходопроизводительности (?), а вместо показателей фактических среднегодовых численностей основных производственных рабочих и всех работников предприятия необходимо пользоваться годовыми нормативными значениями этих численностей, которые заимствуют из соответствующих таблиц, характеризующих трудоустройственный (что это такое?)потенциал предприятия [ 1, 2 ].

Таким образом, два экономических показателя человеческого потенциала отдельного работника предприятия уже представлены: (?)

- нормативная средняя годовая доходопроизводительность ( это надуманный показатель, имеющий сомнительный экономический смысл) одного основного производственного рабочего предприятия, тыс. д.е./г.;

- нормативная средняя годовая доходопроизводительность одного работника предприятия, тыс. д.е./г.

Существенные недостатки этих показателей состоят в том, что они не отражают индивидуальные качества и особенности того или иного работника, а также экономическую структуру производимого им дохода (что это такое?).

Для того, чтобы избежать первого недостатка этих показателей, можно привязать их величину, например, к среднемесячной заработной плате рассматриваемых работников. (Получается, качества работника определяются величиной его заработной платы? Это может быть так, и совсем не так)

Возьмём простейший случай: допустим, что на микропредприятии трудятся три человека. Нормативный годовой доход (что это такое?) этого предприятия - 3, 60 млн. руб. Среднемесячные значения заработной платы этих людей с учётом полученных премий - 30, 40 и 50 тыс. руб. Тогда человеческие потенциалы каждого из этих работников в расчёте на год трудовой деятельности по этому показателю составят соответственно 900, 1200 и 1500 тыс. руб./г (то есть у автора человеческий потенциал - это величина дохода предприятия, пропорциональная доле заработной платы работника в общей сумме заработной платы персонала. Это очень сомнительный показатель человеческого потенциала. Кроме этого само слово «потенциал» предполагает характеристику возможностей человека, а величина заработной платы - это уже не возможность, а фактический результат оценки этого работника. А сама эта оценка может быть и справедливой, и несправедливой. Сравните по этому показателю потенциал учёного с потенциалом работника коммерческого банка, получится полный абсурд).

Устранить второй недостаток этих показателей можно следующим образом: возьмём, для примера, второго работника с нормативной годовой доходопроизводительностью 1200 тыс. руб. Если трудовой потенциал этого работника - 1580 н-ч/г., тогда доходопроизводительность его в расчёте на один нормо-час работы составит 760 руб./н-ч. Полную стоимость одного нормо-часа трудовой деятельности работника целесообразно рассматривать в качестве самостоятельного информативного ключевого экономического показателя ЧП ОРП.

Предположим, что элементарный экономический анализ величины этого показателя в рассматриваемом нами случае показывает, что его экономическая структура на обследуемом предприятии характеризуется следующими соотношениями:

  • материалы со стороны - 20%;
  • добавленная стоимость (условно-чистая продукция) - 80%; (добавленная стоимость это сумма заработной платы с начислениями плюс прибыль, а условно-чистая продукция помимо добавленной стоимости учитывает ещё и величину аммортзационных отчислений, т.е. это совсем другой показатель)
  • чистый доход (чистая продукция) - 50%: (чистый доход - это доход за минусом налогов, а чистая продукция включает в свою величину помимо балансовой прибыли ещё и затраты на персонал: заработную плату с начислениями и ряд других затрат, т.е. опять это совсем другой показатель)
  • прибыль до вычета налогов, сборов и процентов - 30%;
  • чистая прибыль - 20%. (автор не представляет существа основных экономических показателей, проявляя экономическую безграмотность)
  • Из этого примера следует, что добавленная стоимость (80%) - это чистый доход (50%) плюс прибыль до вычета налогов (30%). Подобное утверждение не выдерживает никакой критики).
  • С учётом приведенных выше соотношений структурные показатели производительности труда (производительных возможностей) (получается, что производительность труда - это производительные возможности, это экономическая бессмыслица) рассматриваемого работника предприятия будут такими:
  • нормативная годовая добавленная стоимость (экономический потенциал) (это никакой не потенциал) - 960 тыс. руб.;
  • нормативный годовой чистый доход (чистая продукция) - 600 тыс. руб.;
  • нормативная годовая прибыль до вычета налогов, сборов и процентов - 360 тыс. руб.;
  • нормативная годовая чистая прибыль - 240 тыс. руб.

(Весь расчёт не имеет экономического смысла)

В конечном итоге группа экономических показателей человеческого потенциала отдельного работника предприятия состоит из двух усреднённых и пяти дифференцированных ключевых сбалансированных показателей.

В тех случаях, когда это возможно, для основных производственных рабочих предприятия целесообразно использовать ещё один показатель их человеческого потенциала: среднемесячный или среднегодовой уровень выполнения (недовыполнения или перевыполнения) установленных норм выработки, норм объёмов выполняемых работ и/или оказываемых услуг. (сколько же показателей человеческого потенциала? Автор полностью запутался в понятиях).

Следует иметь в виду, что уровень систематического перевыполнения норм выработки для конкретных основных производственных рабочих предприятия не может (может при необоснованных нормах затрат рабочего времени) и не должен быть выше (для конкретного рабочего нет предела для уровня перевыполнения норм времени!) 1,15 (115,0%). Как правило, при фиксации фактов превышения этого уровня большинством основных производственных рабочих предприятия, выполняющих одинаковую работу, действующие для них нормы выработки пересматривают в сторону соответствующего увеличения (если нормы рабочий перевыполняет за счёт собственной рационализации трудового процесса, то в этом случае нормы на следует пересматривать, так как будет убита инициатива рабочего. Это надо знать!).

Естественно, что руководящим кадрам подразделений предприятия не нравятся производственные рабочие, не выполняющие установленные для них нормы выработки, и они делают всё, что в их силах для того, чтобы таких рабочих было как можно меньше.

Ключевые социальные показатели ЧП ОРП

Таких показателей не очень много, но они есть. В числе этих показателей следует упомянуть 4 наиболее очевидных:

  • среднемесячная или годовая сумма оплаты труда рассматриваемого работника предприятия с премиями, доплатами и надбавками до удержания подоходного налога, тыс. д.е.; (так, среднемесячная или годовая сумма оплаты труда ранее фигурировали как экономические характеристики человеческого потенциала),
  • та же самая сумма после удержания подоходного налога (при плоской шкале налогообложения - 13%), тыс. д.е.;
  • человеческий капитал рассматриваемого работника предприятия (метод определения этого показателя изложен в статье [ 3 ]), тыс. д.е.; (непонятно, почему этот термин отнесён автором в группу социальных показателей ЧП?).
  • налогоплатёжный (налоговый) потенциал рассматриваемого работника предприятия, тыс. д.е. (нигде у автора не сказано, что это такое, это какой-то новый надуманный термин) .

-----«»-----

В заключение этого раздела статьи следует отметить желательность того, чтобы все или хотя бы основные сбалансированные ключевые показатели человеческого потенциала отдельных работников предприятия были бы как можно больше персонифицированными.

Человеческий потенциал трудового коллектива предприятия

(Следуя логике автора, человеческий потенциал трудового коллектива должен быть равен сумме человеческий потенциалов его работников, однако, ниже автор даёт новую трактовку этому понятию, которая входит в противоречие с вышесказанным).

Численные значения сбалансированных ключевых показателей ЧП ТКП, в первую очередь, зависят от проектного масштаба трудовой, производственной, экономической и социальной деятельности предприятия, т.е. от его народнохозяйственного потенциала и уровня соответствия современным достижениям научно-технического и социально-экономического прогресса.

Все вместе они характеризуют хозяйственную мощь, общенародную, государственную, а иногда и общемировую ценность и значимость рассматриваемого предприятия.

Ключевые трудовые и производственные показатели ЧП ТКП

Таких показателей немного, но они являются основополагающими характеристиками предприятия:

- общая норма потенциального табельного рабочего времени всех категорий персонала предприятия на рассматриваемый календарный год, тыс. ч/г (тыс. чел.-ч/г); (надуманный показатель. Есть понятие: плановый годовой баланс рабочего времени одного среднесписочного работника. Эта величина, умноженная на среднесписочную численность персонала, образует трудоёмкость производственной программы).

  • общая норма потенциального эффективного рабочего времени всех категорий персонала предприятия на рассматриваемый календарный год, тыс. ч/г (тыс. чел.-ч/г);
  • общий трудопроизводительный (трудовой) (?) потенциал предприятия в рассматриваемом календарном году, тыс. нормо-ч/г;
  • общий производственный потенциал предприятия в рассматриваемом календарном году, тыс. нормо-ч/г. (трудопроизводительный (трудовой), общий производственный потенциал предприятия. Эти термины автором не объясняются и не обосновываются. Они не понятны)
  • Помимо общего производственного потенциала предприятия, целесообразно отдельно рассматривать его структурные составляющие:
  • потенциал производства основной продукции предприятия в рассматриваемом календарном году, тыс. нормо-ч/г;
  • потенциал производства побочной продукции предприятия в рассматриваемом календарном году, тыс. нормо-ч/г. (причём здесь слово «потенциал», когда речь идёт об объёмах производства продукции?)

Методы определения всех шести ключевых трудовых и производственных показателей ЧП ТКП самым подробным образом представлены в монографиях [ 1, 2 ]. (Многочисленные ссылки на ранее опубликованные работы не представляют возможности выявить, что же нового автор хочет сказать в этой статье).

Ключевые экономические показатели ЧП ТКП

Все 7 показателей производительного потенциала предприятия без исключения и корректировки [ 1, 2 ] являются ключевыми экономическими показателями ЧП ТКП, а именно:

  • потенциальная годовая товаропроизводительность предприятия в разрезе номенклатуры и ассортимента выпускаемой основной и побочной продукции, натуральные или расчетные единицы;
  • потенциальный годовой валовой объём производства готовой продукции предприятия, тыс. д.е./г.;
  • потенциальный годовой объём производства готовой товарной продукции предприятия, тыс. д.е./г.;
  • потенциальный годовой объём производства добавленной стоимости (условно-чистой продукции) - экономический потенциал предприятия, тыс. д.е./г.;
  • потенциальный годовой объём производства чистого дохода (чистой продукции) предприятия, тыс. д.е./г.;
  • потенциальная годовая прибыль предприятия до вычета налогов, сборов и процентов, тыс. д.е./г.;
  • потенциальная годовая чистая прибыль предприятия, тыс. д.е./г.

(Это показатели не потенциала, а фактические показатели работы предприятия)

В отдельных случаях дополнительно могут быть указаны потенциальные годовые объёмы реализации товарной продукции предприятия, если они в предусмотренном порядке отличаются от соответствующих объёмов производства этой продукции.

Ключевые социальные показатели ЧП ТКП

Таких показателей всего четыре, но они весьма информативны:

  • потенциальный человеческий капитал предприятия в расчёте на один рассматриваемый (отчетный) год его работы, тыс. д.е.;
  • инвестиционный потенциал предприятия в расчёте на один отчётный год его работы при полной производственной загрузке и нормальном сбыте произведенной им продукции, тыс. д.е.;
  • налогоплатёжный (налоговый) потенциал предприятия в рассматриваемом отчётном году, тыс.д.е.;
  • природоохранный (природозащитный) потенциал предприятия в рассматриваемом отчётном году, тыс. д.е.

Метод определения величины потенциального человеческого капитала предприятия (это что-то новое, не просто «человеческий капитал», а «потенциальный человеческий капитал», идёт нагромождение потенциалов, что можно охарактеризовать как наукообразие) убедительно показан в уже упомянутой публикации [ 3 ]. (Он не может быть убедительным, т.к. сам термин «человеческий капитал» подвергается сомнениям). Оценка этого показателя, в связи с разнообразием представлений о нём, не является абсолютно однозначной и корректной. На предприятии даже на одних и тех же работах трудятся люди с разным уровнем профессиональной подготовки, с разным уровнем знаний и умений, с разными навыками и сноровкой, с разным отношением к своему делу, что не может не отражаться на результативности, эффективности и качестве их работы. Работодатель по целому ряду причин такого рода факторы не учитывает, обычно используя принцип уравниловки при определении стоимости труда этих людей. Получается так, что одним работникам по их квалификации и трудовым достижениям он недоплачивает, а другим - переплачивает, т.е. востребованный (оплачиваемый) работодателем человеческий капитал отдельных работников предприятия существенно отличается от действительного человеческого капитала, которым они располагают. (Автор сам себя критикует) Такое положение не является справедливым, чревато возможным возникновением трудовых споров и конфликтов и вряд ли будет оставаться вечным. Рано или поздно работодателям придётся более вдумчиво и серьёзно заниматься дифференциацией оценок человеческого капитала для каждого нанятого ими работника с учетом упомянутых выше факторов.

Оценки ЧК ТКП и ЧК ОРП не стабильны по времени (текучесть кадров, карьерный рост или понижение в должности, повышение квалификации, переход с одного рабочего места на другое - на разные работы и т.д.). Поэтому эти оценки должны быть чётко привязаны к конкретным годовым периодам календарного времени.

Показатели человеческого капитала ТКП и ОРП могут существенно отличаться по регионам страны и различным странам мира. Сравнивать их по абсолютной величине нельзя. В таких случаях обязательно следует учитывать уровни стоимости жизни людей в сравниваемых регионах страны и в разных странах мира.

Негативное влияние на величину ЧК ТКП и ЧК ОРП оказывает объективно существующая несопряженность (несбалансированность) производительных возможностей отдельных рабочих мест и производственных подразделений любого предприятия. Систематическая производственная недозагрузка отдельных основных производственных рабочих предприятия, в том числе и по вине соответствующих участников его управленческой команды, приводит к вынужденным простоям - потерям рабочего времени производственных рабочих и, естественно, сказывается на стоимости их труда, т.е. на величине использованного человеческого капитала. Она становится ниже минимально допустимой, что зачастую приводит к соответствующим припискам объёмов не выполненных работ со стороны ближайших руководителей этих рабочих. Кстати, это обстоятельство является одной из причин наблюдаемой уравниловки в оплате труда производственных рабочих предприятий и в целом - невысокой доли заработной платы их работников в себестоимости выполняемых работ, характерной для бизнес-объектов в нашей стране, по сравнению с экономически развитыми странами мира.

Исследование влияния уровня использования потенциала производства побочной продукции предприятий на величину их человеческого капитала - одна из самых актуальных тем будущих кандидатских и докторских диссертационных работ по специальности 08.00.05. (Автор пытается обосновать актуальность проблемы, однако, тот путь, которым он следует, судя по данной статье, представляется непродуктивным и малообоснованным),

Инвестиционный потенциал предприятия можно оценить по рекомендациям, изложенным в монографии [ 4 ].

Расчёты налогоплатёжного и природоохранного потенциалов предприятия особых методических трудностей обычно не вызывают: ставки соответствующих отчислений с установленного у него фонда заработной платы и с получаемой прибыли, ставки принятых сборов, как правило, установлены директивными органами государства. Нормы отчислений на охрану окружающей среды (атмосферный воздух, почва, водные ресурсы) разрабатываются и утверждаются непосредственно на предприятиях.

Показатели человеческого потенциала отдельных работников и всего трудового коллектива предприятий обязательно должны учитываться при разработке и обосновании управленческих решений, имеющих непосредственное отношение к кадровому обеспечению выполняемых и намечаемых задач повышения и нормализации производительности труда, качества и конкурентоспособности выпускаемой продукции, а также результативности и экономической эффективности их производственной и коммерческой деятельности.

ЛИТЕРАТУРА

  • Ревуцкий Л.Д. Потенциал и стоимость предприятия. - М.: Перспектива, 1997. 128 с.
  • Ревуцкий Л.Д. Производственная мощность, продуктивность и экономическая активность предприятия. Оценка, управленческий учёт и контроль. - М.: Перспектива, 2002. 240 с.
  • Ревуцкий Л.Д. Человеческий капитал предприятия: количественные оценки. - М.: // «Аудиторские ведомости», № 12, 2009. С.76 - 82.
  • Обозов С.А. Формирование инвестиционного потенциала предприятий промышленности, строительства и городского хозяйства. Монография. - Н. Новгород, издательство Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского, 1998. 285 с.

Ключевые слова: предприятие, человеческий потенциал, человеческий капитал, отдельный работник, трудовой коллектив, система сбалансированных показателей (производственные, экономические и социальные показатели), методы определения, результативность, эффективность, качество, конкурентоспособность.

Аннотация

Для оценки человеческого потенциала отдельного работника и всего трудового коллектива предприятий предлагается использовать соответствующие системы их сбалансированных ключевых производственных, экономических и социальных показателей. Указаны литературные источники, в которых обстоятельно представлены методы определения всех рекомендуемых показателей. Особое внимание уделено вопросу оценки человеческого капитала трудящихся на предприятии - одного из важнейших показателей их человеческого потенциала. Управление уровнем использования человеческого потенциала предприятия позволяет осуществлять поэтапную нормализацию результативности и эффективности его производственной и коммерческой деятельности, повышать качество и конкурентоспособность выпускаемой им продукции.

Леопольд Давыдович Ревуцкий

 

Академия труда и социальных отношений

Журнал «Труд и социальные отношения»

119454, Москва, ул. Лобачевского, 90. телефон редакции: 432-33-76.

РЕЦЕНЗИЯ

на статью Л.Д. Ревуцкого «Человеческий потенциал отдельного работника и трудового коллектива на предприятии»

Заявленная автором статьи тема - человеческий потенциал работника и трудового коллектива - очень важна и актуальна. Она теснейшим образом связана с такими проблемами как управление человеческими ресурсами, человеческий капитал, социальные инвестиции и т.п.

Однако, по моему мнению, многообещающее название темы статьи не соответствует её содержанию:

  • основной объём материала посвящён не человеческому потенциалу, а проблемам нормирования труда, причём используемая автором методика характерна скорее для менеджмента тейлорского периода, чем для современного;
  • в представленном материале много положений, которые совпадают со статьёй Л.Д. Ревуцкого, опубликованной в журнале «Труд и социальные отношения» №3 2011 года;
  • содержание самой статьи носит излишне технологический характер: в ней не видно ни самого работника, ни трудового коллектива.

Считаю, что под заявленным названием эту статью не стоит публиковать в нашем журнале. Если её рассматривать как статью от методики технических норм производительности труда, то я не могу считать себя специалистом в данной области знаний - это уже совершенно другая проблема, которая и должна оцениваться другими специалистами.

Рецензент Ю.Н. Попов д.э.н., проф.

(Ф.И.О., ученое звание, ученая степень)

«_13__» _мая_____ 2011 г.

Ответ

на замечания проф. Рофе А.И.

Прежде всего хотелось бы высказать глубокую благодарность Александру Иосифовичу за неблагодарный труд по рассмотрению моего сочинения и отзыв на него. По-моему, большую часть ценных и полезных для меня замечаний я учёл, что поспособствовало заметному улучшению качества материала и снижению числа неточностей.

Теперь по существу (дополнения и изменения в тексте оригинала подчёркнуты):

С. 1. Усилена аргументация того, для чего нужны предлагаемые показатели;

С. 3. Уточнена классификация групп персонала предприятий в двух местах;

С. 3. Устранена отмеченная рецензентом тавтология;

С. 4 и 5. Кардинально уточнён приводимый пример расчёта;

С. 5. Существенно поправлен текст о возможностях перевыполнения производственными рабочими установленных норм выработки.

С остальными замечаниями рецензента согласиться не могу, не имею для этого оснований. Судите сами:

Тезис рецензента о том что ЧП - это возможности, которые желательно измерить количественно, весьма сомнителен, сказывается отсутствие технической подготовки: оценивать, измерять можно только показатели возможностей (индикаторы, параметры чего-то);

Первая колонка таблицы 1 - исходные данные для расчёта ключевых трудовых и производственных показателей ЧП, которых выбрано три, но может их быть гораздо больше.

Коэффициенты 0,92, 0. 15 и 1,0 выбраны как условные для иллюстрации порядка их возможных значений. В каждом конкретном случае выбор значений этих коэффициентов должен быть организационно, технически и технологически обоснован, что, в первую очередь, зависит от назначения и состояния рассматриваемых рабочих мест.

Многие вопросы и замечания рецензента вызваны тем, что А.И. не имел возможность ознакомиться с моими монографиями: в общей сложности - больше 350 стр. книжного текста. Поместить в эту статью хотя бы дайджест из них у автора возможности нет. Она написана не для широкой публики, а для специалистов, и автор надеется на то, что если им понадобится, с литературными источниками они познакомятся.

В отчётах экономистов предприятий нормативный годовой доход по каждому работнику не определятся: по цехам или участкам сделать это можно. Приведенный пример показывает как групповой доход можно дифференцировать для каждого участника группы.

Если посмотреть экономические словари, то добавленная стоимость и условно-чистая продукция предприятия, а для их нормативных значений я использую термин - экономический потенциал, - это объём произведенной продукции за минусом стоимости материалов со стороны и работ, выполненных на стороне. Сравните с тем, что указывает А.И.

В тех же словарях, чистый доход - это сумма оплаты затраченного на предприятии труда плюс полученная прибыль до вычета налогов, сборов и процентов. Посмотрите, как определяет чистый доход А.И.

Человеческий капитал помещён в группу социальных показателей ЧП, потому что он характеризует качество рабочей силы - социального феномена.

В монографиях автора нет понятий и терминов - человеческий капитал и человеческий потенциал, но широко применяются и объясняются термины трудопроизводительный, производственный, общий производственный, трудоустройственный потенциал предприятия и другие виды потенциалов.

Неприятие рецензентом необычных для него терминов можно понять. Они введены и используются автором только потому, что с наибольшей полнотой отражают суть экономических и социальных характеристик предприятия, о которых ведётся речь.

Я полагаю, что дал проф. Рофе Александру Иосифовичу определённые основания для того, чтобы не настаивать на своей рекомендации не публиковать эту статью. Во всяком случае вреда она никому не принесёт, а для кого-то будет поводом для соответствующих размышлений о том, как повысить эффективность работы наших предприятий и улучшить использование имеющейся у них рабочей силы. Хотелось бы возникновения дискуссии по затронутым вопросам.

По поводу рецензии профессора Попова Ю.Н

Профессор признаётся, что он не является специалистом в рассматриваемых вопросах .

Замечаний в рецензии нет. Одна только рекомендация - не публиковать. Автору остаётся только одно: больше ничего об этом не говорить.

--«»--

В заключение ответа хотелось бы призвать себя и коллег, не владея полнотой информации и не утруждая себя желанием с ней познакомиться, не радикализировать свои замечания и рекомендации по рецензируемым материалам и не забывать о существовании этики в отношениях между коллегами.

Полагаю, что редакция по достоинству оценит проявленное автором ответа стремление никоим образом не задевать самолюбие авторитетных рецензентов ( на остальных замечаниях проф. Рофе А.И. я счёл целесообразным не останавливаться, чтобы его не обижать.

--«»--

P. S. Академик РАЕН, Валерий Валентинович Котилко, знаком с моими монографиями и с некоторыми статьями. Его мнение о материале прилагаю.

С искренним почтением и огромной благодарностью за опубликованную статью в № 3 - 2011. Леопольд Давидович Р.

Учитывая известные обстоятельства торжественно обещаю ни о чём у Вас, кроме этой статьи, больше не просить. Публикация статей в ТиСО требует больших нервных затрат, которые никак не компенсируются.

Рецензия

на статью Ревуцкого Л.Д. «Человеческий потенциал отдельного работника и трудового коллектива предприятия»

Так уж получилось, что в известных литературных источниках, которых очень много, понятие человеческого потенциала имеет несколько толкований, но в основном оно трактуется в макроэкономическом смысле. В рассматриваемой статье, пожалуй впервые, это понятие применяется на микроэкономическом уровне. Предлагается в качестве измерителей человеческого потенциала отдельного работника и трудового коллектива предприятия использовать соответствующую систему его ключевых сбалансированных нормативных производственных, экономических и социальных показателей, т.е. показателей народнохозяйственного потенциала такого рода объектов.

Каждый из предлагаемых показателей может быть использован в качестве соответствующего параметра стратегического и тактического управления результативностью и эффективностью хозяйственной деятельности предприятия.

Так как эти показатели имеют расчётные количественные (числовые) оценки, появляется возможность разработки не формальной, имитационной, как это делается в настоящее время, а конструктивной, эффективной системы стратегического и взаимосвязанного с ним тактического менеджмента предприятий.

Отмечается чёткая связь между показателями человеческого капитала и человеческого потенциала работника и всего трудового коллектива предприятия.

Актуальность рецензируемой статьи сомнений не вызывает. Целесообразность и полезность практического использования предлагаемых показателей при обосновании принимаемых на предприятиях управленческих решений очевидна.

Полагаю, что данная статья заслуживает опубликования в журналах списка ВАК.

В.В. Котилко

д.э.н., проф., академик РАЕН

Главный научный сотрудник

ГНИУ «Совет по развитию производительных сил»

(СОПС) Минэкономразвития РФ и РАН

Академия труда и социальных отношений

Журнал «Труд и социальные отношения»

119454, Москва, ул. Лобачевского, 90. телефон редакции: 432-33-76.

Уважаемая редакция журнала «Труд и социальные отношения»!

Направленная мне на повторное рецензирование статья Л.Д. Ревуцкого «Человеческий потенциал отдельного работника и трудового коллектива предприятия» содержит все те же принципиальные недостатки, о которых я писал в первой рецензии.

В ответе на замечания автор пишет, что усилена аргументация того, для чего нужны предлагаемые показатели, уточнена классификация групп персонала предприятий в двух местах, устранена отмеченная рецензентом тавтология, кардинально уточнён приводимый пример расчёта, существенно поправлен текст о возможностях перевыполнения установленных норм выработки.

К сожалению, указанные изменения носят больше редакционный характер, но не меняют существа статьи, по которой мною был дан отрицательный отзыв. В первой рецензии я критиковал не точку зрения автора: она может разной, а ошибки, путаницу в экономических понятиях, необоснованные выводы.

Автор пишет, что до сих пор никто не опроверг некоторые опубликованные его утверждения, исходя из чего, он делает вывод о своей правоте. На это можно ответить так: не опровергнут, очевидно, потому что другие авторы не считают нужным отвечать на каждую выдумку.

Ряд замечаний сделанных по тексту статьи остался без ответа, автор их попросту проигнорировал.

По некоторым ответам автора рецензенту, можно заключить, что автор не понимает сути замечаний. Например, Л.Д. Ревуцкий пишет: «Тезис рецензента о том, что ЧП - это возможности, которые желательно измерить количественно, весьма сомнителен: оценивать можно только показатели возможностей (индикаторы, параметры чего-то)». Действительно, показатели (измерители) служат для количественной оценки предмета исследования, но они не являются самим этим предметом, автор же считает, что показатели и есть сам предмет. По-автору на вопрос: «Что такое: предприятие, человек, автомобиль и т.д.- можно ответить, что это их размеры, другие количественные характеристики. Объясняю очень популярно, чтобы автору стало, наконец, понятно, о чём идёт речь.

В своём ответе на мои замечания Л.Д. Ревуцкий пишет, что «многие вопросы и замечания рецензента вызваны тем, что А.И. не имел возможность ознакомиться с моими монографиями: в общей сложности - больше 350 стр. книжного текста». Не представляется ли автору, что это слишком накладная работа? Изучение всех публикаций автора займёт в десятки раз больше времени, что не предусмотрено порядком рецензирования статьи. Статья должна быть самодостаточной, т.е. не требовать рассмотрения каких-то других публикаций. В конечном итоге, это право рецензента рассматривать материал в пределах своей компетенции. Но, тем не менее, я пытался найти в Интернете объяснения терминам «трудопроизводительный потенциал», «налогоплатёжный потенциал», «доходопроизводительность», «природоохранный потенциал», «трудоустройственный потенциал» др. Обнаружилось, что Интернет буквально засорён Л.Д. Ревуцким этими терминами, причём без всякого их объяснения (у других авторов я подобных терминов не встретил). Открываешь любой ответ с названными терминами, а там Л.Д. Ревуцкий.

Ещё один пример реакции автора на замечания - их искажение. «Если посмотреть экономические словари: пишет автор, - то добавленная стоимость и условно-чистая продукция предприятия, а для их нормативных значений я использую термин - экономический потенциал, - это объём произведенной продукции за минусом стоимости материалов со стороны и работ, выполненных на стороне. Сравните с тем, что указывает А.И». Я критикую то положение, что автор ставит знак равенства между добавленной стоимостью и чистой продукцией, а не то, как автор определяет понятие «добавленная стоимость», хотя и это определение не точно. Повторяю: добавленная стоимость и условно-чистая продукция - это разные показатели, а не синонимы. То же можно сказать и по поводу других терминов, о которых у автора имеется весьма смутное представление.

На основании рассмотрения второй редакции статьи Л.Д. Ревуцкого могу лишь повторить вывод по статье, данный в первой рецензии.

С уважением,

рецензент д-р экон. наук, профессор А.И. Рофе

По моему, часть того, что пишет профессор, в частности, о предмете исследования и в некоторых замечаниях - это сущий и непростительный бред и полная некомпетентность.

Жаль, что у нас в стране нельзя ходатайствовать о привлечении несостоятельных и тем более оплачиваемых придворных рецензентов к ответу и соответствующему наказанию!

Моё личное письмо А.И. Рофе (ниже) и его ответ мне (вверху)

Уважаемый Леопольд Давидович!
Я всегда считал написание рецензий делом не всегда благодарным. Бывают ситуации, когда нужно либо кривить душой и писать то, что хочет автор, либо написать откровенно, чем вызвать обиду. Очень сожалею, что Вашу статью направили на рецензию мне. Я с удовольствием могу от своей рецензии отказаться, чтобы не препятствовать в достижении Ваших целей: публикуйтесь, пожалуйста. Но, ещё раз прочитав Вашу статью, я могу лишь подтвердить написанное мной в рецензии. Основная Ваша аргументация в письме ко мне заключается в том, что многое из того, что написано в статье, уже было опубликовано в Ваших монографиях и статьях и что на эту Вашу статью имеются положительные рецензии и отзывы. Это не ответ на сделанные мною замечания. По существу Вы не ответили ни на одно из них.
Желаю Вам также всяческих благ. А.И. Рофе.


13.05.2011, 18:45, "Leo Revutckiy" < rev_ld@mail.ru>:
> Многоуважаемый Александр Иосифович!
> Судьба распорядилась так, что Вы стали рецензентом моей статьи в ТиСО. Подавляющее большинство Ваших замечаний проистекают из-за того, что Вы не знакомы с моими монографиями и, как минимум, сотней опубликованных мной статей, базирующихся на результатах выполненных разработок. Почти все статьи написаны самостоятельно, без соавторов, и опубликованы в том числе и во многих рецензируемых журналах списка ВАК. Полагаю, что со статьями можно не знакомиться, а полистать монографии может быть имеет смысл. Я очень хотел бы подарить Вам свои монографии, на которые ссылаюсь в тексте статьи, и, если бы это было возможным, встретиться с Вами, чтобы, прежде чем мне писать ответ в редакцию, снять большую часть Ваших не во всём корректных замечаний. С частью из них я безусловно соглашусь и соответствующие поправки в текст внесу. С чем я с Вами принципиально не согласен, так это с утверждением, что автор имеет право на ошибки. Ни автор, ни рецензент такого права не имеют. Мы имеем право на собственные точки зрения, которые могут не совпадать и в этом нет ничего противоестесственного. В своё время я просматривал Ваши работы по экономике труда и по другим вопросам и поверьте мне, что в них всегда нашлось бы место для замечаний, но это нисколько бы не снизило их общей полезности для читателей.
> Кстати, эту статью я посылал для ознакомления д.э.н. проф. Л.П. Храпылиной и д.э.н. проф. Докторовичу А.Б. в РАГС. Замечаний от них не было. По их мнению, ничего ошибочного в этой статье нет, хотя мой взгляд на человеческий потенциал, с позиций индекса ИРЧП, признаётся ими не традиционным. Есть у меня и положительная рецензия на этот материал главного научного сотрудника СОПСа д.э.н. проф. академика РАЕН Котилко В.В.
> Всяческих Вам благ Леопольд Давидович Р.
> -- «» --

Неуважаемая Редакция!

Прекращаю борьбу, нет больше сил. Проф. Рофе А.И. в моей тематике, касающейся потенциального человеческого капитала предприятий, такой же дилетант, как и проф. Попов Ю.Н. Никто лучше автора не разбирается в тех вопросах, о которых он пишет и отвечает за то, что написано. Рецензент Котилко В.В. не менее авторитетен, а скорее более, и лучше разбирается в моём деле, чем А.И. Рофе. Я думал, что А.И. оценит мою деликатность и заметит, что я не стал отвечать на некоторые его абсурдные замечания, чтобы не позорить рецензента. Пусть внимательно посмотрит свои замечания на моем материале. Мои статьи о соответствии добавленной стоимости условно-чистой продукции многократно опубликованы в бухгалтерских и аудиторских журналах (Аудит и финансовый анализ, Аудиторские ведомости) и никаких замечаний от рецензентов не имели. Не понимаю, почему в письме ко мне он пишет одно, а к вам совсем другое. В ВАК я жаловаться не буду, но свою переписку с Вами и А.И. Рофе постараюсь вывесить в интернете, пусть научная общественность, специалисты установят кто из нас прав, а кто нет.

Неприятие рецензентом таких элементарных понятий и терминов, как экономический, трудоустройственный (работопредоставительный), природоохранный, налогоплатёжный потенциалы предприятий говорит не о том, что Ревуцкий засоряет интернет, а о том, что проф. Рофе давно уже не понимает актуальных в настоящее время задач по управлению хозяйственной деятельностью предприятий, не знает, что такое бизнес-аналитика и держать его в качестве проплачиваемого рецензента в журнале "ТиСО" нецелесообразно. Пусть посмотрит, например, какие диссертации по налогоплатёжному (налоговому) потенциалу защищаются в РАГСе. Для того и приводятся в статье литературные ссылки, чтобы не объяснять проф. Рофе А.И., что означают эти понятия, каждое из которых занимает до 10 стр. соответствующего текста. Ему тратить время (бесплатно) на ознакомление с этими понятиями не хочется. Легче обозвать их сорняками. Да и в первой рецензии он не скупится называть очевидно правильные вещи абсурдом, что прежде всего не этично. У меня есть основания полагать, что проф. Рофе А.И. вступил в такой возраст, для которого характерна старческая агрессивность, неделикатность, и это ещё один довод в пользу того, чтобы не доверять ему рецензирование статей своих коллег (аспиранты об этом ему не скажут).

Естественно, мне жаль, что моя парная статья к первой (№ - 3 -11) не будет опубликована в Вашем журнале. Поверьте мне на слово, она с благодарностью будет опубликована в других ВАКовских журналах, а журнал "АВ" Финансовой газеты, в отличие от Вас, заплатит мне за неё гонорар.

Моя переписка с Вами дает Вам повод лишний раз задуматься о порядках, царящих в Вашем королевстве ( незаконно берёте плату с соискателей учёных степеней и глубоких пенсионеров, используете собственных, проплаченных, карманных рецензентов, позволяющих науськивать себя на авторов, в соответствии с указаниями ВАК не желающих платить за свои статьи, твёрдо стоите на своём, когда не правы и т.д. С такими делами легко вылететь из списка ВАК. Мою статью могли бы опубликовать в порядке обсуждения, а проф. Рофе А.И., если уверен, что прав, мог бы раздраконить её на страницах журнала, а не беспринципно кусаться за копейки под ковром. Тогда сразу было бы видно, кто есть кто. Не понимаю, почему ему в таком возрасте, при всём том, что он добился в жизни, было нужно терять честь и, в частности, моё уважение к себе, стать для меня нерукопожатным. Наверняка, за рецензии редакция много не платит.

Ну, всё! Дай Вам бог по заслугам. Л.Д. Ревуцкий

P. S. Первая версия этой статьи без проблем была опубликована в рецензируемых журналах списка ВАК «Человек и труд», «Аудит и финансовый анализ», а также в журнале «Аудиторские ведомости» при Финансовой газете. Получается так, что все публикаторы моего текста - дураки, а журнал «ТиСО» - один умный и честный, непреклонно стоит на страже научной чести, доблести, объективности, принципиальности и добропорядочности.

Ознакомление с содержанием отдельных журналов «ТиСО» убедительно показывает, что некоторые опубликованные в них оплаченные авторами и отрецензированные упомянутыми в этом материале профессорами за деньги, особенно отдельные аспирантские статьи, иначе, как информационным мусором не назовёшь.

Основные причины случившегося видятся в том, что руководство редакции (и особенно М.А. Павлов) потеряло всякое чувство меры, чувство научной добросовестности (если оно было) и элементарное чувство осторожности. Беспредельная меркантильность застила глаза и проявилась ничем не оправданная надежда на то, что с редакцией, с её делишками, никто за справедливость бороться не станет.

Редакция собрала вокруг себя и развратила склонных к беспринципности, не имеющих достаточной щепетильности и самолюбия высокоостепенённых рецензентов, которые оказались способными за небольшую плату по соответствующему заказу не допускать публикаций в этом журнале статей авторов, не желающих за них платить при отсутствии достаточных для этого оснований.

Такие порядки бесконечно продолжаться не могут и рано или поздно за них придётся отвечать.

Если быть откровенным, очень не хотелось вступать в ряды борцов за справедливость. Возраст не тот, да и нервы слабоваты. Но то, с чем я столкнулся, откровенно безобразно, возмутительно и промолчать не захотелось. Известна мысль Бруно Ясенского: бойся равнодушных, только с их молчаливого согласия вершатся гнусные подлости и преступления в мире.

Несколько слов о себе: возраст - неполные 75. Научный стаж - 48 лет. Число публикаций на сегодня - 345, в том числе более 10 книг и 50 брошюр, а также одно авторское свидетельство на изобретение. Книги и статьи в подавляющем большинстве - авторские, брошюры, как правило, служебные - в соавторстве.


Опубликовано на Audit-it.ru: 03 августа 2011 г.


Комментарии читателей

И. Литвинов 14.07.2011 00:45





 

Тема коррупции в ваковских журналах безусловно актуальна, хотя и вполне очевидно, что в обществе без морали и мировоззрения другого и быть не может в экономической науке, тем более в такой её «специфической» области, как оценка. Все это знают, но предпочитают молчать, потому что у подавляющего числа читателей статьи Л.Д. Ревуцкого рыло в пуху и щетине. Смелость, юмор и убедительность Л.Д. Ревуцкого можно только приветствовать, хотя трудно рассчитывать после этой, пожалуй, первой статьи по коррупции в журналах на революционное изменение ситуации с засорением журналов псевдонаучными экономическими публикациями, в непропускании статей без оплаты, и в защите беспомощных псевдонаучных диссертаций по экономике - их тысячи. В этой «научной» области рука руку моет. Пытался однажды напечататься по наивности в «оценочном» ваковском журнале «Экономические стратегии». Так мне назвали такую цифру за публикацию в у.е., что всякое желание публиковаться у них отпало. Все оценочные ежегодные спецвыпуски этого «научного» журнала - сплошь рекламные проплаченные бессмысленные статьи (с чиновников якобы денег не берут, но они все в курсе ситуации). А ведь в этом журнале раз в год в спецвыпуске регулярно публикуются за деньги большинство членов НСОД..
Полное бесстыдство и лицемерие!





 

История с запретом моих посещений Финансового университета при Правительстве РФ

 (Горький опыт - 3)

Ну, и везёт же мне на приобретения горького опыта. За последние неполные десять лет - третий случай. Причём, случаями обогащения такого рода опытом считаю только те, когда не могу молчать, не могу не поделиться пережитым с общественностью, надеясь, что участники описываемых мной событий и те, кто поступает так же, станут более осторожными в проявлении своих невысоких личных человеческих качеств, не делающих им чести.

Горький опыт - 1 я приобрёл в первый раз в жизни, столкнувшись с недобросовестной научной конкуренцией. Суть этого события изложена в приложении к моей статье «Рационализированная информационная система анализа и контроля основных результатов работы предприятия», размещённой на сайте "Audit-it.ru". Точный адрес статьи и приложения к ней в интернете: https://www.audit-it.ru/articles/finance/a106/402411.html .

Горький опыт - 2 -- встреча с откровенной коррупцией в одном из журналов списка ВАК. Подробное изложение того, что случилось, представлено в приложении к статье «Человеческий потенциал отдельного работника и трудового коллектива предприятия», размещённой на том же сайте раньше. Точный адрес статьи: https://www.audit-it.ru/articles/appraisal/a108/335333.html .

Горький опыт - 3, о котором будет рассказано ниже, смотри в приложении к статье «Негативные стороны существующего порядка подготовки и аттестации научных кадров для оценочной деятельности». Точный адрес статьи и приложения - https://www.audit-it.ru/articles/appraisal/a108/416338.html .

Так уж получилось, что будучи в Финансовом Университете при Правительстве РФ, увидев объявление о защите кандидатской диссертации на тему «Управление интеллектуальным капиталом промышленных предприятий», решил поприсутствовать на этом мероприятии в надежде услышать что-нибудь научно свежее в этом вопросе, за достижениями и недостатками в решении которого слежу уже несколько лет. Мои личные научные интересы связаны с анализом возможностей рационализации и уточнения методов определения стоимости экономически важных предприятий.

Защищаемую работу выполнила Татьяна Васильевна Калинина на кафедре «Экономика и управление» ГОУ ВПО «Магнитогорский государственный технический университет им. Г.И. Носова». Научный руководитель диссертанта д.э.н., доцент Харитонова Е.Н. - доцент кафедры менеджмента ФУ при Правительстве РФ (зав. кафедры д.э.н., проф. Цымбалов Ю.М.). Эта кафедра и рекомендовала диссертацию к защите.

Официальные оппоненты: д.э.н., проф. Гончаренко Л.П. и к.э.н., проф. Смирнова В.Г. Ведущая организация: ГОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный политехнический университет».

Работа защищалась на диссертационном Совете по специальности 08.00.05 «Экономика и управление народным хозяйством: управление инновациями». Председатель Совета д.э.н., проф. Федотова М.А. (проректор ФА по научным исследованиям и разработкам, зав. кафедрой «Оценка и управление собственностью». Прослушав доклад, я убедился, что Т.В. Калинина, к сожалению, не разобралась в той крайне сложной задаче, которой занималась, и решение, а также результаты которой защищала. Думаю, что в этом виновата не только она одна. Очевидна слабость научного руководства темой.

Сама Е.Н. Харитонова не засветилась в этой области специфических научных знаний. Для выпускающей кафедры эта тема также была не по профилю, не говоря уже о кафедре в МагГТУ им. Г.И. Носова, где выполнялась эта работа. Трудно понять, почему Е.Н. Харитонова взялась за не своё дело.

Видимо, понимая проблематичность защищаемой работы, невысокое качество её выполнения и результатов, были подобраны официальные оппоненты и ведущая организация, которые не могут считаться достаточно разбирающимися в рассматриваемой диссертации. Мне приходится следить за литературой и наиболее содержательными статьями по этой тематике: фамилий научного руководителя и официальных оппонентов диссертанта в просматриваемых публикациях я не встречал.

Не возьму на себя роль ещё одного - «чёрного оппонента». Отмечу только, что управлять чем-то можно только после научного обоснования и выбора соответствующего параметра управления. Управляемому объекту обязательно нужно дать достоверную количественную оценку. Недопустимо весь интеллектуальный капитал предприятия сводить только к гудвиллу. Нельзя стоимость гудвилла оценивать разницей между рыночной капитализацией предприятия и его бухгалтерской балансовой стоимостью и т.д.

Все перечисленные «недопустимо» и «нельзя» игнорируются в работе, не говоря уже о более мелких недостатках. Во время защиты диссертации я пытался кое-что спросить у Харитоновой Е.Н. Она пообщаться со мной отказалась. Полагаю, не просто так.

Чувствуя глубокую неудовлетворённость услышанным, я задал два простых кратких вопроса соискательнице по существу сообщения и, не получив на них вразумительного ответа, ушёл, не выступив при обсуждении этой работы.

В этот день открытие заседания диссертационного Совета было задержано на 2 часа из-за уважительного отсутствия двух важных членов Совета (М.В. Мельник и Р.П. Булыги). В это время я, в интересах своей внештатной работы и в личных научных интересах, знакомился с публикациями соискательницы, последовательно выслушав замечания сразу двух членов Совета: д.э.н. Цымбалова Ю.М. и д.ю.н. Авдийского В.И. по поводу просмотра упомянутых публикаций: первый утверждал, что я, как посторонний, не должен этого делать, а второй заявил, что он спонсор всех публикаций Т.В. Калининой и распоряжаться ими может только он (я сказал, что ищу публикации, которые могли бы быть размещёнными в электронной базе научной литературы России для зарубежных библиотек). Авдийский В.И. также заявил, что никакие возможности такого размещения никого не интересуют. Я, естественно, утверждал, что никто не имеет права препятствовать к.т.н., доценту Ревуцкому Л.Д. и любому другому человеку, присутствующему на защите диссертации, знакомиться с публикациями диссертанта. В конце-концов, когда мы разошлись, каждый остался при своём мнении. Если Цымбалова Ю.М. я до этой встречи как-то поверхностно знал, то Авдийский В.И. был для меня загадкой, увидел его первый раз.

Кстати, в составе диссертационного Совета только один его член - д.э.н., проф. Булыга Р.П., разбирается в рассмотренных вопросах. В числе остальных 1 - 2 дилетанта (включая Председателя Совета), а другие даже не дилетанты. Как узнал потом, за присуждение Калининой Т.В. учёной степени к.э.н. все члены диссертационного Совета проголосовали единогласно. Сегодня диссертационные Советы создаются по паспортам специальностей, а не по специализации их членов, а такого в принципе не должно быть.

Оценивать качество защищаемых диссертаций могут только специалисты. Дилетантам такие задачи не по силам, остальным - тем более.

Защищаемая работа по своей теме в значительной степени относится к специальности 08.00.10, поэтому по существующему порядку защит диссертаций по смежным дисциплинам, на защиту работы Т.В. Калининой в состав диссертационного Совета Федотовой М.А. было необходимо ввести хотя бы двух - трёх докторов экономических наук, профессоров по профилю рассматриваемого вопроса. До этого дело не дошло.

На следующий день прихожу в университет, а меня не пускают (это после 10 или более лет сотрудничества и личного знакомства с научной элитой этого учебного заведения, льготном проходе в его стены, участия в конференциях, круглых столах и даже в научных трудах ВУЗа. Прибежал начальник отдела охраны университета А.Ф. Грехов, перечеркнул заявку на моё посещение от Методического Управления, и спрашивает: [ Зачем Вы сюда ходите? Только при очень большой заинтересованности кафедр, мы будем Вас пускать. Все заявки кафедр на Ваши посещения должны согласовываться с нами и т.п. ]. И вот уже несколько месяцев (практически с сентября 2011 г.) испытываю настоящую блокаду, хотя несколько раз всё-таки удавалось пройти в Университет, в частности, для участия и доклада на юбилейной конференции памяти С.Б. Барнгольц в декабре 2011 г.

Дошло до того, что пару недель назад А.Ф. Грехов, каким-то образом узнав, что я должен посетить Методическое управление университета для получения переданной мне проф. Я.М. Миркиным своей последней монографии, не поленился прийти к начальнику этого управления и предложить все передаваемые для меня сотрудниками университета публикации выносить мне ко входу в корпусе № 49, не приглашая к себе. Может быть я иностранный шпион, грабитель или вор, опасный преступник-рецидивист? Что-то не видно порядка в нашем царстве-государстве, если такое запретительство становится возможным, когда те, кто это делает, никого и ничего не боятся, остаются безнаказанными. В таких случаях кожей чувствуешь своё полное бесправие, ядовитую атмосферу беззакония. После встреч с подобными явлениями нормальные люди мотивированно выходят на Болотную площадь и Проспект Сахарова. Власти должны это понимать и при малейшей возможности устранять причины недовольства, протеста народа.

Долго не мог узнать, чьих это рук дело. Понимал, что сделать это мог только очень влиятельный человек в Финуниверситете. Сначала грешил на Цымбалова Ю.М., потом, подумав, что его мало кто знает в Университете, на Федотову М.А., с которой мы знакомы уже давно. Особой дружбы у нас нет: иногда критикую её «научные достижения» в вопросах оценки стоимости предприятий; она не замечает сотню моих публикаций по этой тематике с предложениями как-то рационализировать наше общее дело. Как потом оказалось, грешил на этих людей напрасно. Не они это сделали.

Чувствуя противозаконность, кричащую несправедливость того, что произошло, обратился с письмом к ректору ФУ д.э.н., проф. Эскиндарову М.А. с просьбой рассмотреть мой вопрос и снять кем-то организованную блокаду моих (в основном по службе в одном из серьёзных информационных агентств страны) посещений вверенного ему учебного заведения.

Текст упомянутого обращения к ректору приведен ниже.

Ответа на своё обращение не получил, но от общего отдела университета знал, что моё письмо ректор направил на рассмотрение Федотовой М.А., а та переправила его начальнику отдела диссертационных Советов Суховой И.С. Ирина Станиславовна оперативно написала служебную записку ректору, в которой, по-видимому, указала того, кто всё это затеял. После этого, ректор перенаправил моё письмо г-ну Авдийскому В.И., у которого оно находится до сих пор, если сразу же не было выброшено в мусорную урну.

Несколько слов о господине Авдийском Владимире Ивановиче: заместитель проректора университета Федотовой М.А., отставной генерал-лейтенант налоговой полиции, бывший первый заместитель руководителя Федеральной Службы налоговой полиции. В 2003 году ФСНП была ликвидирована, а её функции переданы в МВД РФ, которому услуги генерала не понадобились. Солидный по званию человек, вовремя защитив кандидатскую, а затем и докторскую диссертацию по юридической специальности, заранее подготовил себе запасной аэродром в Московской финансовой академии в качестве заведующего кафедрой, которая сначала называлась «Налоговая полиция», а потом стала называться кафедрой «Анализ рисков и экономическая безопасность». Почти все книжные публикации генерала подготовлены в соавторстве либо под его общей редакцией, что типично для людей такого ранга. Следует подчеркнуть, что ни одна из публикаций с участием В.И. Авдийского не может быть признана достойной для внесения и не была включена в электронную базу научной литературы России для зарубежных библиотек. Вот вам та влиятельная личность, которая может позволить себе всё что угодно. Милиция (полиция) не боится никого и ничего, генералы - тем паче.

Кстати, интересен факт: человек, который по роду своей работы, должен защищать экономическую безопасность страны, хоть не очень заметно, но её подрывает, открывая дорогу в экономическую науку людям, не способным решать научные задачи, за которые берутся. Брак может появляться не только при производстве товаров и услуг, но и при подготовке и аттестации научных кадров.

До сих пор (прошли месяцы) от Авдийского В.И. ни ответа, ни привета. Генералы милиции-полиции следов беззакония не оставляют, так как знают, что они могут быть использованы против них. Уверен, что указание Грехову А.Ф. меня не пускать было дано не в письменном виде, а устно. Тот, будучи рангом намного ниже, проявляет недюженную ретивость в этом весьма сомнительном, неприглядном деле (не очень понятно почему).

После очередной связи с университетом ведущий сотрудник его общего отдела Сергеев В.И. посоветовал мне всё-таки дозвониться до генерала и поговорить с ним, что и было сделано. Разговор начался с вопросов генерала, что мне от него нужно, кто я такой как научный работник, какую имею ученую степень и какая у меня специальность, зачем хожу в «строго режимное» учреждение, которое в моих услугах не нуждается (видимо, считает ФУ милицейской казармой) и т.д. и т.п. В конце разговора мне было предложено, если так уж нужно, обратиться в пресс-службу университета к Юденич М.О. с просьбой об официальной аккредитации. Марина Олеговна сказала, что знать меня не знает и знать не хочет, ничего делать не будет, о чём доложит Авдийскому В.И. На этом всё закончилось - блокада продолжается.

Возникают два вопроса: зачем Владимиру Ивановичу понадобилось всё это затевать и кем ему приходится Т.В. Калинина? Только он знает точные ответы на эти вопросы, но версии напрашиваются сами и все не в его пользу.

Когда я поделился о происходящем с некоторыми представителями профессуры университета, они посоветовали записаться на личный приём к ректору, рассказать ему, что творится в его заведении, и он всё урегулирует. Записался на приём, около месяца жду, видимо, напрасно. Никто, даже ректор огромного университета не хочет связываться с отставным генералом полиции. Может быть чего-то боится?

Не завидую А.Ф. Грехову. Зачем ему было соглашаться на исполнение унизительных ролей унтера Пришибеева и Держиморды одновременно?

Что делать дальше, не представляю. Может быть, придётся обратиться за помощью к какой-нибудь крупной, заседающей в Государственной Думе партии, или к будущему президенту страны В.В. Путину, которому привычно ручное управление решением как больших государственных задач, так и разруливание дел мелких и мельчайших.

Теплится также надежда, что рано или поздно найдётся управа на допускающих произвол, беззаконие, высокомерных не по заслугам отставных генерал-лейтенантов полиции, которым доверено быть заведующими кафедрами, наставниками студентов и аттестовывать аспирантов и докторантов - будущих работников науки, не владея соответствующими знаниями и не обладая высокими моральными качествами. На одного из действовавших до последнего времени, зарвавшихся генерал-полковников милиции-полиции, судя по публикациям в СМИ, она уже нашлась.

Не могу не добавить ещё один штрих к картине противостояния «колосса» Авдийского В.И. с «букашкой» Ревуцким Л.Д.

5 марта 2012 г. в адрес гендиректора информационного агентства «ИВИС», с которым я добровольно сотрудничаю, по электронной почте приходит письмо за подписью зам. проректора ФУ по научным исследованиям и разработкам Авдийского В.И. Текст этого частного, не официального письма (не на бланке университета, без исходящего номера) прилагается ниже.

Генерал отличается богатой фантазией и напыщенностью, называет российское агентство предприятием какой-то надуманной головной американской компании. Предлагает подтвердить статус внештатного сотрудника, которого самонадеянно, настойчиво рекомендует незнакомой ему организации, когда его об этом не просят, исключить из числа «непонятных ему посредников». Где здесь элементарная логика, культура поведения?

Текст письма свидетельствует о том, что в школе у Владимира Ивановича были нелады с родной речью и русским языком. Каков стиль и слог письма, какие несуразности? Фамилия «букашки» упоминается 3 раза и в разном написании. Таким образом он «топчет» неугодного ему посредника.

С тем же успехом, любой человек (и, например, я) может по электронной почте обратиться к ректору Московского финансового университета с призывом обойтись без отставного генерал-лейтенанта налоговой полиции Авдийского В.И., допускающего не этичное поведение по отношению к коллегам, попытки лишить научные кадры университета (не спрашивая их согласия на это) возможности своими трудами стать известными за рубежом, развратившего службу охраны и бюро пропусков ВУЗа, не делающего чести университету, позорящего высшее руководство этого крупнейшего образовательного учреждения в стране.

Уже после этого, 20-го марта с.г., меня приглашает в Межвузовский Центр университета д.э.н , проф., заслуженный деятель науки РФ М.В. Мельник для передачи мне сборника статей, в котором я участвовал в качестве докладчика, а ей предлагают обязательно согласовать свою заявку с Греховым А.Ф. Она заниматься таким унизительным делом не стала и попросила меня ей позвонить. К ней меня так и не пустили, а сборники статей мне вынесли к парадному крыльцу. Оставшиеся у неё сборники для меня она вынесет мне лично почти через все здания университета с третьего этажа на первый. Спасибо от неё и меня гг. Авдийскому В.И. и Грехову А.Ф. В поликлинику людей пускают, могут пустить и в столовую, а некоторым доцентам вход в университет по заявкам его структурных подразделений запрещён. Вопрос к читателям этого материала: почему? Догадливый человек сообразит сразу.

И ещё об одном. Три раза я официально (отвозил сам и регистрировал передачу материалов) делился случаями своих горьких опытов с ВАК в надежде на какую-то реакцию с её стороны. Результаты нулевые. Роль преграды для попадания в экономическую науку лжеучёных, ограничителя недобросовестной научной конкуренции и коррупции в научных журналах её списка эта Комиссия не выполняет. Нужна ли обществу и стране такая ВАК? Думаю, что не нужна.

Приложение 1

Копия письма ректору Финуниверситета

Ректору Финансового Университета

При Правительстве РФ

д.э.н., проф. Эскиндарову М.А.

от к.т.н., с.н.с. (доцента по специальности)

Ревуцкого Л.Д.

Уважаемый Михаил Абдурахманович!

Я представляю информационное агентство «ИВИС», которое ведёт электронную базу научной литературы, журналов и газет РФ для зарубежных библиотек (визитная карточка прилагается). Уже много лет сотрудничаю с ведущими учёными-преподавателями Вашего университета ( Лаврушин О.И., Беляева И.Ю., Красавина Л.В., Павлова Л.П., Миркин Я.М., Ряховская А.Н., Орланюк-Малицкая Л.А., Силластэ Г.Г., Гетьман В.Г., Бывшев В.А., Плисецкий Е. Л., Ярыгина И.З., Карпова С.В. и многими другими), включая их монографии и сборники научных трудов в нашу базу и направляя их в ведущие библиотеки мира (библиотека Конгресса США, Национальная библиотека Китая, Центральные библиотеки Англии, Франции, Японии и др. стран).

Новинки малотиражной литературы отслеживаю по стендам ассортимента в Методическом Управлении Университета, а также на заседаниях диссертационных Советов по защитам в основном докторских диссертаций, затем обращаюсь к соответствующим авторам и нахожу понимание полезности для них таких контактов.

Разовые пропуска в академию мне много лет заказывало Методическое управление Университета, полагая, что моё дело того стоит (разовые отправки книг в библиотеки мира стоят 50 - 60 долларов США за посылку). По нашей электронной базе и последующей работе с центральными библиотеками разных стран о Ваших научных достижениях узнаёт весь мир.

Недавно судьба и любознательность занесли меня на заседание диссертационного Совета под председательством М.А. Федотовой, где защищалась диссертация соискательницы Калининой Т.В. по вопросам управления интеллектуальным капиталом промышленных предприятий, в которых я немного разбираюсь, и по существу сообщения я задал два кратких вопроса по слабым местам работы, выслушал невразумительные ответы, которые меня не удовлетворили, и ушёл. Вчера, в кратком частном разговоре с начальником отдела диссертационных Советов университета И.С. Суховой я позволил себе немного покритиковать некоторые моменты работы Т.В. Калининой, полагая, что делаю это в интересах Вашего Университета, проявляю заботу о его престиже. Причём, с моим личным мнением любой коллега может не согласиться и будет по-своему прав. Для меня всё кончилось плохо. Как оказалось, не без участия И.С. Суховой. Прихожу сегодня утром на заседание диссертационного Совета О.В. Голосова, где защищалась докторская диссертация и была соответствующая преддокторская монография, с которой я хотел ознакомиться, в Университет меня не пускают, аннулировав заявку Методического Управления на выдачу мне пропуска. Кто-то из Ваших влиятельных сотрудников дал указание начальнику службы охраны Университета А.Ф. Грехову сделать меня «персоной non grata». С чего бы это? Кому я причинил вред, что украл, вынес сор из избы?

Очень бы не хотелось, чтобы таким образом была незаслуженно прервана многолетняя связь нашего агентства и меня лично с научной элитой Вашего Университета. Проигравшими окажутся все, победителей не будет.

Если Вы сочтёте, что по отношению ко мне и нашему агентству всё было сделано правильно, значит, тревожу я Вас напрасно. В случае, если реакцию кого-то из Ваших руководящих, авторитетных сотрудников на скромную критику некоторых положений одной из великого множества диссертаций, защищаемых в Университете, Вы, как и я, посчитаете незаконной, чрезмерной, неадекватной, то, надеюсь, с Вашей помощью сохранить добрые отношения с Вашим учебным заведением.

Л.Д. Ревуцкий, участник заседаний некоторых диссертационных Советов Вашего университета, участник и докладчик на конференциях памяти С.Б. Барнгольц, круглых столов на кафедре оценки и управления собственностью, и ряда др. научных мероприятий. Автор статей в научных трудах университета.

05.10.11 и 20.02.12.

Приложение 2

1 1182.jpg (141 Кб.)


Опубликовано на Audit-it.ru: 26 марта 2012 г.


Комментарии читателей

I-a 26.03.2012 16:30





 

В приложении к статье Ревуцкого Л.Д. напечатано поразительное по безграмотности официальное письмо заместителя М.А.Федотовой в Финансовой академии (по научной работе!!!) генерал-лейтенанта налоговой службе Авдийского А.Д., в котором я насчитала 6 ошибок. Как тут не вспомнить первую (без соавторов) монографию на 107 страницах 1997 года самой М.А.Федотовой, в которой почти на каждой странице имеются грамматические и арифметические ошибки (рекорд - 12 ошибок на странице). Видно, чтобы попасть в заместители к М.А.Федотовой, нужно быть абсолютно безграмотным человеком.





 Иван Валерьевич 29.03.2012 17:51





 

Какой-то странный скан-приложение. Не на бланке, без номера, даты и подписи.
Кто угодно такое написать мог. Леопольд Давидович, зачем Вам это нужно?





 макар(eb0d6)29.03.2012 21:53





 

это не скан а распечатка электронного письма
а так не мешайте создавать липовых докторов и кандидатов
у нас липовые писатели - знатоки рок культуры есть - типа Троицкого ,
липовые научные деятели будут..





Борис 29.03.2012 22:20





 

Я работаю в Финуниверситете и сейчас изнутри борюсь с этими "деятелями" науки по 1.плагиату и 2. абсурдной математической формуле (уровня 5 класса школы) в диссертации, защищенном в нашем диссовете. На аппеляцию приперся генерал ю.н. Авдийский (он не в этом диссовете!) и угрожал мне переаттестацией, но изучив его "научные" работы сегодня - решил устроить ему публичную аттестацию по знаниям в математике (5 класса) и экономике. Завтра Ученый совет (он член), постараюсь задать (публично) вопросы и вызвать его на научную "дуэл" перед ВСЕМИ! Надеюсь вынудить принять вызов!





I-a 30.03.2012 00:04





 

Борис, а Вы уверены, что "научные" статьи за подписью А.Д. Авдийского писал именно он?
Ведь у А.Д. Авдийского практически нет ни одной статьи без соавторов, впрочем, как и у М.А. Федотовой.





Борис 30.03.2012 00:50





 

Полностью с Вами согласен - нет за душой ничего! Но этого салдафона надо выводить на чистую воду публично! Я постараюсь сделать - начав со школьной математики и закончив нарушением авторских ПРАВ ( для д.ю.н) в диссере, которого он не замечает.





Борис 30.03.2012 00:59





 

кстати он - Авдийский Владимир Иванович, проф.д.ю.н. завкафедры, зампроректора по науке, член диссовета, член Ученого совета финуниверситета.





Никола 30.03.2012 15:26





 

В статье Л.Д.Ревуцкого упоминается докторская диссертация по оценке Т.Г.Касьянеко.
Прочитал ее реферат «Концепция формализации теории оценки во взаимосвязи с процессом стандартизации оценки в России» (2009). Мама дорогая!!! бессмысленный набор слов.
Вдумайтесь хотя бы в название, как может быть научной диссертация на тему, скажем, «Концепция формализации специальной теории относительности»? И никого из 4-х оппонентов, докторов экономических науке, это название не смутило.
Да всех оппонентов надо немедленно лишить научное звание за такое оппонирование.

А вот докторская диссертация думско-оценочного деятеля, члена НСОД, которую оппонировала М.А.Федотова:

И.Д. Грачев «Методология и эконофизический инструментарий моделирования и институциональной реализации экономического прогресса» (2010).
Псевдонаучная галиматья. Вся наука вылилось у этого думского деятеля в изобретение нового слова «эконофизический». Тираж выпущенной необходимой монографии по диссертации с тем же названием сам и скупил, в магазины она не попала, эта книга отсутствует во всех библиотеках.

Забыл Л.Д. Ревуцкий упомянуть еще одного доктора экономических наук, читающего оценку бизнеса в Пятигорском университете - Медового А.Е., который единственный из всех упоминавшихся докторов экономических наук попал в Педивикию, то есть, как квазиученый он будет, пожалуй, покруче Федотовой М.А., хотя оба и попали в Энциклопедию выдающихся (!!!!) ученых России (см. сайт Энциклопедии)
«Выдающееся» научное достижение Медового А.Е. из его докторской диссертации (2009):
«Выявлены главные факторы успеха в работе риэлторов: уровень мотивации, в том числе в оплате труда, наличие соответствующей базы и возможности быстрого подбора вариантов недвижимости, эффективная система работы с клиентом, профессиональные качества риэлтора, привлекательность низких цен при оказании услуг (даже при наличии скрытой комиссии), что позволяет, используя конкурентные преимущества, наметить пути целенаправленного роста фирмы». И так вся диссертация, все достижения...
Можно догадаться, что этот «ученый» несет студентам на своих лекциях по оценке бизнеса.
А вот, что этот относительно молодой псевдоученый написал, в общем-то, семидесятилетнему с хвостиком Л.Д.Ревуцкому, в качестве комментария к его статье на сайте Империя оценки:
«Давайте с вами посидим, подумаем о теме вашей диссертации, разработаем план, посмотрим кое-какие материалы. Может у вас есть какие-то наработки. Будете работать над темой, дай бог тоже защититесь... Поменьше завидуйте другим (???), побольше трудитесь».
Да на нем пробы негде ставить!!

Все эти люди являются «типичным порождением нынешнего времени, столь благоприятного для бездарей, циников и хапуг» (Бушин).
А других в оценочной науке практически и нет. Других они в доктора и кандидаты не пускают (хотя может быть, в исключительных случаях, они и дают защитить полноценные работы).
Секта-мафия бездарей-циников-хапуг-квазиученых во главе с М.А.Федотовой!!!
Нужно помочь защититься нужному чиновнику - помогают-оппонируют, нужно совершить подлость по просьбе такого же «коллеги» - совершают, нужно соврать - соврут, нужно дать положительное экспертное заключение на оценочный отчет для разворовывания страны - дадут.

Спасибо, уважаемый Леопольд Давыдович за статью.





Никола 31.03.2012 14:17





 

Из статьи Л.Любимова «Ученые - это качество, а не количество», «Известия», 29 марта 2012 г.,


«В одной из своих предвыборных статей В.В. Путин совершенно верно указал на направления высшего образования, в которых почти нет ни науки, ни «добротного образования». Это - экономика, менеджмент, право, социология».



«В последние пару лет в ВШЭ из ВАК поступило на дополнительную экспертизу некоторое число докторских диссертаций. Их содержимое вызвало буквально шок».



«нужен квалификационный аудит наших кандидатов и докторов экономических наук, немалая часть которых не решит задач финала Всероссийской олимпиады школьников по экономике. Зато они успешно и в срок готовят новых кандидатов наук».





Роман Кулыныч 02.04.2012 15:01





 

Я могу за свой город сказать, по научным кадрам ситуация аналогичная - кто не хочет работать, тот учит. Преимущественно так.
Причем ведь, на все комментарии ответы типа "я в оценке нцать лет", "вы еще молоды", "я преподаю в....". Страшное ж дело. Даже не знаю, жалеть или нет что не был на лекциях, но послушать интерсно.





О.Т. 11.04.2012 17:51





 

Кого только в оценке нет!
Она состоит из мафиозных кланов:
- крупные оценочные компании и их заказчики, для которых "оценщики" делаю заказные оценки,
- руководители СРО и крупные оценочные компании, для которых руководители СРО делают заказные экспертные заключения на заказные или непрофессиональные оценочные отчеты, т.е. осуществляется крышевание для обоюдной выгоды....





МАОК 02.07.2013 10:49





 

Об обучении оценщиков.
Зайдите на сайт Международной академии оценки (МАОК).
Там нет ни фотографий учебного процесса, ни расписания занятий, ни названия курсов лекций, ни фотографий самих студентов.
Имеются на сайте фотографии начальников МАОК: Неймана Евгения Иосифовича, Трейгера Евгения Михайловича, Олейник Татьяны Львовны, да фамилии 4-х профессоров Черного Ю.И., Зайцевой Н.А., Оноприенко В.И., Лебедева Н.А.
Что и кому они читают - неизвестно. Надо понимать, что эти профессора дали напрокат свои фамилии тройке за деньги и появляются в МАОК только за зарплатой.

С полным основанием можно утверждать, что МАОК - это фабрика по продаже дипломов, которая отродясь никаким обучением не занималась.

Наверное, обучение оценщиков и в остальных 87 вузах, готовящих оценщиков, такое же.





Леопольд Ревуцкий 03.07.2013 12:07





 

Очень хотелось бы знать, почему Минобрнауки РФ не интересуется подобными явлениями и не принимает меры для их прекращения и предотвращения в будущем.





          Неожиданный случай с одной моей статьёй
Полемика по содержанию материала
(Горький опыт - 4)

Судьба не перестаёт баловать меня приобретением горьких опытов. Вот уже разбогател на 4-том. Либо пишу не то, либо не хочу платить ни за что, либо спрашиваю не о том, о чём можно спросить на заседании Федотовского диссертационного Совета в Финансовом университете при Правительстве РФ. А тут ещё одна, какая-то необычная история.

В середине января с.г. получаю из редакции журнала «Имущественные отношения в Российской Федерации», издаваемом в МАОК, уведомление о том, что несколько месяцев лежащая в портфеле редакции одна из моих статей «Фундаментальная ценность, фундаментальная стоимость и справедливая стоимость предприятия: понятия, показатели и методы их определения» (статья размещена на этом сайте по адресу: https://www.audit-it.ru/articles/appraisal/a108/485752.html), и все мои будущие статьи по устному указанию финансового куратора этого журнала, г-жи Олейник Т.Л., печататься здесь больше не будут, потому что якобы где-то, когда-то я не совсем лестно отозвался о научных достижениях кого-то из «корифеев» оценки стоимости предприятий, скорее всего - о проф. Федотовой М.А. Видимо, в нашей стране все коллеги обязательно должны быть полными единомышленниками по вопросам теории и практики определения стоимости, в частности, проблемных предприятий.

В упомянутом журнале, начиная с 2006 г. и по 2012 г., у меня было опубликовано 8 статей по проблемам определения стоимости предприятий. С особым уважением отношусь к редакторам моих статей, показавшим высокий уровень профессионализма.

Кстати, журнал печатал не много статей по вопросам оценки и без моих материалов их станет заметно меньше. Малоценные статьи чиновников и потенциальных заказчиков оценки высшему руководству (хозяевам) ВАК-го журнала кажутся более нужными и полезными для них.

К чести редакции, с моего безоговорочного согласия, статья, о которой идёт речь, была направлена на рецензирование к.э.н. доценту Косоруковой И.В. и д.э.н. профессору

Лившицу В.Н. Затем, по моей инициативе и по договорённости с Е.И. Нейманом - президентом МАОК, эта статья, вместе с дополнительной рецензией д.э.н. проф., академика РАЕН Котилко В.В. была направлена Е.И. для ознакомления и принятия окончательного решения о возможности её опубликования в журнале. Основные замечания В.Н. Лившица были учтены при доработке текста.

Поступившие отзывы - рецензии с моими краткими комментариями приведены ниже:

ОТЗЫВ-РЕЦЕНЗИЯ НА СТАТЬЮ

Фундаментальная ценность, фундаментальная стоимость и справедливая стоимость предприятия: понятия, показатели и методы их определения

Параметр

Оценка

Примечание

Научная новизна

высокая

Предложения спорны и плохо аргументированы.

удовлетворительная

низкая

Теоретическая и практическая значимость

высокая

При действующей нормативной базе на практике применение предложенных автором подходов невозможно.

удовлетворительная

низкая

Актуальность

высокая


удовлетворительная

низкая

Степень разработанности темы

высокая

Анализ нормативной базы и специальной литературы отсутствует

удовлетворительная

низкая

Компилятивность

присутствует


отсутствует

Соответствие тематикам журнала

полное


частичное

слабое

отсутствует

Рекомендация к публикации в журнале «Имущественные отношения в РФ»

рекомендуется

Начинающих специалистов эта статья будет вводить в заблуждение, для практикующих специалистов ценности не имеет.

не рекомендуется

рекомендуется с доработкой

Общие замечания по статье

1. Считаю, что понятийный аппарат, связанный с каким-либо объектом оценки в рамках профессиональной деятельности стоит рассматривать не с точки зрения « словарно-лингвистически» рассмотренных понятий, а с точки зрения действующего гражданского законодательства. Иначе теряется весь смысл дальнейшей полемики, т.к. он не отвечает требованиям ФЗ № 135 «Об оценочной деятельности в РФ» и, соответственно, не применим в практической деятельности оценщиками.

2. Понятийный аппарат четко не определен или не соответствует действующим нормативным документам:

А) Не понятно, что автор подразумевает под понятиями «предприятие» и «бизнес» с точки зрения ГК РФ и тогда не имеет смысла дальнейшая полемика на эту тему. При этом употребление терминологии в простой разговорной речи является проблемой для лингвистических научных исследований, но не проблемой рассмотрения научной статьи в области оценочной деятельности.

Б) понятие «полная стоимость» в ФСО №2, МСО, ЕСО, определяющим перечень видов стоимости, не раскрывается. Таким образом, в мировой практике оценочной деятельности применяться не может. При этом автор не указывает преимущества вводимых понятий и своих положений, что не дает возможность оценить значимость и целесообразность их введения в оценочную практику.

В) Понятие фундаментальной стоимости уже существует, и не думаю, что нужно придумывать новую трактовку этого понятия. Также как и понятие справедливой стоимости определено Приказом Минфина РФ и МСО, МСФО и трактовать его в совершенно другом понимании, как минимум, не корректно.

Г) « общую и обменную фундаментальные ценности» - что имеет в виду автор? Чем отличаются «общая» и «обменная» стоимости?

Д) « Существующая взаимосвязь показателей ценности и стоимости предприятия довольно подробно рассмотрена в [ 5 ]» - а «стоимость» и «ценность» - это разные понятия? В статье эти термины используются то, как синонимы: « В свою очередь, фундаментальная обменная экономическая ценность, т.е. фундаментальная стоимость предприятия, представляет собой его капитализированную фундаментальную общую экономическую ценность», то, как разные категории. Как понимать автора?

3. Утверждение « Полная стоимость любого предприятия состоит из принципиально ключевого стоимостеобразующего показателя его стоимости и драйверов этой стоимости», на мой взгляд, не имеет права на существование, т.к. драйвер стоимости - это фактор, влияющий на стоимость (движущий стоимость). Стоимость любого объекта не может быть суммой стоимости этого объекта и факторов, влияющих на его стоимость. Не возможно в рамках действующего законодательства оценить стоимость фактора, т.к. он не является товаром и объектом оценки.

4. « Отсюда вытекает вывод, что полная стоимость предприятия не является величиной постоянной хотя бы в силу того, что его фундаментальная стоимость может меняться во времени» - автору следует знать, что в соответствии с требованиями ФЗ 135, ФСО 1,3 стоимость объекта оценки формируется на определенную дату - дату оценки (дату определения стоимости, дату проведения оценки), и в соответствии с принципом изменения стоимость любого объекта оценки меняется во времени - это азы теории оценки (об этом написано в любом учебнике по оценке), т.е. такой вывод не является новизной.

5. « Естественно, особый интерес для практического применения представляет определение величины полной экономически справедливой стоимости предприятия - завершающий, заключительный аккорд в связанной с ним оценочной работе.» - не согласна с автором, что в практической оценочной работе можно определить указанную величину, т.к. это противоречит действующим нормативным документам.

6. Формулы, которые рассматривает автор, в рамках предлагаемого метода носят спорный характер. Сущность методики близка к затратному подходу в оценке, при этом автор предлагает учитывать только внеоборотные активы в расчетах, а оборотные активы на дату оценки не рассматриваются. Не понятно, почему в стоимость включаются обязательства предприятия со знаком «+». Собственные источники финансирования рассматриваются в виде амортизации, а чистая прибыль при этом не учитывается, хотя она является также собственным источником финансирования. При этом не понятно и не корректно суммирование активов и разновременных элементов денежного потока. И после всех вычислений совершенно не понятно, стоимость какого объекта оценки с точки зрения ГК РФ и ФЗ 135 получает автор?!

7. Указание в списке используемой литературы работ только одного автора не корректно, т.к. свидетельствует об отсутствии научного анализа и «однобокости» понимания проблемы.

Общий вывод: очень много вопросов вызывает понятийный аппарат, предлагаемый автором, и возможность его использования в действующей оценочной нормативной среде, что вызывает большие сомнения в практикоориентированности предложений.

Рецензент٭ ..., заведующий кафедрой оценочной деятельности, фондового рынка и налогообложения негосударственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Московский финансово-промышленный университет «Синергия» (МФПУ «Синергия»), доцент, кандидат экономических наук (г. Москва)

Краткий комментарий автора:

К большому сожалению, рецензент не понимает, чем научные статьи отличаются от существующих руководств и методических рекомендаций к практическим действиям. Ссылки на ГК РФ, ФЗ 135, которые сейчас перерабатываются, на ФСО, МСО, ЕСО не состоятельны, когда речь идёт о предложениях по совершенствованию существующих методов определения стоимости предприятий. Если всё узаконить и застандартизировать оценщики станут не нужны. Такую работу выполнят роботы или гастарбайтеры. В статье все понятия раскрыты. Рецензенту, наверное, было некогда внимательно читать текст. Какие понятия фундаментальной стоимости, как считает И.В., существуют, кто их сформулировал и почему назвал таким образом: пусть рецензент расскажет. Если автор отзыва не знаком с теорией ценностей - аксиологией и не знает, чем общая экономическая ценность отличается от обменной и чем стоимость товара отличается от его ценности - это проблема рецензента, а не автора статьи. По каким-то непонятным соображением рецензент драйверы стоимости считает факторами, а не показателями. Отсюда у неё недоумение. В действующих нормативных документах, естественно, нет понятия полной экономически справедливой стоимости предприятий, а у меня в статье оно есть. Ну и что? С автором отзыва можно спорить долго, но вряд ли это следует делать. Интересно, откуда она взяла, что предлагаемая мной методика близка к затратному подходу? Бог ей судья. Из её доводов никак не следует, что публиковать эту статью не целесообразно. С таким же успехом, но с более вескими аргументами, я могу доказывать, что публикация учебника по «оценке бизнеса», в котором она выступала в качестве составителя и автора, была ошибочной и вредоносной. Спасибо автору этого отзыва за проделанный труд и хотя бы за то, что она не удосужилась обозвать меня каким-нибудь оскорбительным словом, как это позволяет себе делать другой рецензент (Е.И. Нейман). Однако не могу пройти мимо последнего в таблице пассажа рецензента о том, кого эта статья будет вводить в заблуждение, а для кого она ценности не имеет. И это пишет одна из лучших учениц М.А. Федотовой, вместе с которой уже много лет своими учебниками «втирает очки и пудрит мозги» (Д.А. Медведев) бедным студентам и аспирантам, которых они щёдро одаривают псевдознаниями по преподаваемым оценочным дисциплинам.

Следующий отзыв В.Н. Лившица:

ОТЗЫВ-РЕЦЕНЗИЯ НА СТАТЬЮ

Фундаментальная ценность, фундаментальная стоимость и справедливая стоимость предприятия: понятия, показатели и методы их определения

Параметр

Оценка

Примечание

Научная новизна

высокая

Новизна достаточно высокая, насколько эта новизна научная, сказать трудно.

удовлетворительная

низкая

Теоретическая и практическая значимость

высокая

Теоретическая значимость при соответствующем исправлении статьи - высокая. Практическая значимость - дискуссионная.

удовлетворительная

низкая

Актуальность

высокая

Актуальность имеет место, т.к. вопросы оценки стоимости до конца не решены.

удовлетворительная

низкая

Степень разработанности темы

высокая

Низкая, так как автор излагает свою концепцию в более или менее завершенном виде, но почти без каких-либо необходимых обоснований.

удовлетворительная

низкая

Компилятивность

присутствует

Отсутствует, более того, другие точки зрения серьезно вообще не рассматриваются.

отсутствует

Соответствие тематикам журнала

полное

В достаточной мере соответствует.

частичное

слабое

отсутствует

Рекомендация к публикации в журнале «Имущественные отношения в РФ»

рекомендуется

В представленной виде вряд ли ее можно рекомендовать к публикации. Следует рекомендовать автору ее существенно переработать, сохраняя и аргументируя имеющиеся в ней идеи.

не рекомендуется

рекомендуется с доработкой

Общие замечания по статье

Статья написана в ключе совершенно несовместимом с научными традициями и в стиле, весьма затрудняющем ее понимание. Вопросы стоимости, справедливой стоимости рассматриваются многими авторами, но они в статье не только критически не анализируются, но даже толком и не упоминаются. Имеющаяся библиография состоит только из работ автора статьи и производит несерьезное впечатление. Наличие излишнего наукообразия и словотворчества (вэльюология, вэльюлогия) не делают статью более понятной. Хотя стремление навести порядок в терминологии и учесть то, что автор называет «драйверами стоимости» можно одобрить и эти мысли потерять жалко. Поэтому, отвергая публикацию статьи в неудачном представленном виде, следует предложить автору статью переработать и в нормальном переработанном виде, т.е. с нормальной библиографией, с нормальным критическим анализом работ-аналогов и т.д. представить ее для повторного рассмотрения.

Рецензент Лившиц В.Н. _______ д.э.н., проф. ____________

Многие замечания В.Н. Лившица автор учёл, исходя из того, что объём журнальной статьи не безграничен. Предложил публиковать статью в порядке обсуждения. Убрал лишнее. Ссылки на собственные работы - вынужденные, так как в этом узком вопросе ссылаться не на кого: развиваются идеи, изложенные в моих монографиях и последующих статьях. Развёрнутый обзор состояния вопроса не входил в планы автора, так как это тема другой, самостоятельной статьи для другого автора. Никакого наукообразия в оставленном тексте статьи нет. Понимаю рецензента, когда он пишет о недостаточной аргументации предлагаемой концепции в рецензируемом материале. Она подробно изложена в публикациях, на которые ссылаюсь, и в повторении всего этого в рассматриваемой статье не вижу смысла. Заинтересовавшийся читатель обязательно найдёт ответы на все возникшие у него вопросы как в самой статье, так и в упоминаемых в ней публикациях. Глубоко благодарен В.Н. за то, что он нашёл время посмотреть эту статью и высказанные по ней весьма объективные замечания, за понимание серьёзности и конструктивности ряда моментов её содержания.

Нельзя не отметить «обстоятельность» замечаний Е.И. Неймана по моей скромной статье:

Замечания на статью к.т.н. с.н.с. Ревуцкого Л.Д.

«Фундаментальная ценность, фундаментальная стоимость и справедливая стоимость предприятия: понятия, показатели и методы их определения».

Хотя данная статья и предлагается в порядке обсуждения, между тем хотелось бы высказать замечания автору по поводу выдвигаемых им предложений. Ряд замечаний уже был высказан в отрицательном отзыве на эту статью.

В своих замечаниях я бы хотел остановиться на более подробном анализе предлагаемых автором положений и предложений, тем более, что, выдвигая «революционные» предложения по «ниспровержению» метода дисконтирования денежного потока автор не стесняется в выражениях -

«....является мистификацией, профанацией, откровенной халтурой, низкопробной подделкой, муляжем результата оценки, своеобразной формой довольно крупного (полагаю, что по действующему законодательству даже уголовно преследуемого) мошенничества, как правило, совершаемого для того, чтобы угодить заказчику, заранее диктующему оценщику устраивающую его цифру в ущерб интересам государства, общества и народа.»

Для статьи, претендующей на научность, такого рода «лозунги» и «призывы» вряд ли могут рассматриваться как серьезные и обоснованные аргументы.

Что принято на форумах и сайтах, обычно в научных статьях, как мне кажется, не уместно, и, видимо свидетельствует либо о не желании или о не умении высказать свою точку зрения в принятых обычно терминах, определениях и формах подачи материала.

Я не хочу повторяться по поводу «терминологической каши» и «понятийной невразумительности» вводимых автором предложений. Видимо, «сакральный» смысл вводимых автором понятий ясен только ему самому.

В принципе это возможно, принципиально новые - прорывные идеи - действительно могут потребовать существенного изменения или обновления определений и понятий - онтологий - и так действительно происходит.

Но так происходит и при явной профанации научного знания.

Мне кажется, что в данном случае мы имеем дело именно с профанацией и спекуляциями по поводу действительно серьезных проблем, которые имеют место в системе экономических измерений в целом, и в вопросах оценки стоимости имущества в частности.

Поскольку в статье помимо «новых» терминов и определений, есть и «формульная» составляющая, которая должна формализовать данные предложения, рассмотрим анализ предлагаемых аналитических выражений.

Курсивом приведены выражения и цитаты из рассматриваемой статьи.

Вначале напишем концептуальные формулы - выражения для определения величины фундаментальной стоимости предприятия (Сфп), а также его полной фундаментальной (Спфп) и полной справедливой (Спсп) стоимостей. Затем состав отдельных элементов этих формул раскроем более детально.

Итак:

Сфп = Цфп х Мк ( 1 )

Спфп = Сфп +∑Дсп ( 2 )

Спсп = Сфп + ∑Дсп - ∑Дуп ( 3 )

или

Спсп = Спфп - ∑Дуп, ( 4 )

где Цфп - общая фундаментальная ценность производственно-технической и организационно-технологической базы предприятия (его нормативный годовой валовой доход - Д или годовой экономический потенциал - Пэп, либо годовой потенциальный чистый доход - Чдп), тыс. денежных единиц (д.е.);

Мк - мультипликатор капитализации величины Цфп, рассматриваемой в виде показателя Чдп;

Комментарий:

«Фундаментальная стоимость предприятия - Сфп», зависит от «общей фундаментальной ценности - Цфп» через мультипликатор «Мк». При этом Цфп может быть и нормативом по доходу, или никак не определенным экономическим потенциалом, либо чистым доходом. Не вдаваясь в экономическую природу и отличие валового дохода, прибыли, а не чистого дохода - термин «чистый операционный доход» используется в оценке недвижимости, а не бизнеса. «Чдп» - в терминах автора - это прибыль.

Тогда формула (1) следуя обозначениям автора должна давать следующее:

Cфп = Чдп*Чдп?

Т.е. «фундаментальная стоимость предприятия» есть квадрат «некой прибыли»? Прямо можно сказать несколько странное понятие, насколько мне известно, в теории и практике экономических измерений такая величина не встречается.

∑Дсп = Зпф + Сзу + Сна + Сип ( 5 )

Комментарий:

Автор вводит понятие «драйверов стоимости»

Судя по формуле (5) - это ничто иное, как рыночная стоимость основных фондов (недвижимости), и, видимо и движимого имущества. Почему эта величина названа «драйвером» в принципе не ясно.

∑Дуп = Фоп + Скк + Звп + Знз, ( 6 )

Комментарий:

Эта величина, безусловно новация автора, аналога этой величины я не знаю, но судя по контексту, это часть не используемой амортизации, пассивы, затраты на модернизацию, затраты на персонал и т.д. Какой экономический, да и просто здравый смысл вкладывает автор в объединение в один показатель совершенно разных по своей природе, в конечном счете, финансовых потоков возникающих в разные моменты времени, имеющие в принципе характер «притоков» и «оттоков». Столь «революционное» отношение к построению потоков доходов и расходов свидетельствует, как мне кажется, об отсутствии у автора элементарных знаний по инвестиционному анализу.

Отдельно хотелось бы остановиться на величине Зпф.

Зпф - суммарные осовремененные затраты на предпроектные, проектно-изыскательские и проектные работы, выполненные по оцениваемому предприятию у нас в стране после 1993 г. в условиях существования рыночной экономики до начала его строительства и относящиеся только к периоду календарного времени в годах полезного (эффективного) использования этой производственной собственности её последним владельцем (пример: при полезном сроке эксплуатации оцениваемого предприятия - 80 лет, если его нынешний продавец владел им в течение 20 лет, то величина Зпф, закладываемая в формулу ( 4 ), составит лишь четверть от общей величины затрат, произведенных в своё время на эти цели, тыс. д.е.);

Комментарий:

Так Зпф - это затраты на ПИР или стоимость воспроизводства /замещения, которые автором, видимо из чувства «социальной справедливости» предлагается «штрафовать» почему-то, используя в качестве даты «отсечения» 1993 г?

Все остальные вводимые автором величины настолько труднообъяснимы с точки зрения здравого смысла, то обсуждать возможные алгоритмы для их определения, на мой взгляд, бесполезно.

Состав формулы ( 2 ) позволяет прийти к выводу о том, что при условии равенства нулю суммы драйверов Зпф, Сзу, Сна и Сип, когда каждый из них равен нулю, а такой случай вполне возможен, Сфп = Спфп, т.е. фундаментальная стоимость предприятия и его полная фундаментальная стоимость оказываются равными друг другу.

Комментарий:

В замечании рецензента уже отмечалось, что отсутствие четкого определения, что, собственно автор понимает под «драйвером» стоимости, в конечном счете, приводит и к более чем, странным выводам в приведенной цитате.

Более чем странными выглядят и следующие утверждения автора:

Это означает, что сумма финансовой задолженности, компенсационных средств и соответствующей платы собственника предприятия за допущенную бесхозяйственность превышает величину его полной фундаментальной стоимости, т.е. продаваемое предприятие фактически отчуждается от его владельца не за оплату реальными деньгами, а за накопленные долги и предстоящие затраты покупателя на устранение выявленных недостатков в управлении производственной и сбытовой деятельностью выставленного на торги хозяйственного объекта.

Вообще то, если предприятие не отвечает по долгам, то это называется «банкротство», активы предприятия выставляются на торги, а собственно юридическое лицо ликвидируется.

Критерии несостоятельности предприятия известны, и, при чем тут вводимые автором «новации» в части «пучка» разных «фундаментальных» и не совсем «фундаментальных» стоимостей в принципе не ясно.

Ниже приведена формула, раскрывающая физическую и экономическую суть величины фундаментальной стоимость предприятия - формула для определения научно обоснованных значений показателя Сфп:

Сфп = НхЧхРхФхКи(1- ∆Ки/Ки)х(1- Кр)хКэхДхКперхМк, ( 7 )

где х - знак умножения;

Н - число наименований структурных рабочих мест (СРМ) предприятия для выполнения основных работ по производству продукции, работ и/или услуг, ед.;

Ч - среднее число СРМ для выполнения основных работ производства продукции (СРМо) одного и того же наименования, ед.;

Р - средневзвешенное число персональных рабочих мест (ПРМ) основных производственных рабочих на одном СРМо предприятия, чел.;

Ф - средневзвешенный нормативный годовой фонд рабочего времени одного СРМо предприятия при двухсменном или иных нормативных режимах его использования, час

И т.д.

Комментарий:

Эта основная формула, в принципе, проясняет основное видение автора на возможность «научного обоснования.....».

По сути, речь идет о восстановлении системы нормативов, используемых в свое время в отраслевом и региональном разрезе в СССР. К чему привела эта «нормативность» плановой командной экономики всем хорошо известно, но, в СССР за этими нормативами был хоть какой, но экономический смысл, поскольку цены являлись неизменными и рыночные механизмы не работали. Все эти «пассажи» автора об «условно чистой продукции» как раз из того времени. Кроме тотального дефицита и, в конечном счете, полного развала экономики, да и государства, это ни к чему хорошему не привело. И более чем странно уже в современных условиях рыночных отношений вводить «якобы» нормативы при наличии свободных цен. Хотелось бы напомнить, что ни о каких рыночных, справедливых или фундаментальных стоимостях, в СССР и речи не могло идти.

Попытка автора объединить в рамках концепции рыночной или фундаментальной стоимости принципы нормирования плановой командной экономики в принципе не верна.

Поэтому с утверждением автора :

Расчёты текущих значений рыночной фундаментальной стоимости производственной - технической базы оцениваемых средних, крупных и крупнейших предприятий могут и должны быть максимально автоматизированы - компъютеризированы с использованием табличного процессора Exell - 2007.

нельзя согласиться.

Для того, что сформировать весь набор нормативов, с которыми можно и в Exell провести расчеты, необходимо восстановить всю инфраструктуру для проведения этого нормирования, а затем уже для этой восстановленной инфраструктуры подготовить методологию учета влияния изменения цен при формировании этих нормативов. Вопрос - зачем это делать ?

Смею утверждать, что допущения, упрощения, введение дополнительных промежуточных нормативов и методик и т.п. в конечном счете, приведет к трудно объяснимым результатам, а возможности манипулирования собственно итогами на порядки возрастут по сравнению традиционным методом ДДП.

Не очень понятны «лирические отступления» автора по поводу кризиса, деривативов, оффшоров, а также проблем деградации человечества.

Безусловно, эти проблемы существуют, но «рецепт» лечения порочности мира введением, а точнее возвратом к практике «нормирования» как универсальной идеи восстановления социальной справедливости - сама по себе порочна в силу своей примитивности.

Эти «пассажи», на мой взгляд, уж точно к тематике данной статьи отношения не имеют.

К сожалению, мы наблюдаем в настоящее время возникновение такого феномена как графомания в сфере специальной научной литературы. К сожалению, по вопросам оценочного стоимостного анализа этот феномен приобретает все большую популярность. Эту статью, как мне кажется, в полном объеме можно отнести именно к этому случаю.

Считаю, что данная статья не может быть опубликована в журнале «Имущественные отношения».

Президент МАОК Е.И.Нейман

8.04.2013 г.

Нельзя быть неблагодарным Е.И. Нейману за труд ознакомления с моей статьёй.

По всей видимости, он прав в том, что иногда применяемый мной газетный стиль изложения отдельных соображений является непростительно чрезмерным, слишком эмоциональным и нежелательным для научной статьи. Кстати, эта чрезмерность легко убирается при редактировании материала в процессе подготовки его к опубликованию.

Критикуя «лозунги» и «призывы» статьи, автор отзыва предпочитает не замечать справедливость сути высказанных мной мыслей, местами излишне раскрашиваемых упомянутыми текстовками.

Теперь, по существу высказанных замечаний.

Трудно поверить, что к.т.н. Нейман Е.И. не способен понять элементарные вещи, о которых пишет автор, неуместно употребляя при этом лозунги, почище моих («явная профанация научного знания», «спекуляции по поводу серьёзных проблем» и т.д.). Видимо, научился у меня плохому, подражает. «Профанация» - это точно моё.

Ссылка на отрицательные и не очень отрицательные отзывы других рецензентов - не корректна.

Смысл вводимых автором понятий ясен не только ему самому, но и любому непредвзятому грамотному читателю. Не «понимают» их лишь мотивированные граждане, зарабатывающие деньги «на мякине метода ДДП», и авторы учебников по оценке «бизнеса» с теми же химерами указанного метода.

Комментарий оппонента к формуле (1), иначе как полным бредом не назовёшь. Разумеется, учитывая существующие ограничения по объёму журнальных статей, автор не стал повторять ответы на вопросы о том, что такое экономический потенциал и чистый доход предприятия. Об этом у него две монографии и десятки статей (см. ссылки на основные). За «открытие» взятой с неба формулы Сфп = Чдп х Чдп и утверждение, что чистый доход у автора равен прибыли, Е.И. заслуживает присуждения государственной премии за своеобразие нетрадиционного мышления (премией должен поделиться, так как «плодотворно» использовал для нестандартной переработки одну из моих идей).

К сожалению, понятия драйверов стоимости мне не принадлежат. Эти термины прагматично придуманы и широко применяются в оценочной литературе нашими коллегами за рубежом, а теперь и у нас.

В статье подробно написано, что такое сумма Дсп и сумма Дуп и какие драйверы каждая из этих сумм включает. Почему-то оппонент несёт отсебятину, не к месту упоминая «притоки» и «оттоки», денежные потоки и инвестиционный анализ.

Автор пишет о стоимости предприятия и её элементах, а оппонент - о возможной экономической эффективности инвестиционных проектов в виде предприятий.

Каша в голове оппонента очевидна. Однако, эту кашу он приписывает автору материала.

Комментарии к формулам (5) и (6) примерно такого же качества, что и по формуле (1). Если оппонент не хочет (или не может) разобраться в том, что такое драйверы стоимости, о которых убедительно сказано в статье - это беда оппонента, а не автора.

Второе «открытие» оппонента касается формулы (7). По каким-то только Е.И. известным соображениям подход автора к решению задачи определения стоимости экономически значимых предприятий считается им рецидивом нормативной плановой командной экономики СССР, потерпевшей крушение в 1991г. Хотелось бы, чтобы читатели этой статьи сами разглядели эти «нормативы» в указанной формуле (может быть это число рабочих мест, численность производственных рабочих, фонд рабочего времени и т.д. и т.п.)? В каких очках Е.И. Нейман увидел то, что увидел? Похоже, что оппонент не имеет представления о существующих нормах технологического проектирования предприятий и нормативно-технической документации, разрабатываемой для этих целей.

Где у автора указано, что он объединяет концепции командной и рыночной экономик, тем более, что рынка для крупных и крупнейших предприятий практически не существует? Что «в принципе не верно и с чем нельзя согласиться» по мнению Е.И.?

Легко и безответственно приписывать автору то, чего у него нет, а затем с ним не соглашаться.

При этом, на автора «переводятся стрелки» со своей постыдной деятельности, позволяющей сначала спрашивать у заказчика оценки, какую величину стоимости оцениваемого объекта он хотел бы получить, а затем «традиционным», взятым из «другой оперы» методом ДДП, по липовым исходным данным, взятым практически с потолка, за приличную оплату своего «труда» выдавать заказчику то, что он просил выдать, забыв об интересах государства, общества, всего народа, включая собственных детей и внуков.

«Предлагаемое автором - «примитивно», пример графомании», а то, что делает президент МАОК и вся компания его единомышленников - это образец научной и человеческой добропорядочности, провозглашения истины в первой инстанции.

Конечно, обвинять автора 375 преимущественно научных публикаций в графомании проще простого. Не могу не предложить Е.И. Нейману и заодно И.В. Косоруковой пографоманить, написать статьи на тему о методологии оценки стоимости предприятий. Уверен, что они на это не пойдут, потому что сразу станет ясным кто чего стоит, кто меркантильные графоманы, а кто «писатель». Договориться о подлоге легко. Вопрос в том, кто и когда понесёт ответственность за нечестный сговор и его результаты. Феномен графомании - самый безобидный. Намного опасней феномены подлога, научной импотенции и бесплодия руководства и профессорско-преподавательских кадров оценки, теоретической убогости разработок типа «НАССА-КСЦ» с непосредственным участием автора рецензии, профанации оценок стоимости проблемных хозяйственных объектов, засилья журналистов, прикидывающихся оценщиками, и иногда в чём-то ошибающихся переводчиков и редакторов переводов западных «достижений» в оценке, лженауки и т.п., т.е. всего того, что делается в неблаговидных, как правило, корыстных целях.

Время, и может быть не столь отдалённое, нас рассудит. Сам запрет на публикацию материала, даже в порядке обсуждения, свидетельствует в пользу правоты автора статьи. Вспоминается соответствующее высказывание священника о. А. Меня, приведенное в одной из моих свежих статей в качестве эпиграфа: «Если дело встречает сопротивление, значит оно важное и нужное. Силы тьмы оказывают это сопротивление не случайно». 11.01.83.

Пытающихся хоть как-то противостоять мотивированным деятелям попросту игнорируют, делают вид, что не замечают, либо затыкают им рот, например, путём запрета на публикации будоражащих читателей статей, заставляющих их включать мозги и адекватно понимать происходящие сегодня события в оценке, что имеет место в рассматриваемом случае. В настоящее время при существовании интернета и конкурирующих журналов такие запреты не эффективны.

С инакомыслящими можно не соглашаться, убедительно доказывать их неправоту, но зачем так грубо и откровенно «вытаптывать поляну» для возможной полемики?

Без публикации рассматриваемой статьи в журнале «Имущественные отношения в РФ» я как-нибудь обойдусь, но чести лично Т.Л. Олейник и Е.И. Нейману, а также защищаемым ими авторам многочисленных учебников и учебных пособий по вопросам определения стоимости предприятий методом ДДП (Федотовой, Косоруковой, Кудиной, Козырю, Яскевичу, Бусову и многим др.) это не принесёт. Всех перечисленных людей и их единомышленников своими врагами не считаю. Принципиальное неприятие у меня вызывает их убеждённость в том, что метод ДДП неизбежен (обязателен) при определении рыночной и любой другой стоимости предприятий. Иногда думаю, что некоторые из них сами понимают абсурдность своих утверждений, но признавать это в настоящее время им просто не выгодно из меркантильных соображений. Не могу примириться также с очевидно неэтичным поведением некоторых известных в оценке персон.

Уверен, что читатели сами разберутся в том, кто у нас графоманы и писатели, а кто - профанаторы-манипуляторы оценок стоимости предприятий, приносящие огромный вред экономике и гражданам страны из своих сугубо неблагородных и корыстных побуждений.

Остаётся только удивляться тому, как долго одним людям удаётся морочить голову другим, сознательно выдавая обыкновенную, весьма зловредную ересь за истинную научную правоту.

В завершение этой части материала приведу без комментариев положительную рецензию на рассматриваемую статью д.э.н., проф., академика РАЕН В. В. Котилко:

Рецензия
на статью к . т . н ., с . н . с . Ревуцкого Л . Д .
« Фундаментальная ценность и фундаментальная стоимость предприятия »

В настоящее время стоимость экономически важных средних , крупных и крупнейших предприятий , как правило , определяют теми же методами , которые применяют для объектов малого бизнеса . Такой подход вряд ли целесообразен.

Для экономически крупных объектов используется концепция рыночной стоимости , тогда как рынков для купли - продажи таких хозяйственных единиц не существует , и выбор аналогов не возможен . Для определения стоимости предприятий указанных размеров сегодня повсеместно пользуются методом дисконтирования денежных потоков , абсолютно не пригодным для этих целей , но позволяющим в короткое время получать любые по размерам результаты оценки рассматриваемых предприятий , что способствует процветанию фактически преступной заказной оценки и связанной с этим явлением коррупции .

Автор предлагает путь объективизации процесса оценки экономически значимых для страны предприятий и результатов такой оценки , пытается повысить уровень воспроизводимости полученных результатов . Для этих целей вводятся понятия , термины и показатели фундаментальной ценности и фундаментальной стоимости предприятий и указываются приемлемые методы их определения . При этом особое внимание уделяется задаче определения справедливой стоимости производственно - технической базы предприятий .

По моему мнению , материал заслуживает публикации в серьёзных научных журналах и хочется надеяться , что он вызовет широкую дискуссию в среде специалистов , занимающихся установлением показателей стоимости предприятий - гигантов . Цель дискуссии видится в выработке предложений по совершенствованию предлагаемой идеи и поиску основных направлений её применения , как в теоретической , так и в практической плоскостях.

доктор экономических наук , профессор ,
академик РАЕН Котилко В . В .

В завершение изложения «Горького опыта - 4» после продолжительных раздумий я решил предложить Е.И. Нейману пойти на «мировую». Те, кто хорошо знают Е.И., говорили мне, что он привык к тому, что его ругают, и поэтому, не отличаясь самолюбием протянутую руку не примет. К сожалению, эти люди оказались правы.

           Несмотря на полученную информацию, я всё-таки предложил ему приемлемое, на мой взгляд, соглашение, которое было отвёргнуто:

Здравствуйте, Евгений Иосифович!
Я отчётливо представил себе, что самый худой мир гораздо лучше "борьбы за справедливость" и поэтому решил предложить Вам достойный, честный компромисс:
Я
- убираю дразнящую Вас, Косорукову и в некоторой степени Лившица красную тряпку в газетном стиле, т.е. отступление о «достоинствах» метода ДДП (см. стр. 9 - 10);
- даю пояснение того, что такое потенциальный годовой чистый доход предприятия (не раз обсуждал этот вопрос с известными бухгалтерами и аудиторами и здесь всё правильно);
- обещаю не публиковать нашу переписку, что небезразлично всем участникам неожиданно возникшей «полемики».
Вы
- печатаете мою статью в порядке обсуждения в ценимом мной журнале, в котором я без проблем публиковался не один, а восемь раз;
- при желании можете написать в этом журнале разгромную статью по поводу моих скромных предложений, и я буду рад, если Вы это сделаете.
Во всяком случае, откроется возможность научной полемики по затронутому мной вопросу и дай Вам бог в ней победить.
У В.Н. Лившица нет возражений по возможности публикации доработанного варианта этой статьи. У В.В. Котилко - тем более.
Надеюсь на понимание.
С уважением - Л.Д.

Ниже приведен ответ Е.И. Неймана на моё предложение:

Ответ к.т.н. с.н.с. Ревуцкому Л.Д.

  1. Ваша статья, вне зависимости от Ваших «колкостей» и «иронизмов», на мой взгляд - свидетельствует не просто о тех или иных несоответствиях или разных представлениях, а в принципе, демонстрирует отсутствие понимания фундаментальных проблем, как в ОД, так и процессов в социуме и экономике в настоящее время.
  2. Пусть будут на Вашей совести все эти лозунги и призывы.
  3. Кичиться своими публикациями или иными заслугами - не есть аргумент в споре.
  4. Мне кажется, что можно было бы говорить об обсуждении Ваших предложений, если бы они были понятны не только Вам. Я действительно не понимаю Вашей «терминологической каши», отказ от устоявшихся определений, введение «своего» понятийного аппарата и для чего?
  5. Как, используя трудоемкости и иные параметры (не финансовые, а технические) в современных условиях отсутствия общефедеральных нормативов, можно проверить реалистичность тех или иных параметров в рамках инвест.проектов (костинг) я к сожалению знаю и делаю иногда это. И во что это выливается в современных условиях, тоже знаю.
  6. Если бы Вы действительно хотели, чтобы Вас поняли и даже такие «дремучие» неспециалисты как я, то и формулы и определения и собственно цель предложений и задачи, которые необходимо решить должны быть четко изложены.
  7. Поэтому не в Ваших «публицистических» отступлениях проблема, а проблема, на мой взгляд, в нежелании или неумении услышать оппонентов и «снизойти» до разъяснения тех «новаций», которые Вы предлагаете. На мой взгляд, из того, что я понял из статьи - это «профанация».
  8. Если у Вас будет желание переработать статью не только в виде снятия «публицистических пассажей», но и дать вразумительные объяснения, подтверждаемые и понятными формулами - переделайте. В таком виде публиковать в ИО - это дискредитировать журнал.
  9. А шантажировать меня не надо, тем более, что Ваш «пафос» по поводу жуликов и воров от ОД и так известен, в том числе и публично. Никакой войны я с Вами не веду и не собираюсь вести.

Нейман Е.И.

15.04.2013 г.

Е.И., не стесняясь, упрекает меня в дебильности (пункт 1), а себя, в основном - бесплодное дерево (почти все имеющиеся публикации в соавторстве), считает знатоком всех проблем в оценке и в мире. Мало ему было обзывать меня графоманом.

Желаю Вам хоть чем-нибудь кичиться. Облачными вычислениями славы точно не добьётесь.

Если бы мои «новации» уже сегодня стали бы приносить Вам деньги, Вы бы сразу их освоили за полдня или предложили бы мне поподробней рассказать о них для ускоренного постижения приносящих доход идей.

Особенно позорно для Вас рассуждать о дискредитации мной журнала «ИМО в РФ». Лучше бы подумали о своей репутации и репутации МАОК. Бедные слушатели, которые за свои деньги обращаются к Вам за знаниями. Они ещё не раз помянут Вас «добрым» словом.

Никто Вас не шантажирует и не воюет с Вами. Избавляйтесь от мании преследования.

Откровенно говоря, такой недоговороспособности от Вас я не ожидал. Как такой человек может быть вторым в РОО?

Закончу всё это тем, что приведу окончательный, доработанный материал рассматриваемой статьи.

Пусть читатели оценят, дискредитирует она журнальные средства информации или нет, и выскажут своё мнение о ней.

Невольно вспоминается блестящая мысль А.С. Пушкина из «Бориса Годунова», которую я чуть-чуть переиначил применительно к тексту этого материала:

«КАК ЖАЛКИ ТЕ, В КОМ СОВЕСТЬ НЕЧИСТА!»

Ревуцкий Л. Д., к.т.н., с.н.с.
г. Москва

Фундаментальная ценность, фундаментальная стоимость и справедливая стоимость предприятия: понятия, показатели и методы их определения

(В порядке обсуждения)

Оценка - это нормирование стоимости оцениваемого предмета;
оценщик - нормировщик результата оценки.
Прозревший

Вначале некоторые общие положения о понятиях, терминах и показателях ценности, стоимости и цены чего-либо (актива, предмета, вещи, имущества, собственности). Всё, что продаётся и покупается, сдаётся и берётся в аренду, называют товарами, и только товары имеют соответствующую ценность, стоимость и цену. Для арендуемых товаров устанавливают стоимости и цены их аренды.

В дальнейшем ограничимся рассмотрением только одного из частных видов ценности и стоимости собственности как товара - ценности и стоимости предприятия. Именно предприятия, а не бизнеса - слова, неправомерно употребляемого в качестве синонима к предыдущему термину.

Понятие самого предприятия представляется гораздо более широким и универсальным, чем понятие бизнеса, под которым в настоящее время словарно-лингвистически не корректно имеются в виду конкретные, сравнительно мелкие объекты хозяйственной деятельности сугубо с частной или личной формой собственности (мастерские, ателье, станции технического обслуживания, автозаправочные станции, магазины, аптеки, некоторые медицинские учреждения и пр.). Средние, крупные и крупнейшие предприятия и их всевозможные объединения с другими формами собственности, как правило, бизнесами не называют, используя совсем другие термины и выражения (завод, фабрика, шахта, компания, акционерное общество, трест, комбинат, картель, консорциум, холдинг, промышленно-финансовая группа, корпорация, транснациональная корпорация и т.д.).

Ценность и стоимость имеют не бизнесы, а их экономические объекты - активы.

Стоимость предприятия - это расчётная величина, в отличие от его цены, которая является договорной. По величине они могут совпадать, что случается крайне редко, либо весьма существенно отличаться друг от друга в ту или другую стороны (в подавляющем большинстве случаев под напором интересов приобретателя предприятия цена бывает ниже установленной стоимости). Стоимость актива - это как бы проект его возможной, рациональной цены. Стоимость предприятия обычно устанавливает оценочная фирма либо независимые оценщики по заказу его владельца (заказчиками могут выступать также государство, банки, инвестиционные и страховые компании, другие заинтересованные юридические или физические лица), а цена - плод компромисса между владельцем и покупателем такого специфического товара. Толщина кошелька покупателя и покладистость владельца продаваемого предприятия, состояние экономики страны и мира, принятые сроки экспозиции продаваемого объекта, обусловливают глубину ценового компромисса, достигаемого между ними при заключении торговой сделки.

Существует известное, установившееся, стандартизированное разнообразие видов стоимости предприятия и соответствующих методов их определения. Останавливаться на их перечислении и характеристиках в данном тексте нет необходимости.

Полная стоимость любого предприятия состоит из принципиально ключевого стоимостеобразующего показателя его стоимости и драйверов этой стоимости. Простой пример: стоимостеобразующим показателем предприятия является стоимость его комплексной производственно-технической (и организационно-технологической) базы, а драйверами этой стоимости могут служить финансовые обязательства, стоимость непрофильных активов, стоимость земельного участка либо права на его бессрочную либо временную аренду, стоимость инфраструктуры на момент (дату) купли-продажи предприятия и др., если таковые имеются. При этом суммарная величина драйверов ключевой стоимости предприятия может быть ниже или равной, либо в отдельных случаях даже выше этой стоимости.

Принципиально ключевой, стержневой, основополагающий стоимостеобразующий показатель предприятия будем называть его фундаментальной стоимостью, а соответствующие ей показатели его общей и обменной экономических ценностей - фундаментальной общей и фундаментальной обменной экономическими ценностями такого товара.

Полная стоимость предприятия есть не что иное, как его всесторонняя комплексная обменная экономическая ценность.

Полную стоимость предприятия, установленную на основе (с использованием) его фундаментальной стоимости, без учёта драйверов, зависящих от качества управления производственной деятельностью такого хозяйственного объекта в прошлом, до момента его купли-продажи, назовём полной фундаментальной стоимостью предприятия.

Полную стоимость предприятия с учетом всех без исключения, известных драйверов его фундаментальной стоимости будем называть полной экономически справедливой или далее по тексту - просто полной справедливой стоимостью.

В разных документах и монографиях, в разных статьях, понятия справедливой стоимости существенно отличаются друг от друга. Например, в Международных стандартах финансовой отчётности под справедливой стоимостью понимается осовремененная (индексированная) историческая стоимость активов. У А. Кинга справедлива такая стоимость - цена актива, которая устраивает как продавца, так и покупателя этого актива. Справедливую стоимость этот автор называет справедливой рыночной стоимостью [ 1 ]. В.М. Рутгайзер понятие справедливой стоимости демонстрирует на стоимости пакетов акций, принадлежащих миноритарным акционерам [ 2 ]. Я же считаю справедливую стоимость актива заменителем его рыночной стоимости в тех случаях, когда рынка его купли-продажи не существует.

В свою очередь, фундаментальная обменная экономическая ценность, т.е. фундаментальная стоимость предприятия, представляет собой его капитализированную фундаментальную общую экономическую ценность.

Фундаментальная общая экономическая ценность предприятия определяется величиной его годового общего экономического потенциала в денежном выражении [ 3 ]. Общий экономический потенциал предприятия, в частности, характеризует потенциальный годовой объём производимой им добавленной стоимости (при социалистическом строе назывался потенциальной годовой условно-чистой продукцией) - элемент валового внутреннего продукта страны. Значение показателя потенциальной добавленной стоимости, производимой предприятием, зависит от номенклатуры и ассортимента выпускаемой продукции, соотношения объёмов производства по её разновидностям, а также от принятой ценовой политики и общего состояния экономики в стране и мире. Применяемая на предприятии система оплаты живого труда персонала оказывает существенное влияние на величину его фундаментальной стоимости при использовании доходного подхода для её определения. Отсюда вытекает вывод, что полная стоимость предприятия не является величиной постоянной хотя бы в силу того, что его фундаментальная стоимость может меняться во времени, в том числе и потому, что она подвержена влиянию происходящих в экономике страны политических и социальных изменений (например, регулирования размеров минимальной и других видов заработной платы), а также инфляционных, стагнационных либо дефляционных процессов.

Как было указано выше, полная фундаментальная стоимость предприятия выражается суммой его фундаментальной стоимости и всех существующих весомых по величине драйверов этой стоимости, за исключением тех, которые не зависят от структуры имеющихся у него производственных фондов. Фундаментальная стоимость предприятия является ключевым стоимостеобразующим элементом его полной фундаментальной стоимости, а ключевым стоимостеобразующим элементом самой фундаментальной стоимости предприятия служит его общая фундаментальная экономическая ценность, характеризуемая в денежных единицах. При этом в качестве ценностеобразующего элемента общей фундаментальной экономической ценности предприятия выступает его общий экономический потенциал в денежном выражении, являющийся суммой экономических потенциалов основного и побочного направлений производства продукции, работ и/или услуг рассматриваемого хозяйственного объекта.

Существующая взаимосвязь показателей ценности и стоимости предприятия (при использовании методов доходного подхода для определения их величины) довольно подробно рассмотрена в [ 4 ]. В этой работе, в частности, показано, что для капитализации общей ценности предприятия при пересчёте её в его обменную ценность (стоимость), целесообразно пользоваться не потенциальной годовой добавленной стоимостью, а потенциальным годовым чистым доходом (чистой продукцией) этого объекта хозяйственной деятельности в денежном выражении, но это не принципиально, так как между ними имеет место устойчивая прямо пропорциональная зависимость с простейшими коэффициентами пересчёта.

Под потенциальным годовым чистым доходом предприятия понимается сумма его потенциального годового фонда оплаты труда и потенциальной годовой прибыли до вычета налогов, сборов и процентов.

У прилагательного «фундаментальная» применительно к термину «стоимость» предприятия имеется множество синонимов: нормализованная, нормированная, нормальная, нормативная, потенциальная, ресурсная, поресурсная, номинальная, основополагающая, базовая, объективная, рациональная, научно обоснованная и пр. Представляется, что термины «фундаментальная стоимость предприятия», «полная фундаментальная стоимость предприятия» и «полная справедливая стоимость предприятия» наиболее точно отражают экономическую и социальную суть рассматриваемых стоимостных показателей такого рода объектов. Все вместе они образуют стройную, завершённую систему основополагающих, ключевых характеристик стоимости предприятий, знание которых необходимо как при заключении торговых сделок с ними, так и при решении вопросов разделения, слияний и поглощений с этими хозяйственными объектами. Кроме того, они являются одними из основных паспортных, сертификационных данных - показателей предприятий.

Учитывая приведенные выше соображения, предлагается строго различать фундаментальную и полную фундаментальную стоимости и соответствующие им общую и обменную фундаментальные ценности предприятия и выделить их в самостоятельную группу при рассмотрении аналогичных стоимостных показателей других видов.

Естественно, особый интерес для практического применения представляет определение величины полной экономически справедливой стоимости предприятия - завершающий, заключительный аккорд в связанной с ним оценочной работе.

Для определения фундаментальной стоимости предприятия в настоящее время могут быть использованы три метода решения такой задачи и первые два в обязательном порядке:

- метод определения восстановительной стоимости или стоимости замещения предприятия при затратном подходе к достижению поставленной цели;

- нормативно-доходный (ресурсный) метод доходного подхода к выполнению той же задачи;

- метод использования современных нормативов удельных капитальных вложений (УКВ) в строительство предприятий того или иного назначения и типоразмера при сугубо нормативном подходе к делу оценки их стоимости (если такие нормативы разработаны).

Первый метод широко применяется в практике оценки стоимости предприятий, хорошо известен оценщикам, поэтому останавливаться на нём нет особого смысла. Характерным для этого метода обстоятельством является тот факт, что результаты его использования не зависят от величины показателей его общей и обменной экономических ценностей. В этом случае фундаментальная стоимость оцениваемого предприятия принимается равной сумме соответствующим образом осовремененных разновременных затрат на его проектирование и строительство, предварительную привязку к конкретному месту расположения и подготовку производства продукции, работ и услуг к вводу в строй действующих мощностей. В отдельных случаях должны учитываться затраты на обеспечение производственной деятельности оцениваемого предприятия. Всё зависит от его дальнейшей судьбы после смены владельца.

Наиболее ориентировочные, приблизительные, прикидочные, весьма грубые результаты оценки фундаментальной стоимости предприятий даёт применение третьего, исключительно нормативного метода. В современной экономике нашей страны практика разработки и систематического обновления нормативов удельных капитальных вложений в строительство, привязку к месту расположения и ввод в действие предприятий не получила заметного распространения. Поэтому использование такого метода оценки стоимости предприятий сегодня весьма проблематично. Сначала должны быть разработаны соответствующие свежие нормативы УКВ.

Не тривиальным является соображение о том, что стоимость предприятия, устанавливаемая методами затратного подхода, характеризует его материально-экономическую ценность для владельца и народного хозяйства страны, тогда как его стоимость, определяемая с использованием доходного подхода, даёт убедительное представление о социально-экономической ценности предприятия для всех интересующихся этим вопросом сторон. И, наоборот, показатели материально-экономической и социально-экономической ценности предприятия служат соответствующими базами для определения оценок его стоимости по заказам владельца, государства или общества. Вот такая элементарная философия взаимозависимости показателей ценности и стоимости предприятий.

В связи с тем, что разработанный нами нормативно-доходный (ресурсный) метод определения стоимости предприятий доходного подхода к решению задач подобного рода по ряду известных причин до сих пор не находит практического применения, несмотря на отсутствие достойной альтернативы, остановимся на нём более обстоятельно, чем на упомянутых предыдущих методах. Будем исходить из того, что повторение - мать не только учения, но и мать прагматичной информированности людей, занимающихся оценочной деятельностью.

Вначале напишем концептуальные формулы - выражения для определения величины фундаментальной стоимости предприятия (Сфп), а также его полной фундаментальной (Спфп) и полной справедливой (Спсп) стоимостей. Затем состав отдельных элементов этих формул раскроем более детально.

Итак:

Сфп = Цфп х Мк ( 1 )

Спфп = Сфп +∑Дсп ( 2 )

Спсп = Сфп + ∑Дсп - ∑Дуп ( 3 )

или

Спсп = Спфп - ∑Дуп, ( 4 )

где Цфп - общая фундаментальная ценность производственно-технической и организационно-технологической базы предприятия (его нормативный годовой валовой доход - Д или годовой экономический потенциал - Пэп, либо годовой потенциальный чистый доход - Чдп), тыс. денежных единиц (д.е.);

Мк - мультипликатор капитализации величины Цфп, рассматриваемой в виде показателя Чдп;

∑Дсп - сумма драйверов величины стоимости предприятия Спф, зависящих от структуры имеющихся у него активов и затрат на его создание, тыс. д.е.;

∑Дуп - сумма драйверов величины стоимости предприятия Спф, не зависящих от структуры имеющихся у него активов и затрат на его создание, но зависящих от уровня качества управления его производственной и хозяйственной деятельностью до момента определения показателя Спсп, тыс. д.е.

Ниже раскрыт состав сумм драйверов стоимости предприятия Спф первой и второй групп влияния на её величину:

∑Дсп = Зпф + Сзу + Сна + Сип ( 5 )

∑Дуп = Фоп + Скк + Звп + Знз, ( 6 )

где Зпф - суммарные осовремененные затраты на предпроектные, проектно-изыскательские и проектные работы, выполненные по оцениваемому предприятию у нас в стране после 1993 г. в условиях существования рыночной экономики до начала его строительства и относящиеся только к периоду календарного времени в годах полезного (эффективного) использования этой производственной собственности её последним владельцем (пример: при полезном сроке эксплуатации оцениваемого предприятия - 80 лет, если его нынешний продавец владел им в течение 20 лет, то величина Зпф, закладываемая в формулу ( 4 ), составит лишь четверть от общей величины затрат, произведенных в своё время на эти цели, тыс. д.е.);

Сзу - рыночная стоимость земельного участка предприятия, если он принадлежит ему на правах частной собственности либо в отдельных случаях особых отношений арендодателя с арендатором чужой (государственной либо частной или личной) земельной собственности - стоимость прав бессрочного или временного владения и пользования этим участком, тыс. д.е.;

Сна - рыночная стоимость непрофильных производственных и непроизводственных активов предприятия, если они имеются на дату определения его стоимости, тыс. д.е.;

Сип - рыночная стоимость объектов инфраструктуры предприятия, если они есть у него в наличии на эту же дату, тыс. д.е.;

Фоп - финансовые, социальные и экологические обязательства предприятия на дату определения его полной справедливой стоимости и, в первую очередь, разность между кредиторской и дебиторской задолженностями оцениваемого хозяйственного объекта, тыс. д.е.;

Скк - амортизационно-реновационные средства рассматриваемого предприятия, полученные от клиентов - покупателей его продукции, работ и/или услуг, но не использованные по своему прямому назначению его собственниками и менеджментом за те годы, пока оно находилось в их полном распоряжении, и окупающие ту или иную часть капитальных вложений в создание и эксплуатацию имеющейся у него производственно-технической базы, тыс. д.е.;

Звп - проектно-сметные затраты, необходимые для восстановления частично утраченных в процессе эксплуатации предприятия производственных, производительных и социальных возможностей, т.е. частично утраченного со временем народнохозяйственного потенциала его производственно-технической базы, тыс.д.е.;

Знз - проектно-сметные затраты на обеспечение нормализации производственной загрузки (уровня экономического развития) предприятия с учётом расходов, необходимых на соответствующую профессиональную переподготовку - повышение квалификации участников его управленческой команды и основных производственных рабочих особо востребованных специальностей, тыс. д.е.

Состав формулы ( 2 ) позволяет прийти к выводу о том, что при условии равенства нулю суммы драйверов Зпф, Сзу, Сна и Сип, когда каждый из них равен нулю, а такой случай вполне возможен, Сфп = Спфп, т.е. фундаментальная стоимость предприятия и его полная фундаментальная стоимость оказываются равными друг другу.

Краткий анализ формулы ( 3 ) показывает, что величина показателя Спсп теоретически может иметь положительное, нулевое либо отрицательное значение, в зависимости от соотношений сумм элементов этой формулы со знаками «плюс» и «минус». При равенстве этих сумм величина Спсп будет равна нулю, а если сумма драйверов стоимости предприятия Фоп, Скк, Звп и Знз превысит сумму драйверов Зпв, Сзу, Сна и Сип, Спсп будет величиной отрицательной. Это означает, что сумма финансовой задолженности, компенсационных средств и соответствующей платы собственника предприятия за допущенную бесхозяйственность превышает величину его полной фундаментальной стоимости, т.е. продаваемое предприятие фактически отчуждается от его владельца не за оплату реальными деньгами, а за накопленные долги и предстоящие затраты покупателя на устранение выявленных недостатков в управлении производственной и сбытовой деятельностью выставленного на торги хозяйственного объекта.

Ниже приведена формула, раскрывающая физическую и экономическую суть величины фундаментальной стоимость предприятия - формула для определения научно обоснованных значений показателя Сфп:

Сфп = НхЧхРхФхКи(1- ∆Ки/Ки)х(1- Кр)хКэхДхКперхМк, ( 7 )

где х - знак умножения;

Н - число наименований структурных рабочих мест (СРМ) предприятия для выполнения основных работ по производству продукции, работ и/или услуг, ед.;

Ч - среднее число СРМ для выполнения основных работ производства продукции (СРМо) одного и того же наименования, ед.;

Р - средневзвешенное число персональных рабочих мест (ПРМ) основных производственных рабочих на одном СРМо предприятия, чел.;

Ф - средневзвешенный нормативный годовой фонд рабочего времени одного СРМо предприятия при двухсменном или иных нормативных режимах его использования, час

Ки - средневзвешенное нормативное значение коэффициента эффективности использования рабочего времени одного СРМо предприятия, доли ед.;

∆Ки - средневзвешенное значение параметра снижения величины коэффициента Ки в результате проявления физического износа технологического оборудования, зданий и сооружений самого предприятия, следствием которого является, в частности, увеличение затрат рабочего времени производственных рабочих на контроль качества выполняемых работ, наладку и переналадку технологического оборудования и организационно-технологической оснастки, ремонт производственных помещений, сооружений, коммуникаций и т.д., доли ед.;

Кр - средневзвешенное нормативное значение коэффициента резервирования производственной мощности предприятия для обеспечения его устойчивой, бесперебойной работы в любых производственных и экономических ситуациях, доли ед.;

Кэ - средневзвешенное нормативное значение коэффициента, характеризующего уровень совершенства техники, технологии и организации производства выполняемых работ на СРМо предприятия (с помощью этого коэффициента учитывают влияние масштаба производства на его производственный и производительный потенциал и осуществляют трансформацию-пересчёт затрат труда основных производственных рабочих из человеко-часов в нормо-часы), доли ед.;

Д - удельная нормативная либо при её отсутствии - фактическая валовая доходопроизводительность предприятия в расчёте на один нормо-час затрат труда его основных производственных рабочих на производство продукции, работ и/или услуг, устанавливаемая на дату определения его фундаментальной стоимости, тыс. д.е./нормо-час;

Кпер - коэффициенты пересчёта значений показателей Д или Пэп в величину удельного нормативного либо фактического чистого дохода предприятия Дч на ту же дату, тыс. д.е./нормо-час.

Показатель Мк представляет собой обратную величину средневзвешенной усреднённой рыночной безрисковой ставки банковского процента в долях от единицы для срочных вкладов, например, в первых 20 или 50 банках общего списка банков, выстроенного по размерам банковского капитала кредитных организаций. Если сегодня фактические значения таких ставок банковского процента для срочных вкладов лежат в границах 5,50 - 12,50%, то искомая величина Мк составит 11, 1 (100/9,0). Для упрощения расчёта величины мультипликатора Мк, вместо указанной выше безрисковой ставки банковского процента, можно использовать текущее значение банковской ставки рефинансирования.

Для определения величины показателя Скк предлагается использовать следующее соотношение:

Скк = Ао х (1 - Апн/Ао), ( 8 )

где Ао - сумма осовремененных амортизационно-реновационных отчислений (начислений), произведенных за весь период календарного времени нахождения предприятия в собственности его последнего владельца, тыс. д.е.;

Апн - сумма осовремененных амортизационно-реновационных отчислений, которые за тот же период календарного времени были использованы по своему прямому назначению, тыс. д.е.

С определённой степенью приближения разницу в суммах Ао и Апн можно рассматривать в качестве частичной суммы денежных средств, накопленных и отложенных для воспроизводства капитальных вложений владельцев предприятия в его строительство и эксплуатацию либо в его приобретение в готовом виде.

Методы установления значений показателей Зпф, Звп и Знз кратко изложены в упомянутой ранее статье [ 4 ] . Величину показателя Фоп определяют методом, представленным в работе [ 5 ]. В публикации [ 2 ] указаны места разработки, сбора и заимствования основных исходных данных для проведения соответствующих расчётов по формулам ( 5 ), ( 6 ) и ( 7 ).

Использование показателей Звп и Знз в составе ∑Дуп формулы ( 6 ) - необычный, весьма оригинальный способ щадящего по отношению к величине этой суммы учёта экономического износа оцениваемого предприятия к моменту определения его полной справедливой рыночной стоимости [ 6 ].

Более корректное значение полной фундаментальной стоимости предприятия Спфу можно получить путём введения в формулу ( 2 ) для определения величины стоимости Спфп поправочного коэффициента Кпс, учитывающего влияние на неё показателей стоимости неосязаемых нематериальных активов Снма и синергетического эффекта от суммирования входящих в эту формулу стоимостеобразующих элементов Ссэ, т.е.

Спфу = Спфп х Кпс = (Спф + ∑Дсп) х Кпс ( 9 )

В связи с этим обстоятельством, уточнённая формула для определения показателя Спсп - показателя Спсу, будет выглядеть следующим образом:

Спсу = Спфу + ∑Дсп - ∑Дуп. ( 10 )

Величина коэффициента Кпс может быть установлена по следующему соотношению:

Кпс = 1 + (Снма + Ссэ)/Спфп. ( 11 )

Всё было бы хорошо, если бы в настоящее время не существовало проблем с определением значений показателей Снма и Ссэ. Например, для расчёта показателя Снма целесообразно использовать суммарные фактические затраты предприятия на создание и поддержание своего имиджа, бренда, на PR и рекламу своей продукции, завоевание благоприятной репутации. Очевидно, что особые достоинства земельного участка предприятия, если они есть, не могут, в частности, не отражаться на величине показателя Ссэ.

При отсутствии соответствующих данных для определения показателей Снма и Ссэ значение коэффициента Кпс принимается равным единице.

Известно, что в нашей стране рынок важных средних, крупных и крупнейших предприятий, в отличие от рынка их ценных бумаг, практически не существует. Другими словами, рыночную капитализацию таких предприятий определить можно, а их ресурсную рыночную стоимость отсутствующая рука рынка методами сравнительного (рыночного) подхода к решению такой задачи установить не позволяет. Возникает закономерный вопрос: почему при фактическом отсутствии рынка купли-продажи важных для экономики нашей страны предприятий стоимости Спф, устанавливаемые по формулам ( 1 ) и ( 7 ), а также производные от него показатели стоимости Спфп (Спфу) и Спсп(Спсу), мы часто называем рыночными?

В этих формулах индикаторами рынка являются по крайней мере два объективных показателя - Дч и Мк, которые имеют свойство соответствующим образом меняться, в зависимости от экономического состояния предприятия, банковской системы страны и экономики государства и мира в целом. Рыночная величина этих индикаторов на дату определения показателя Спф и зависящих от него других показателей стоимости предприятий позволяет относить их к категории рыночных показателей.

Формула ( 7 ) убедительно демонстрирует, что ценность и стоимость производственно-технической базы предприятия напрямую зависят от проектной численности эксплуатируемого человеческого капитала (материала), эффективности времени его использования и получаемого при этом годового, в частности, чистого дохода. Другими словами, только производительный труд и его экономические, финансовые и социальные результаты обеспечивают создание ценности и стоимости производственных активов предприятия.

Когда уже получены окончательные результаты определения величины показателя Кпф методами затратного и доходного подходов, возникает вопрос, какой из этих показателей принять в качестве единственного, ключевого, сердцевинного для последующего использования в формулах для определения соответствующих показателей полных стоимостей предприятия. Здесь просматриваются два возможных пути решения такой задачи:

- из двух полученных показателей Спф выбирается тот, который больше по величине;

- за искомую величину принимается среднеарифметическое значение этих показателей, полученных разными методами.

С определённой степенью достоверности можно утверждать, что действительная величина показателя Спф скорее всего находится в пределах разницы в результатах оцениваемых показателей стоимости предприятия, полученных методами затратного и доходного подходов. Если разница между величинами этих показателей не превышает 10 - 15%, следует использовать первый путь решения рассматриваемой задачи; когда превышает - второй. Здравый смысл не сопротивляется использованию предлагаемой процедуры выбора.

Обычно, величина Спф, полученная методом доходного подхода (Спфд), в связи с тем, что при её определении косвенно учитывается стоимость нематериальных активов (интеллектуального капитала) предприятия, бывает выше величины этого показателя, установленной методами затратного подхода (Спфз). Однако, в некоторых случаях, для предприятий с повышенной капиталоёмкостью и более высоким сроком полезного использования, когда при их строительстве были применены более дорогие, более прочные, доброкачественные строительные материалы и более дорогостоящее технологическое оборудование, наоборот, Спфз будет превышать Спфд.

Одно из важных достоинств предлагаемых методов определения значений показателей Спф, Спфп и Спсп состоит в том, что если оценщик на каком-то этапе оценочных работ позволил себе умышленно «схимичить» в интересах заказчика оценки либо третьих лиц или просто ошибиться, это сразу заметит любой квалифицированный эксперт отчёта о выполненной оценке. При использовании других методов установления стоимости предприятий заметить подлоги и ошибки гораздо труднее.

Расчёты текущих значений рыночной фундаментальной стоимости производственной - технической базы оцениваемых средних, крупных и крупнейших предприятий могут и должны быть максимально автоматизированы - компъютеризированы с использованием табличного процессора Exell - 2007 или более поздними версиями этого процессора.

Методы определения рыночной стоимости земельных участков и объектов инфраструктуры предприятий, т.е. показателей Сзу и Сис, а также стоимости прав бессрочного и временного владения и пользования упомянутыми выше участками, в статье не рассматриваются, так как автор не считает себя специалистом в этих вопросах. Подобного рода задачи, особенно по земельным участкам предприятий, обычно решаются без особых затруднений, чему способствует наличие соответствующих стоимостеобразующих параметров, извлекаемых, в частности из государственного кадастра земельных участков, ставок аренды земельной собственности и существующих земельных налогов. Показатели Сис обычно определяют в массовом порядке методами сравнительного (рыночного) подхода.

Полагаю, что в будущем фундаментальную полную справедливую рыночную стоимость земельных участков предприятий Ссзу будут определять по нижеследующей расчётной формуле, аналогичной приведенной выше формуле ( 3 ):

Ссзу = Сфзу + ∑Дузу - ∑Дозу, ( 12 )

где Сфзу - показатель фундаментальной стоимость земельного участка оцениваемого предприятия - основной стоимостеобразующий показатель при определении величины Ссзу, тыс. д.е.;

∑Дузу - сумма драйверов величины показателя Сфзу предприятия, зависящая от количества и фактической стоимости каждого из имеющихся улучшений оцениваемого земельного участка, тыс. д.е.;

∑Дозу - сумма драйверов величины показателя Сфзу предприятия, зависящая от количества и фактической стоимости каждого из имеющихся обременений этого участка, тыс. д.е.

Основная проблема в этой задаче состоит в выборе рационального показателя Сфзу и метода определения его величины, но она преодолима.

Как уже указывалось выше, сегодня весьма проблематичным является определение значений показателей Снма и Ссэ. Представляется, что в оценочном деле принципиально не решаемых задач не существует, поэтому теоретики и практики оценки стоимости объектов интеллектуальной собственности в обозримом будущем обязательно придумают, как это делать. Сначала предлагаемые решения по таким показателям скорее всего будут грубыми, обставляться всякими ограничениями и допущениями. Со временем эти решения будут становиться всё более и более корректными.

Когда-то Г. Галилей (1564 - 1642) высказал продвинутую, актуальную и сегодня мысль: «Что может измеряться, должно измеряться; что не может быть измеренным, нужно сделать измеримым». Эта мысль легко поддаётся перефразированию применительно к проблемам оценки: «Что может быть оценено, то должно быть оценённым; что не может быть оценено, нужно сделать оцениваемым».

Процесс оценки стоимости различных видов собственности, и в том числе предприятий, по сути является своеобразной разновидностью измерений, когда мерительным инструментом служит метод - процедура расчёта оцениваемого показателя по специально разработанной формуле, а измерителем (искомой величиной этого показателя) оказывается результат произведенного измерения.

В настоящее время существует наука определения произведенных человеком и природой ценностей, называемая аксиологией. Очень бы хотелось, чтобы начала развиваться наука о стоимостях и ценах товаров, созданных физическими и интеллектуальными усилиями людей и сокровищ природы.

В заключение этой статьи предлагаю несколько актуальных, на мой взгляд, тем будущих диссертационных исследований, вытекающих из содержания нашего материала:

- выбор, научное обоснование и разработка методов определения показателей фундаментальной стоимости, полной фундаментальной стоимости и полной справедливой стоимости земельных участков предприятий, а также стоимости прав бессрочного и временного владения и пользования этими участками;

- разработка научно-обоснованных методов определения величины показателей Снма и Ссэ предприятий;

- исследование влияния срока окупаемости предприятий на их фундаментальную, полную фундаментальную и полную справедливую стоимости с учётом общей продолжительности их жизненного цикла.

И последнее, на чём необходимо остановиться. Чуть выше по тексту этой статьи царил оптимизм по поводу того, что почти всё в этом мире можно измерить и оценить. Однако законов диалектики никто не отменял. Как бы этого не хотелось, приходится впадать в глубокий пессимизм и констатировать факт безысходной условности определения величины стоимости любых товаров, а предприятий тем более. В основе ценности и стоимости товаров лежат объёмы затраченного на их производство физического и интеллектуального, живого и прошлого труда, качество этого труда, искусность и мастерство, уникальность знаний умений и навыков - креативность товаропроизводителей, но трудометров и квалиметров труда человечеству придумать не удалось и скорее всего не удастся.

Мерительных инструментов, приборов, эталонов и шаблонов для измерения (оценки) стоимости чего-либо, к большому сожалению, никогда не существовало, не существует, и вряд ли они когда-нибудь появятся на белом свете. Аксиометрам, вэльюметрам, в отличие от линеек, метров, весов, градусников, вольтметров, спидометров, манометров, барометров, гигрометров, счётчиков и расходомеров различного назначения и т.п., не суждено быть созданными на нашей грешной земле. Другими словами, счётчиков стоимости товаров не было, нет и не будет, однако есть и худо-бедно зарабатывают себе на хлеб насущный расчётчики-оценщики таких показателей. Там, где есть люди, то-есть, человеческий фактор, ни о какой точности определения ценности и стоимости объектов материального и нематериального мира не может быть и речи. Абсолютно уверен, что именно этим обстоятельством объясняется появление договорных цен на многие сложные, дорогие и особенно не новые товары, а также существование аукционов и тендеров для их купли продажи, как вынужденная реакция соответствующих рынков на высокую вариабельность и очевидную неточность показателей стоимости таких товаров. Слава богу, что есть относительно скромная возможность указывать хотя бы ориентиры величины трудозатратных, ценностных и стоимостных показателей так, как по предприятиям это сделано в данной статье.

До сих пор трудноразрешимая проблема состоит в том, как отличить приемлемый, достоверный результат оценочной деятельности по экономически значимым объектам оценки от весьма сомнительного, не заслуживающего одобрения и легитимизации, в частности, по использованным методам его получения.

В настоящее время предлагается узаконить уголовное преследование оценщиков за ошибочную оценку стоимости оцениваемых объектов. Для того, чтобы это делать нужно прежде всего иметь весомые доказательства того, что ошибка была допущена умышленно, а доказать такой факт практически невозможно как сегодня, так и будет безнадёжным в перспективе. Поэтому за такое дело лучше не браться, не загружать Государственную Думу РФ впустую. Есть другие, более надёжные и эффективные профилактические способы борьбы с подлогами в оценке и их следует использовать (ранее упоминалась целесообразность создания Росгоскомоценки для определения стоимости исключительно дорогостоящих активов; другой вариант - использование в случаях оценки таких активов жюри из 5 и более экспертов соответствующей квалификации, выбираемых из руководства или рядовых членов Экспертных Советов наиболее крупных СРО оценщиков в России). При этом следует предусматривать возможность ротации состава собираемых жюри экспертов в зависимости от специфических особенностей оцениваемых объектов.

Пока эта статья подвергалась переработке, пришло очередное известие о факте заказной профанационной оценки ещё одного экономически важного актива страны:

«В сообщении Счётной Палаты РФ отмечается, что сумма, в которую оценила 55% акций порта «Ванино» аудиторская и консалтинговая фирма «Топ-аудит», оказалась в 16,3 раза ниже стоимости, по которой указанный пакет акций был продан. По мнению аудиторов Ведомства этот факт ставит под сомнение качество проведенной оценки».

См . http://top.rbяc.ru/economics/24/04/2013/855436.shtml.

Так как продавался госпакет акций, на оценочный отчёт фирмы «Топ-аудит» должно было поступить положительное экспертное заключение СРОО, в состав которого эта фирма входит.

Не сомневаюсь, что М.А. Федотова и Е.И. Нейман знают автора и подписантов этого заключения.

Подобные сообщения о непрофессиональных оценках и экспертизах стоимости крупных предприятий поступают неоднократно. Когда же высшие чиновники начнут наводить порядок в оценке?

Литература

  1. Кинг Альфред. Оценка справедливой стоимости для финансовой отчётности: новые требования FASB. - М.: Альпина Паблишер, 2011. 384 с.
  2. Рутгайзер В.М. Справедливая стоимость бизнеса. - М.: Маросейка, 2010. 138 с.
  3. Ревуцкий Л.Д. Потенциал и стоимость предприятия. - М.: Перспектива, - 1997. 128 с.
  4. Ревуцкий Л.Д. Ценность и стоимость предприятия: понятия и показатели. - М.: Аудиторские ведомости, - 2009, - № 1. С. 77 - 84.
  5. Ревуцкий Л.Д. Учёт финансовых обязательств и организационно-технического состояния предприятия при определении его рыночной стоимости и цены прекращения торга при продаже. - М.: // Вопросы оценки, - 2005, - № 2. С. 46 - 50.
  6. Ревуцкий Л.Д. Экономический износ предприятия и методы его определения. - М.: // Имущественные отношения в РФ, - 2006, - № 3. С. 90 - 93.

Ключевые слова: предприятие, фундаментальные ценности предприятия фундаментальная стоимость предприятия, полная фундаментальная и полная справедливая стоимости предприятия, стоимостеобразующий показатель, драйверы стоимости, земельный участок предприятия, инфраструктура предприятия, расчётные формулы.

Аннотация

В статье предлагаются понятия и показатели фундаментальной, полной фундаментальной и полной справедливой стоимостей предприятий и рассмотрены возможные методы определения этих показателей. Особое внимание уделяется структуре основного стоимостеобразующего показателя предприятия и наиболее важным драйверам этого показателя в стороны повышения и снижения. Указываются проблемы решения задач определения стоимости предприятия, требующие первоочередного преодоления.

P.S. В связи с задержкой опубликования этой статьи журнале «ИО в РФ», она в разных редакциях опубликована в двух других рецензируемых журналах, один из которых состоит в перечне ВАК, и размещена практически на всех порталах (сайтах) Интернета, так или иначе имеющих отношение к оценочной деятельности.

Пока серьёзные критики этой статьи не появились. Буду рад, если появятся.


Опубликовано на Audit-it.ru: 03 сентября 2012 г.



Незабываемые встречи по телефону и e-mail

 (кого только не встретишь среди нас)

Горький опыт - 5


На незабываемые личные и по телефону встречи мне почему-то везёт. Они случаются довольно редко, но зато какие (доктора наук, профессора Любушин Н.П., Рофе А.И., генерал-лейтенант Авдийский В.И., к.т.н. доцент Нейман Е.И., о каждой из них написаны и выложены в Интернете соответствующие эссе, и, наконец, пятый человек, о котором поведаю ниже). Может быть я такой никакой, что люди, которых упоминаю, не постеснялись демонстрировать мне свои отнюдь не лучшие человеческие качества?

Где-то в начале июля с.г. в наше агентство «ИВИС» (информационные услуги), которое разработало и ведёт электронную базу, в частности, научной литературы России для зарубежных библиотек, поступил заказ, как я узнал только в сентябре с.г., конкретного заказчика из Латвии разыскать для него книгу А.В. Никонова «Последний латышский стрелок. Ян Эрнестович Рудзутак» издательства «ЭТНОСОЦИУМ» 2011 г. выпуска.

Сначала эту задачу попробовала решить штатный эксперт агентства, но у неё ничего не получилось. После безуспешных звонков в издательство, на которые отвечала, по её мнению, не совсем адекватная женщина, эксперт попросила меня, добровольного помощника, попытаться выполнить поступившую просьбу, с чем я, к большому сожалению, согласился.

При первом звонке в указанное выше издательство от взявшей трубку женщины я услышал, что оно всегда действует строго в рамках существующего законодательства, и если я чего-то сразу не пойму из того, что мне говорят, трубка немедленно будет повешена. При редких повторных звонках женщина повторяла то же самое. Во время этого краткого разговора я не услышал слова «нет». Мне было предложено подготовить официальное обращение нашей фирмы по данному вопросу к издательству. Когда такое письмо на бланке агентства его штатным экспертом (не мной) было подготовлено, я предложил женщине на проводе лично доставить его в издательство, однако мне было сказано, что приезжать не нужно: достаточно направить его по электронной почте, что и было сделано на адрес, указанный этой женщиной.

Так как более чем через две недели (первое нарушение законодательства) ответа не было, я позвонил этой не называющей себя женщине и спросил, когда нам ждать заказанную книгу и нельзя ли мне за ней приехать. Мне сказали, что запрашиваемые книги по указанному адресу доставляет курьер издательства.

Проходят ещё более двух недель, я звоню и спрашиваю, как с нашей просьбой и получаю ответ, что курьер в отпуске и как только он появится, вопрос будет решён.

После этого разговора я убываю в отпуск (с 01 до 27.09.13) и по возвращению отправляю этой женщине e-mail c напоминанием об обещанном. Немедленно получаю ответ: «Обещание ?????», т.е. никаких обещаний, звонков и писем в течение почти трёх месяцев переговоров с издательством не было, и баста!

После получения этого письма, я в очередной раз звоню с наболевшим вопросом, и тут же получаю по-полной программе: оказывается я самый настоящий лжец, всё выдумал. Спрашиваю, как Вы можете так разговаривать с обращающимися к Вам людьми? Я - доцент, и почему должен выслушивать незаслуженные оскорбления. В ответ прозвучало, что доцент я мнимый, фальшивый, и издательство уже направило в нашу фирму письмо, в котором просит избавить его от меня. Действительно, такое письмо в «ИВИС» поступило, заказ не был выполнен.

В крайнем возмущении и возбуждении я попросил дать мне телефон руководства издательства.
Надеялся, что оно хоть как-то призовёт эту женщину к порядку. После некоторой паузы она продиктовала мне телефон и скороговоркой назвала ФИО какого-то руководителя издательства и его заместителя. О первом услышал только обрывки слов Саттар и Вераз, а о втором, что он - Чумид Джубаирович. При этом она предупредила, что если я при обращении к ним хоть как-то перевру их имя-отчество, мне будет устроен настоящий скандал. И вообще, всё, что я хочу делать бесполезно, и меня высекут казаки??? - сказала женщина, в условиях, когда связь с этим издательством по указанным в Интернете телефонам и электронным ящикам осуществляется только через неё.

Почему-то, после этого вспомнил бывшего председателя ВАК Ф.Ф. Шамхалова и подумал, что так беспардонно себя вести может только жена кого-то из главных руководителей издательства, которая числясь секретарём, ничего и никого не боится и может позволять себе возмутительное, хамское поведение по отношению к тем, кто имел несчастье с ней столкнуться.

После всего этого, испытал неодолимое желание узнать, с кем имею дело, и несмотря на конспирацию дамы, узнал.

Этой женщиной, к моему огромному огорчению и разочарованию, неожиданно оказалась не блатная или постельная секретарша редакции, как я предполагал, а кандидат социологических наук, доктор политических наук, профессор, член одного из диссертационных Учёных Советов Российской академии народного хозяйства и государственной службы, сотрудник кафедры национальных и федеративных отношений этой академии - руководитель (директор) и главный редактор международного издательства «Этносоциум и межнациональная культура» Рябова Елена Львовна.

Перед началом заседания упомянутого диссертационного Совета 10 октября с.г., на которое специально приехал, я попросил одну из знакомых членов этого Совета показать мне Елену Львовну, и она показала. Рядом с ней сидела по-своему миловидная женщина примерно 55 лет. От разговора со мной она сразу отказалась, я даже не успел представиться. Никогда бы не подумал, что такой человек способен на то, на что способен.

Что интересно: докторская диссертация Е.Л. Рябовой называется «Культура конфликтного взаимодействия в современном российском социуме как фактор общественной стабилизации». Казалось бы, этот человек уж точно знает как избегать конфликтов, однако это не помешало ей спровоцировать конфликт и раздувать его до беспредела. С первого раза сказала бы, что книги нет, и на этом всё бы закончилось.

Похоже, на мне Елена Львовна проверяла и тренировала свои способности раздувать конфликты. Ведь для того, чтобы конфликт постараться уладить, сначала нужно его создать. В данном случае гасить конфликт никто и не пытался.

Беда в том, что именно этот лицемерный человек в своей докторской диссертации решает некоторые проблемы  культуры бесконфликтности.

Какие же выводы можно сделать из рассказанной истории:

1. Внешность человека и его поведение никак не связаны друг с другом. Двуличие персоны, способность её жить по двойным стандартам, личность не украшают, делают её поведение асоциальным;

2. Высшее образование, высокие учёные степени и научные звания, руководящие должности не являются бесспорными признаками благородства, культурности, интеллигентности, воспитанности, порядочности, человечности, этичности, моральности и нравственности. Подтверждению этого вывода служит случайная встреча с Е.Л. Рябовой.

На вопрос, почему произошло то, что произошло - вразумительного ответа нет.

3. Отсутствие надлежащего отпора со стороны обиженных и оскорблённых, уверенность в полной безнаказанности, позволяет таким людям нарушать существующие нормы общественного поведения, пренебрегать требованиями морали и нравственности.

Несколько лет назад я обратился в ВАК с предложением создать Суд Чести или Комиссию по этике  для научно-преподавательских кадров высшей квалификации, нарушающих негласный Кодекс чести лиц публичных специальностей. Ответа на свое заслуживающее внимания предложение не было.

Незабываемые личные, а также по телефону либо по e-mail, встречи с не лучшими представителями научной элиты страны, грозящие не только мне, скорее всего будут продолжаться. Останавливать таких людей, призывать их к порядку, сегодня некому.

В ВАК не хотят исполнять свои прямые обязанности.


ЖИЗНЬ - БОРЬБА

(Горький опыт - 6)

Жизнь продолжается, и насыщается пилюлями горького опыта не просто так. Если кто-то что-то пишет по узким направлениям человеческой деятельности, обязательно находятся люди, которым этот кто-то так или иначе мешает блюсти какие-то свои личные, не всегда честные и добропорядочные, но, как правило, откровенно корыстные интересы.

Эти люди обычно имеют довольно высокий статус в обществе и способны оказывать то или иное влияние на редакционную политику специализированных научных журналов и порталов (сайтов) интернета. Кто же эти люди в сфере оценочной деятельности (ОД) в стране? Среди них отдельные руководители самых крупных саморегулируемых обществ оценщиков, контролирующие журнальные и книжные издания своих обществ; представители профессорско-преподавательского состава известных финансовых и экономических университетов (заслуженные деятели науки РФ, доктора наук, профессора); они же, зачастую, авторы многочисленных учебников и учебных пособий по вопросам ОД, часто не отличающихся высоким качеством содержания и пользой для практики.

Всё, что хоть как-то не вписывается в многолетнюю политику и практику этих высоко обеспеченных людей, потенциально может помешать сохранять и наращивать денежные потоки себе в карман, встречается в «штыки». Главное для них, как минимум, - сохранение статус-кво, каким бы оно не было. Самый легкий способ поведения этих деятелей в таких ситуациях: запрещать, «не пущать», противодействовать, противостоять, препятствовать, преграждать путь, мешать. К сожалению, сегодня некоторым из них удаётся успешно действовать указанными методами.

Любопытно, что делают они это в основном не открыто, а законспирировано - «под ковром», понимая, что поступают некрасиво, недостойно, неэтично с любых точек зрения.

Наблюдаемое явление имеет давно устоявшееся название: недобросовестная научная конкуренция.

Впервые я столкнулся с этим явлением в 2007 году (см. «Горький опыт - 1»).

Повторно, подобное случилось в 2013 году (см. «Горький опыт - 4»).

Однако, на этих случаях обструкции недобросовестная научная конкуренция не закончилась: она продолжается с незатухающей силой, и её формы становятся разнообразней.

Дела, начатые научными руководителями журналов «Экономический анализ: теория и практика» (Н.П. Любушин) и «Имущественные отношения в Российской Федерации» (Е.И. Нейман) подхвачены журналами «Аудит и финансовый анализ» (зам. главного редактора Н.Ю. Барышникова) и «Вопросы оценки» (гл. редактор И.Л. Артеменков).

До настоящего времени в журнале «Аудит и финансовый анализ» были опубликованы 40 моих статей. Первая статья появилась в 2005 г. Последняя статья увидела свет в № 1 за 2014 г.; предпоследняя - в № 1 за 2013 г. (перерыв - целый год).

За пропущенный год мной по неосторожности, граничащей с глупостью, были последовательно направлены для опубликования 5 статей. Думал, что таким путём встаю на очередь в 5 будущих номеров этого журнала. Но, не тут-то было. Как оказалось, содержание моих свежих статей некоторым влиятельным людям в ОД не нравится. Какое-то время они предпочитали не действовать, а потом решили, что пора лишить меня трибуны в этом серьёзном журнале списка ВАК (тираж - меньше 200 экз., объём - 520 с., последняя цена - 13,0 тыс. руб. за экз., выходит 6 раз в год, в библиотеки не попадает, требования ВАК соблюдаются неукоснительно).

Действовать эти влиятельные люди стали через молодую мать малолетнего ребёнка, симпатичную Н.Ю. Барышникову, которая по разным причинам не смогла противостоять их сомнительным, подрывающим авторитет журнала намерениям. Возможные причины податливости Н.Ю. неблаготворному влиянию указывать не буду - читатели могут догадаться сами.

Сначала мне было заявлено, что рецензии на свои статьи пишу я сам, что недопустимо. Наталья Юрьевна, видимо, по чьей-то подсказке, взяла на себя роль судебного эксперта и психолога. Получается так, что главный научный сотрудник СОПСа, д.э.н., профессор, академик РАЕН В.В. Котилко передал мне кучу чистых листов бумаги со своей личной подписью, заверенной печатью. Я впечатываю в них свои рецензии на свои статьи, сканирую эти бумаги, и за спиной рецензента отправляю их в редакцию журнала. В 39 статьях до этого момента, всё это проходило, а тут вдруг не сработало.

Одна из 5 моих статей была направлена на отзыв известному специалисту по аудиту и экономическому анализу работы предприятий, не имеющему отношения к теме статьи, была забракована, с чем автор не согласился. Затем, похоже, все статьи были направлены на просмотр другому рецензенту. Тот написал мне, что он член редакционного совета журнала, что в статьях что-то заслуживающее внимание общественности в научном плане есть, и предложил мне объединить все статьи в одну, сократив текст до объёма, удобного для восприятия читателями.

Очень смутило меня то обстоятельство, что рецензент предпочёл сохранять себя в тайне, запретил редакции назвать его имя, действовал максимально конспиративно. До сих пор я не знаю кто он.

По ряду причин я сразу не согласился объединять свои статьи в одну, понимал, что это не будет полезным читателям.

И тут случилось неожиданное: к моему большому удивлению, рецензент добровольно решил осуществить свою идею самостоятельно. Попросил только его не торопить и около полугода занимался этой неблагодарной работой. Закончил он это дело с моей помощью, предложил мне витиеватое название статьи, с которым я был вынужден согласиться. За этот труд я не могу не быть ему благодарным. Статья под названием «Введение в научные основы оценки справедливой стоимости проблемных активов» вышла в № 1 журнала «Аудит и финансовый анализ» за 2014 г., с. 386 - 389.

В период времени, когда рецензент занимался моими статьями, я сам объединил упоминаемые статьи в одну. Что из этого у меня получилось можно посмотреть ниже.

Л.Д. Ревуцкий

к.т.н., с.н.с.

НЕТРАДИЦИОННАЯ КОНЦЕПЦИЯ ЕДИНОГО СИСТЕМНО-МЕТОДИЧЕСКОГО ПОДХОДА К ОЦЕНКЕ ВСЕХ ВИДОВ СТОИМОСТИ ПРЕДПРИЯТИЙ

Вначале, в первой части статьи считаю необходимым остановиться на некоторых понятийных и терминологических нюансах освещения вопросов оценки стоимости предприятий.

1. Стоимость предприятия и «стоимость» бизнеса

В соответствующих публикациях мной уже неоднократно обращалось внимание на то обстоятельство, что многие авторы монографий, учебников, учебных пособий и отдельных статей в журналах и газетах, как и многие практикующие оценщики стоимости предприятий (компаний, фирм, ферм), считают, что стоимость предприятий и стоимость бизнеса - это синонимы, т.е. одно и то же. Об этом прежде всего свидетельствуют названия известных книг: «Оценка предприятий (бизнеса)», «Оценка бизнеса» и т.п.

На портале “Appraiser” один из разделов оценки назван «Оценка бизнеса (акций)».

Отсюда логически следует, что предприятие и бизнес суть то же самое, а оценка бизнеса и оценка акций - также одно и то же. Некоторые специалисты, пытаясь оправдать целесообразность такого приравнивания, утверждают, что справедливо приравнивать друг к другу понятия «стоимость предприятия» и «стоимость бизнеса предприятия». При этом они ссылаются на действующие международные, европейские и федеральные стандарты оценки. Про «стоимость бизнеса предприятия» нельзя не заметить, что «хрен редьки не слаще» (предприятие предпринимательской деятельностью обычно не занимается).

Не хотелось бы повторять словарные определения понятий «предприятие» и «бизнес». Они достаточно полно приведены в публикации [ 1 ]. В этой же статье даётся весьма спорное, своеобразно расширительное, неверное понимание бизнеса как «любой коммерческой, промышленной или инвестиционной организации либо организации сферы услуг, занимающейся экономической деятельностью с целью извлечения прибыли». При такой трактовке предприятие - разновидность организации, и приравнивание его стоимости к стоимости бизнеса (и наоборот) правомерно. Логическая предпосылка указанного приравнивания: предприятие и бизнес - суть одно и то же, а это уже абсурд. Например, государственные и государственно-частные предприятия, РАО, ОАО и крупные ЗАО, ТНК, ФПГ, холдинги, отечественные корпорации, концерны, консорциумы, конгломераты, тресты, синдикаты, альянсы, пулы, ассоциации, союзы, партнёрства, кредитные и страховые организации, инвестиционные компании и т.п. формами бизнеса называть нельзя.

Очевидное противоречие указанного подхода видится в том, что бизнес как предпринимательская деятельность (предпринимательское дело, предпринимательство, предприимчивость, промысел) отдельного человека (бизнесмена) или группы объединённых общими экономическими интересами людей (бизнесменов - партнёров) искусственно, ничем не оправданно, почему-то приравнивается к коммерческой организации, что противоречит логике и здравому смыслу, согласно которым должно быть: «мухи - отдельно, котлеты - отдельно».

Жившие и работавшие в США экономисты указывают, что в этой стране понятия и термины «бизнес» и «фирма» трактуются как синонимы. Американцы обладают удивительными способностями засорять мир неаккуратными (некорректными) словесными приравниваниями и подменами, никому не приносящими пользу, скорее, вредящими делу, и которым трудно противостоять. Не следует исключать того, что иногда они поступают так преднамеренно, преследуя какую-то важную для них цель при противостоянии конкурентам.

Если читатель этой статьи согласится с автором в том, что указанная выше подмена понятия «бизнес» понятием «коммерческая организация», как минимум, не корректна, ошибочна и не допустима, то следствием такого неприятия послужит ряд нетрадиционных соображений, касающихся словосочетания «стоимость бизнеса».

Известно, что только товары имеют соответствующую стоимость. Следуя буквальному смыслу и словарным определениям понятия «бизнес», как предпринимательская деятельность, занятие индивидуума-бизнесмена или группы людей - партнёров, бизнес не может быть отчуждённым от субъектов этого занятия и поэтому не является товаром, как объект купли - продажи не существует, и поэтому - сам по себе стоимости не имеет.

При отсутствии рабовладельческого строя общества и государства продажа и купля человека невозможна. Однако и здесь встречаются если не исключения, то нечто подобное: например, в настоящее время спортивные клубы с согласия субъекта торга покупают и продают не самого человека, а право на его временное использование, по-другому, - право уступки (нанимают и сдают в найм за большие деньги), переманивают успешных футболистов и хоккеистов, а также тренеров, добившихся высоких результатов своих подопечных. Таким же образом могут поступать с крупными учёными, режиссёрами, дирижёрами, музыкантами, певцами и певицами, солистами балета, гениями, талантами в различных областях искусства и культуры, даже с рабочими, обладающими редкими, но пользующимися высоким спросом специальностями.

Бизнесом, естественно, называть только предпринимательское дело индивидуальных частников либо их кооперативов и других форм сотрудничества.

Безусловно, стоимость имеют материальные и нематериальные ресурсы (материальные и нематериальные активы), производственные, сервисные и коммерческие объекты бизнеса - наполнители его экономического содержания: основные и оборотные средства, здания и сооружения с рабочими местами, земельный участок, инфраструктура, если она есть, бренд, товарные знаки и знаки обслуживания, патенты на открытия и изобретения, ноу-хау, клиентелла, ценные бумаги, результаты бизнес-деятельности и т.д. и т.п. Эти ресурсы-активы-результаты (собственность), как правило, являются отделимыми от персональных субъектов бизнеса, т.е., будучи товарами, могут становиться объектами свободной купли - продажи, имуществом, в тех или иных правовых формах так или иначе меняющим владельца-собственника. Представляется, что понятие «предприятие бизнеса» применительно к понятию стоимости гораздо содержательней, корректней понятия «бизнес предприятия». Бизнесом занимается бизнесмен, а не его предприятие. При возможности, в практической жизни этими понятиями и терминами лучше не пользоваться.

Бизнес, как правило, имеет общую общественную ценность, которая характеризуется такими показателями как результат и результативность предпринимательского дела в натурально-вещественных и стоимостных показателях, экономический эффект, экономическая эффективность и рентабельность предпринимательской деятельности, соответствующей группой социальных показателей. Бизнесу должна быть присуща склонность к модернизации и инновациям, социальная ответственность. Интегральной характеристикой бизнеса служат размеры финансового состояния (денежного капитала) бизнесмена или группы бизнесменов.

Основная задача бизнеса состоит не только и не столько в максимизации получаемой прибыли, но и в повышении стоимости активов, которыми он располагает, в насыщении имеющихся в стране рынков пользующихся широким спросом высококачественной продукцией, конкурентоспособными работами и услугами, в обеспечении работающего на него трудового коллектива достойной заработной платой и другими материальными и нематериальными благами, в максимальной защите окружающей среды от загрязнений почвы, воды и атмосферного воздуха, в освоении безотходных технологий производства предлагаемых покупателям товаров. Бизнесмен должен постоянно понимать и ощущать, что в результате его предпринимательской деятельности повышается благосостояние народа его страны, общества и государства, неуклонно возрастает национальное богатство на пользу существующего и будущих поколений отечества, растёт престиж государства на мировой арене.

Как указывалось выше, сам по себе бизнес стоимости не имеет, т.е. не имеет обменной ценности, которую имеют его компоненты, в частности, права на существование, ресурсы (активы), ценные бумаги и результаты.

С другой стороны, не все виды активов бизнеса являются товарами и имеют стоимость. Некоторые микропредприятия бизнеса способны приносить доход, но стоимости не имеют (надомная работа с использованием интернета и мобильных телефонов, вязание веников, плетение корзин, создание коммерческих произведений литературы, живописи и псевдоживописи, музыки, изготовление кружев, редких видов вышивки, бижутерии и т.д.). Материальная и нематериальная продукция, создаваемая человеком, от него отделима и может быть продана, а его знания, креативность, уникальные способности, умения и навыки отделить от индивидуума и продать в качестве товара нельзя.

Что же делать для того, чтобы улучшить существующее положение с названиями книг и статей в области определения стоимости предприятий, учреждений, организаций и их объединений? Нужно при возможности в таких названиях как можно обстоятельней конкретизировать указанные объекты оценки: например, определение стоимости предприятий машиностроения, летательных аппаратов, морских и речных судов, банков, страховых и инвестиционных компаний, торговых предприятий и торговых сетей, гостиниц, туристических фирм, станций технического обслуживания автомобилей, сельскохозяйственных ферм, памятников истории, культуры и архитектуры, произведений искусства, ювелирных изделий и т.д. Кое-что в этой области делается уже сегодня, и эту работу необходимо продолжать, уделяя особое внимание публикациям по оценке стоимости проблемных дорогостоящих активов, к числу которых, в первую очередь, относятся экономически значимые средние, крупные и крупнейшие предприятия и их разнообразные объединения.

Часто проблемными называют только активы предприятий - банкротов. Это - довольно узкое толкование проблематичности. С позиций сложности и уровня проработанности существующих методов определения стоимости социально-экономических объектов, трудоёмкости оценочных работ и величины затрат денежных средств на их проведение, проблемными, в частности, являются активы широко диверсифицированных гигантов промышленности, строительства, транспорта и связи, торговли, сельского хозяйства и др. отраслей народного хозяйства страны.

Полагаю, что временами неуместное употребление терминов и словосочетаний «бизнес» и «стоимость бизнеса» часто являются фигурами грубой речи, образцами метафоричного просторечия, слоганами, призванными как можно больше упростить, сократить словесные выражения уже имеющихся, исторически сложившихся, традиционных понятий и терминов в ущерб их общеизвестному энциклопедическому смыслу.

Подменой существующих понятий и терминов увлекаются многие зарубежные и отечественные авторы публикаций. Многие из них нескромно стремятся как можно больше расширить область теоретической или практической применимости результатов своих изысканий. Такое поведение, особенно если оно умышленное, не делает им чести и рано или поздно будет отмечено как недостойное. Это, примерно, то же самое как сознательно в десятки, а то и в сотни раз, завышать указываемый тираж своей публикации, по сравнению с фактическим объёмом выпуска, или для мнимого престижа становится членами бесчисленных общественных академий.

В последнее время у нас переводят на русский язык много иностранной научной и деловой литературы. Переводчики и редакторы переводов бывают компетентными, грамотными и некомпетентными, малограмотными. В последних случаях часто появляются «трудности перевода». С одной стороны, авторы-иностранцы любят интриговать и эпатировать читателей броскими, не всегда адекватными названиями своих трудов, а с другой - проявляются упомянутые трудности перевода. В результате и рождаются такие перлы словосочетаний как экономная экономика, бережливое производство, сбалансированная система показателей (которая на самом деле не является сбалансированной), «стоимость» бизнеса, стоимость капитала (вместо стоимости привлечения капитала), энтропийная стоимость, оценка бизнеса, создание стоимости (вместо управления стоимостью), стратегический менеджмент (вместо стратегическое управление), менеджмент инноваций (вместо управления инновациями), рыночная стоимость предприятия при отсутствии рынков их купли-продажи (часто в смысле рыночной капитализации), справедливая стоимость при неопределённости понятия «справедливость», многосмысловые понятия и термины вроде слова «оценка», употребляемого как глагол и как имя существительное или термина «стандарт» и т.д.

Особо следует отметить трудности перевода на русский язык английских слов «value», «cost», «worth» и « price». В англо-русских и русско-английских словарях указывается, что все они в переводе означают «стоимость», «ценность» и «цену». Возникает вопрос, как различать на английском понятия и термины «стоимость», «ценность» и «цена», так как на русском языке синонимами они не являются. Кажущаяся безобидность синонимизации этих слов нанесла и наносит огромный вред оценочной деятельности в нашей стране и в странах третьего мира, потому что понятия и показатели ценности, стоимости и цены товаров и, в частности, предприятий - это далеко не одно и то же, и методы определения величины этих показателей совершенно разные.

Отсюда следует, что стандартизация понятий и терминов оценочной деятельности с указанием их аналогов хотя бы на английском языке - неотложная задача первой необходимости.

На взгляд автора этого текста, весьма желательно, чтобы в русском языке и в отечественной литературе, особенно в научной и деловой речи, неточные и двусмысленные словосочетания, ничем не оправданные гибриды иностранных и русских слов, встречались как можно реже, даже в погоне за краткостью выражаемых мыслей. В русском языке всегда найдутся слова однозначно, без искажения передающие смысл широко употребляемых у нас иностранных слов-заменителей.

Если иностранцы заимствуют у нас незначительное количество русских слов типа спутник, водка, бистро, то мы, как всегда, впереди планеты всей, не замечаем унизительности того, что делаем. В переводных изданиях на русском языке умудряемся не менять обозначения приводимых в текстах формул и показателей, давая их на языке оригинала (например, EVA, EBITDA, DCF, IRR, WACC и т.д.). И это также позорно для страны. Наши коллеги за рубежом так не поступают.

Несколько соображений по поводу употребления в литературе и СМИ словосочетания и понятия «Оценка бизнеса». Двусмысленность этого понятия очевидна и в данном случае краткость не выступает в качестве «сестры таланта». Если речь идёт об оценке стоимости бизнеса, то, как указывалось выше, это словосочетание не корректно, так как не отражает физическую суть предпринимательской деятельности, которая сама по себе не имеет стоимости, так как не является товаром.

По отношению к бизнесу могут оцениваться его общественная ценность, результат деятельности и результативность, экономический эффект и экономическая эффективность, рентабельность, социальная ответственность, экологичность, безопасность и т.д. Например, словосочетание «оценка экономической эффективности (либо привлекательности) бизнеса» звучит грамотно, не вызывая сомнений в правильности, адекватности этого выражения рассматриваемой задаче.

Почему-то никому не приходит в голову книги и статьи по инвестиционному проектированию называть, например, «оценка либо стоимость инвестиционного проекта». Обычное название таких книг - «Оценка экономической эффективности (или просто эффекта, эффективности) инвестиционных проектов» и т.п., и это правильно. Точно так же следует поступать и в вопросах изложения задач оценки каких-то конкретных характеристик-показателей бизнеса, избегая несуразностей.

Мне кажется приемлемым словосочетание «оценка капитала (или активов) бизнеса».

Чем точнее название публикации и чем больше оно соответствует содержанию излагаемого материала, тем лучше для автора и читателей.

Завершающая констатация сути вышеприведенного текста: предприятие и бизнес - это далеко не одно и то же; стоимость имеет не бизнес как таковой, а те материальные и нематериальные средства - ценности, активы, которые он использует, производит и продаёт для получения дохода и прибыли при удовлетворении спроса на результаты его деятельности (товары, работы, услуги).

Заключение по этой части статьи

Словосочетание «стоимость бизнеса», в дословном, точном переводе на русский язык слова «бизнес» означает «стоимость предпринимательской деятельности», что с позиций здравого смысла является словесной шелухой, языковым мусором, абракадаброй.

По-русски правильно, грамотно говорить и писать «стоимость имущества (основных и оборотных средств, собственности, объектов, ресурсов и результатов деятельности, активов и, наконец, предприятий, компаний, фирм, заводов, фабрик и иных экономических конструкций) бизнеса. Например, стоимость Саяно-Шушенской гидроэлектростанции, нефтеперерабатывающего завода, зернового элеватора, животноводческой фермы и т.д.

Стоимость имеют только товарные компоненты, используемые и производимые в процессе предпринимательской деятельности ( в бизнесе). Эти компоненты в сумме составляют капитал бизнеса, величину которого можно и нужно оценивать.

Подводя итоги по этой части статьи отметим, что выше рассмотрен вопрос о неправомерности употребления в публикациях словосочетания «стоимость бизнеса». Показана некорректность такого словоприменения.

Предлагается при любой возможности конкретизировать названия публикаций по оценочной деятельности, привязывать их к тем или иным типам и видам активов оцениваемых объектов.

-- «» --

Во второй части статьи уделяется внимание видам, показателям и методам определения экономической ценности предприятий.

2. Виды экономической ценности предприятий: показатели и методы их определения

На белом свете немало людей и даже оценщиков, включая известных выпускников щколы М.А. Федотовой, которые считают, что ценность и стоимость товаров и в т.ч. предприятий - это одно и то же. Кто-то думает так по неосведомлённости, другие - преднамеренно, из разных и не всегда понятных соображений. Одни исследователи полагают, что ценность является стоимостеобразующим показателем оцениваемого товара (к ним принадлежит и автор этой статьи), но есть и те, которые, наоборот, стоимость товара считают ценностеобразующим показателем его сущности как объекта для возможных инвестиций (см. книгу С. Сэйс и др. Оценка недвижимого имущества: от стоимости к ценности. Пер. с англ. - М.: Российское общество оценщиков, 2009. 503 с.).

В таких обстоятельствах не помешает лишний раз обратить внимание на этот вопрос и подумать о том, что такое ценность предприятий, как её оценивать, и чем она отличается от их стоимости.

Различные словари русского языка трактуют ценность как эвристическую характеристику важности, пользы, полезности и значимости товара в экономическом и духовном планах. В литературе и СМИ можно встретить упоминание интеллектуальной ценности и вечной ценности. При последних трактовках о количественных оценках ценности товаров говорить практически не приходится.

Разумеется, применительно к предприятиям, в этой статье имеется в виду только их экономическая ценность. В дальнейшем, прилагательное слово «экономическая» по отношению к ценности предприятия в большинстве случаев для краткости будет опущено.

На сегодняшний день предлагаю различать пять видов экономической ценности предприятий:

- общую ценность имущественного (имущественно-земельного, земельно-имущественного) комплекса, которую можно назвать общей поимущественной ценностью предприятия;

- обменную поимущественную ценность (поимущественную стоимость) предприятия

- общую социально-экономическую (подоходную) ценность предприятия;

- обменную социально-экономическую ценность (подоходную стоимость) предприятия;

- инвестиционную ценность (инвестиционную привлекательность) предприятия.

Для большей терминологической простоты и краткости поимущественную и подоходную ценности и соответствующие им стоимости предприятия стану часто называть имущественной и доходной ценностью и стоимостью таких экономических объектов.

Первые два вида указанных ценностей и стоимостей предприятий определяют соответствующими методами затратного подхода к решению задач такого рода. Третий и четвёртый виды этих характеристик предприятий устанавливают специально подобранными методами доходного подхода за исключением метода дисконтирования их ожидаемых денежных потоков (метода ДДП). Аналогичные показатели пятого вида рассчитывают только методом ДДП доходного подхода.

Понятия общей и обменной социально-экономических (подоходных-доходных) ценностей приносящих доход товаров достаточно полно раскрыты в науке о ценностях - аксиологии [ 2, 3 ]. Авторская адаптация этих понятий для предприятий представлена в публикациях [ 4, 5 ].

В настоящее время сложилось такое положение, когда все профессиональные оценщики, которым (как их научили на выбранных ими курсах подготовки оценщиков) приходится определять подоходную стоимость экономически важных предприятий методом ДДП (DCF), на самом деле оценивают не искомую стоимость, а подоходную инвестиционную привлекательность (инвестиционную ценность) оцениваемых хозяйственных объектов, что далеко не одно и то же. Другими словами, в таких случаях повсеместно имеет место неправомерная, научно, экономически и ничем другим не обоснованная, несправедливая подмена показателей рыночной либо нерыночной подоходной стоимости предприятий показателями их подоходной инвестиционной ценности (привлекательности), т.е. ожидаемым суммарным дисконтированным экономическим эффектом, т.е. чистым дисконтированным доходом (ЧДД) от их производственно-сбытовой деятельности в денежном выражении за оставшийся период календарного времени до завершения экономически оправданного срока эксплуатации имеющихся производственных мощностей. О том, для чего это делается, я неоднократно указывал в своих предыдущих статьях: упомянутая подмена позволяет получать практически любые заниженные или завышенные оценки стоимости оцениваемых предприятий, в угоду заказчикам такой оценочной работы (под их диктовку), в условиях, когда трудовые и денежные затраты на проведение этой работы практически минимальны при сравнительно высокой оплате затрачиваемого оценщиками скромного труда. Вопрос о достоверности получаемых оценок и добросовестности участников оценочного процесса (заказчика оценки, оценщика товара и эксперта результатов выполненной работы) сегодня серьёзно никем не ставится. По не очень понятным причинам государство и общество, во вред самим себе и всему населению страны, благодушно самоустранились от контроля качества результатов оценочной деятельности в РФ.

В более подробном изложении процесса профанации оценки, т.е. получения квазиоценки-псевдооценки-лжеоценки, проблемных предприятий, путём противозаконной подмены понятий и показателей стоимости предприятий, понятиями и показателями их инвестиционной ценности-привлекательности, не вижу необходимости. Все, кто это делает, сами знают, что делают.

Вопросы, касающиеся понятий общей и обменной имущественной (поимущественной) ценности предприятий, требуют соответствующего раскрытия.

К сожалению, мне не довелось скрупулёзно разобраться с методами затратного подхода к оценке рассматриваемой имущественной ценности предприятий и использовать их на практике для расчёта оценок указанной ценности и стоимости конкретных хозяйственных объектов. В лучшем случае меня можно с натяжкой числить в дилетантах по этому вопросу, но тем не менее рискну высказать несколько не банальных соображений по поводу своеобразности понятий и показателей экономической имущественной ценности предприятий.

По этому виду экономической ценности предприятий целесообразно различать нижеследующие подвиды:

- ценность спроектированного, построенного «под ключ» и начавшего работать предприятия с табельным организационно-техническим и технологическим оснащением;

- ценность действующего предприятия с характерными для него показателями амортизационно-реновационного (бухгалтерского) и экономического износов;

- ценность преждевременно ликвидируемого предприятия при ограниченном сроке экспозиции его на рынке;

- ценность своевременно закрываемого предприятия, идущего под снос либо под принципиальное полное перепрофилирование.

Кроме того, необходимо различать фундаментальную и фактическую общие экономические имущественные ценности предприятия.

Для первого из указанных подвидов, как правило, характерна полнокомплектность имеющегося имущества, обеспечивающая возможность наиболее эффективного использования производственных, производительных и социальных возможностей предприятия, когда оно способно продолжительное время работать на полную производственную мощность. Через год эксплуатации предприятия наступает период начала учёта его амортизационного износа, а в последние годы его работы, наряду с «бухгалтерским» износом, проявляется экономический износ (своеобразное обесценение, частичные, экономически оправданные невосполняемые утраты) имущества этих объектов в нашем понимании [ 6 ].

Ценность имущества предприятия, так же как и его стоимость, нуждается в систематическом осовременивании, в переоценке, т. е. в соответствующем учёте инфляционных навесов и обесценения по другим причинам. К сожалению, рациональная системность осовременивания, переоценок ценности и стоимости предприятий зачастую игнорируется управленческими командами этих объектов при известном попустительстве со стороны государства (и общества). Наведение порядка в этом деле будет способствовать дальнейшему экономическому развитию страны, укреплению её национальной и в том числе экономической безопасности, росту богатства государства.

Требуемая периодичность осовременивания показателей ценности и стоимости предприятий зависит от уровней инфляции денежных средств в экономике страны. Чем выше значения индексов инфляции, тем чаще следует производить осовременивание (переоценку) величины этих показателей. Экономически оправданная, желательная периодичность переоценки стоимости основных средств предприятий в нашей стране: один раз в 2 - 3 года. При высоких уровнях инфляции денежных средств в стране (свыше 5,0% в год ) осовременивание показателей ценности и стоимости предприятий целесообразно проводить ежегодно.

На третий подвид имущественной ценности предприятия напрямую влияет сложившаяся в стране и в мире рыночная конъюнктура на производимую им продукцию, выполняемые работы и/или оказываемые услуги. Вопрос о том, насколько требуется уценить имущество предприятия при необходимости, продажи его в строго установленные сроки, уполномоченные лица решают либо сразу или поэтапно, снижая запрашиваемую цену, например, на 5,0% через определённые интервалы календарного времени в пределах установленного срока экспозиции такого товара на рынке.

При досрочной ликвидации предприятия достоверная оценка его действительной (реальной) ценности, в силу необходимости установления соответствующих конъюнктурных скидок на стоимость имеющегося у него имущества, в значительной мере теряет своё фактическое социально-экономическое значение.

Имущественная ценность предприятия, идущего под снос, мало кого интересует. В таких ситуациях большее значение придаётся стоимости занимаемого им земельного участка и объектов инфраструктуры, если таковые есть. Однако, при продаже предприятия для целей полного перепрофилирования, его остаточная общая имущественная ценность безусловно заслуживает пристального внимания покупателя такого товара при определении оптимальной цены предстоящей покупки.

Первый из указанных подвидов имущественной ценности предприятия, когда оно находится в полнокомплектном состоянии имущества и способно длительно работать на полную производственную мощность, автор этой статьи склонен называть фундаментальной имущественной ценностью, а остальные подвиды - фактическими имущественными ценностями предприятий в соответствующих, обозначенных нами выше, условиях определения их поимущественной ценности и стоимости.

С течением календарного времени величины фундаментальной и фактической имущественной ценностей предприятий обычно меняются, что связано с необходимостью систематического осовременивания (переоценки) исторических стоимостей каждого наименования имевшегося либо имеющегося имущества из-за существования характерной для экономики страны сравнительно высокой инфляции денежных средств.

Особого внимания, особой тщательности подхода требуют решения задач осовременивания обычно заниженной стоимости специализированных и квазиспециализированных основных средств, доля которых в собственном капитале предприятий бывает весьма высокой.

Характерная особенность имущественной ценности и имущественной стоимости предприятий: они создаются в результате затрат физического и умственного прощлого (овешествлённого) труда. Ценности и стоимости доходного происхождения, применительно к предприятиям, формируются в основном затратами совокупного или только живого физического и интеллектуального труда.

Из соображений, приведенных выше, получается, что имущественная ценность предприятия характеризуется общей суммой фактических значений осовремененных стоимостей его основных (внеоборотных) и оборотных средств. С одной стороны, этот вид ценности предприятия характеризуется общей стоимостью его собственных активов, состоящих на бухгалтерском учёте; с другой, эта ценность с экономической точки зрения является общей себестоимостью всех собственных активов такого хозяйственного объекта.

Для перехода от общей имущественной ценности предприятия к его обменной имущественной ценности (т.е. к его поимущественной стоимости) в обязательном порядке должны быть учтены все объективно существующие драйверы этой ценности-стоимости: финансовые обязательства, стоимость неосязаемых нематериальных активов, синергетический эффект, стоимость непрофильных активов, земельного участка (или прав на его использование) и инфраструктуры, если они имеются в наличии, но не вошли в общую балансовую имущественную ценность рассматриваемого объекта и, как завершающий акт, в обязательном порядке должна быть учтена нормативная, а при её отсутствии - среднерыночная либо среднеотраслевая рентабельность собственного капитала аналогичных по производственному потенциалу предприятий.

Объективным показателем имущественной ценности предприятия является осовремененная величина его собственного капитала в денежном выражении.

Собственный капитал предприятия определяется суммой его внеоборотных и оборотных активов, а также фондов обращения.

Типовая структура слагаемых собственного капитала предприятия приведена ниже:

1. Внеоборотные активы (срок эксплуатации каждого такого актива больше календарного года):

- стоимость основных средств, включая нематериальные активы;

- стоимость незавершённого строительства;

- долгосрочные финансовые вложения;

- доходоприносящие (долгосрочные и краткосрочные) вложения в материальные ценности и, в частности, в ценные бумаги государства и других эмитентов;

- отложенные налоговые платежи и прочие внеоборотные активы.

2. Оборотные активы (срок эксплуатации каждого меньше календарного года):

- стоимость производственных запасов;

- стоимость объектов незавершённого производства и полуфабрикатов собственного изготовления;

- расходы будущих периодов.

3. Фонды обращения:

- стоимость готовой продукции на складах;

- стоимость товаров в пути (отгруженная продукция);

- денежные средства;

- средства в расчётах с потребителями.

Не весь по величине собственный капитал предприятия, как характеристика имущественной ценности такого хозяйственного объекта, используется для определения его имущественной стоимости в качестве ключевого стоимостеобразующего показателя.

Многое зависит от того, для каких целей продаётся и покупается предприятие, если это заранее известно его владельцу и приобретателю. Одно дело, когда действующее предприятие покупается с планами его дальнейшего использования по сложившейся специализации. Совсем другой случай, если продаваемое предприятие приобретается для полного перепрофилирования (переспециализации) либо на слом.

В каждом из таких случаев собственный капитал предприятия подвергается соответствующему уточнению в русле того или иного снижения (усечения, урезания) его полной величины.

Если предприятие после его приобретения будет эксплуатироваться по той же специализации производства, что и у бывшего владельца, из общей суммы его собственного капитала должны быть исключены следующие слагаемые этого капитала:

- долгосрочные и краткосрочные финансовые вложения в материальные ценности (в частности, в ценные бумаги разных эмитентов) на стороне, если таковые существуют;

- денежные средства;

- расходы будущих периодов;

- отложенные налоговые платежи.

Когда после продажи предприятие будет полностью перепрофилировано или пущено на слом, обязательно возникнет вопрос, зачем покупателю оплачивать такие элементы собственного капитала этого объекта как

- стоимость незавершённого строительства;

- стоимость производственных запасов;

- стоимость объектов незавершённого производства и полуфабрикатов собственного изготовления.

Особого соглашения между продавцом и покупателем такого предприятия потребует решение проблем, связанных с оплатой стоимости готовой продукции на складах, отгруженной продукции в пути к потребителю и возможной полной или частичной компенсации средств в расчётах с потребителями.

Таким образом, обеспечение того или иного «похудения» имущественной ценности (полного собственного капитала) предприятия при использовании её для определения имущественной стоимости последнего - объективная необходимость осмысленных действий профессионального оценщика промышленной (производственной) собственности.

Особого рассмотрения для оценщика требует вопрос о том, что делать с фондом накопления продаваемого предприятия, если он есть, и со средствами целевого финансирования оцениваемого объекта, если они были выделены и использованы.

В заключение этой части статьи считаю необходимым кратко остановиться на вопросе: чем показатель имущественной стоимости предприятия отличается от показателя его имущественной ценности?

Концептуальная формула для определения ключевого стоимостеобразующего показателя полной справедливой имущественной стоимости предприятия (Сип) выглядит следующим образом:

Сип = (Ципу - Фоп) х ( 1 + Рнскп/100), (2.1)

где Ципу - показатель имущественной ценности предприятия, величина которой уточнена для целей определения ключевого слагаемого показателя его имущественной стоимости (Сип), тыс. денежных единиц (д.е.);

Фоп - финансовые обязательства оцениваемого предприятия, если его кредиторская задолженность - Зкп больше дебиторской задолженности - Здп (когда Здп больше Зкп , показатель Фоп берут со знаком «плюс»), тыс. д.е.;

Фоп = Зкп - Здп (2.2)

Рнскп - нормативная либо среднеотраслевая рентабельность собственного капитала предприятий рассматриваемой специализации, проценты.

Для небольших предприятий показателем Рнскп обозначают долю приращения величины Сип за счёт учёта так называемого предпринимательского дохода. В литературных источниках, включая соответствующие учебники и учебные пособия) указывается, что обычно практические значения этого показателя составляют 15,0% к разности (Ципу - Фоп) и выше.

По аналогии с доходной ценностью и доходной стоимостью предприятий следует различать фундаментальные и фактические значения их имущественной ценности и имущественной стоимости [ 5 ].

В первом случае фундаментализм этих показателей обусловливается соответствием производственному потенциалу предприятий; во-втором, - адекватностью полнокомплектной строительной и технической вооружённости их экономического состояния.

Помимо указанных выше различий, показатели имущественной стоимости и имущественной ценности предприятий отличаются друг от друга структурой (составом) и величиной имеющихся известных драйверов величин этих показателей.

Драйверы имущественной ценности и соответствующей ей стоимости, например, непрофильных производств, земельного участка, инфраструктуры, неосязаемых нематериальных активов предприятия, если таковые имеются, так или иначе отличаются друг от друга.

Нетрудно заметить, что в результате скромных изысканий автора складывается довольно стройная система методических приёмов определения пограничных значений справедливой ценности и справедливой стоимости экономически заметных, крупных и крупнейших предприятий, по возможности, и других проблемных активов, в плане использования как затратного, так и доходного подходов к решению оценочных задач такого направления специализации. Проблема выбора окончательного, единственного значения справедливой ценности и стоимости оцениваемого специфического проблемного товара, из числа полученных интервальных значений этих показателей, если такая задача по каким-то соображениям возникает, может быть успешно решена путём создания в стране авторитетного института государственных оценщиков и независимых государственных экспертов результатов выполненных оценочных работ для указанных видов и разновидностей товаров.

Несколько слов о преимуществах и недостатках предлагаемого подхода к определению справедливой стоимости предприятий в сравнении с тем, как это делается в настоящее время.

Известные, широко применяемые нынче методы затратного, доходного и сравнительного подходов к определению стоимости предприятий сегодня используются, как правило, для как можно большего занижения величины оцениваемого показателя. Такое поведение оценщиков, обычно контролируемых заказчиками оценок, диктуется нынче незавершённостью процесса приватизации крупных и крупнейших промышленных объектов страны, неразвитостью вторичного рынка их купли-продажи, стремлением участников торговых сделок минимизировать соответствующие налоговые платежи. Со временем наблюдаемая сейчас картина может поменяться в противоположную сторону при применении тех же самых методов оценки стоимости крупных активов для развивающегося вторичного рынка сделок купли-продажи с такими предприятиями в будущем.

При этом в большинстве случаев при определении стоимости предприятий не соблюдается принцип наилучшего и наиболее эффективного использования (ННЭИ) оцениваемых объектов, не применяются рациональные ключевые стоимостеобразующие показатели, отсутствуют концептуальные, полуразвёрнутые и развёрнутые формулы для определения справедливой стоимости этих объектов.

СРОО-вские эксперты результатов оценки стоимости указанных активов не обращают внимания на эти факты, всегда одобряя оценочную работу своих партнёров по членству в соответствующих обществах.

Предлагаемые пути совершенствования методологии определения справедливой стоимости проблемных предприятий предполагают использование в качестве наиболее важных стоимостеобразующих показателей фундаментальной экономической общей имущественной ценности - для затратного подхода и фундаментальной общей социально-экономической ценности - для доходного подхода к решению таких оценочных задач. Фундаментализм указанных ценностей обусловлен необходимостью соблюдения принципа ННЭИ, предусматривающего процедуру оценки искомой стоимости не по фактическим, а по нормальным (нормативным) значениям соответствующих ценностей с учётом необходимых поправок, если они требуются. Такой порядок позволяет объективизировать величину оцениваемых стоимостей, минимизирует возможности манипулировать получаемыми оценками как за счёт преднамеренного растаскивания легко отчуждаемых имущественных активов, так и в результате искусственного снижения продуктивности и соответственно годовой выручки предприятия, а также уголовно преследуемого симулирования его банкротства в целях значительного занижения оценок его имущественной и доходной стоимостей, в частности, перед предстоящей приватизацией этих объектов в интересах имеющегося руководства и назначенных им топ-менеджеров.

Рационализация состава исходных данных для определения пограничных значений справедливой стоимости предприятий даёт возможность разработать упорядоченные формулы для расчёта величины оцениваемых стоимостей. В результате представленных выше скромных нововведений обеспечивается повышение уровня воспроизводимости оценок стоимости одного и того же предприятия, получаемых разными профессиональными оценщиками.

Что такое учёт принципа ННЭИ при определении стоимости предприятий продемонстрирую на простом гипотетическом примере. Фактическая производственная загрузка оцениваемого предприятия - 10% от нормативно возможной при полном использовании его производственных, производительных и социальных возможностей в условиях нормальной организации труда и производства. Замечу, что в отличие от мнения по этому поводу проф. Е.С. Озерова [ 7 ], 10% рассчитаны не по максимально возможной, а по нормальной производственной загрузке для рассматриваемого конкретного предприятия, т.е. по его производственному потенциалу, метод определения которого самым подробным образом изложен в моей монографии «Потенциал и стоимость предприятия», изд. «Перспектива», 1997 г. 128 с.

10% - ной загрузке соответствует величина фактически полученного годового капитализируемого дохода, используемого для определения искомой стоимости. В нашем случае капитализируемый доход - годовой чистый доход предприятия, равный сумме соответствующего фонда оплаты труда и прибыли до вычета налогов, процентов и сборов.

Получается, что стоимость предприятия, установленная по его фактическому годовому чистому доходу при использовании доходного подхода к решению этой конкретной задачи без учёта принципа ННЭИ, окажется примерно в 10 раз меньше величины стоимости этого предприятия, подсчитанной для условий его полной производственной загрузки, т.е. - с учётом этого принципа. В настоящее время этот принцип для предприятий, как правило, не учитывается. Нетрудно себе представить негативные последствия для экономики государства, обусловленные существенными искажениями реальной стоимости оцениваемых предприятий при её определении, когда принцип ННЭИ игнорируется. Надеюсь, читателям понятно, что производственная загрузка предприятия не зависит от его производственного потенциала, она напрямую зависит от уровня профессионализма членов управленческой команды хозяйственного объекта. Управленцы, не способные обеспечивать нормативную экономическую эффективность производственно-сбытовой деятельности своего предприятия, должны добровольно либо по принуждению менять место работы, как не справившиеся с порученным им делом. Слабость менеджмента - не повод для оценщиков резко занижать стоимость оцениваемого предприятия.

Величина показателей справедливой ценности и стоимости предприятия не может и не должна зависеть от неудовлетворительной работы членов его управленческой команды.

Приобретение предприятия по цене, соответствующей его справедливой стоимости, призвано стимулировать приобретателя к нормализации объёма и финансово-экономической эффективности производства продукции, работ и услуг как в собственных интересах, так и в интересах государства и общества.

К недостаткам того, что предлагается, следует отнести возрастание трудоёмкости и стоимости оценочных работ рассматриваемой специализации. Повышение достоверности и воспроизводимости расчётных оценок бесплатно не обходится. Система оплаты результатов эффективных, добросовестных оценочных работ должна учитывать это обстоятельство: стоимость более качественных работ непременно должна соответствующим образом возрастать.

Очень бы хотелось, чтобы кто-нибудь в стране и за её пределами заинтересовался и занялся развитием и совершенствованием предложенных методических приёмов определения ценности и стоимости проблемных активов.

Краткое содержание второй части статьи: подробно рассмотрены основные виды поимущественной (имущественной), подоходной (доходной) и инвестиционной экономических ценностей предприятий. Рекомендуется различать показатели фундаментальной и фактической ценности предприятия.

Предполагается, что показатели общей фундаментальной имущественной и общей фундаментальной социально-экономической ценности предприятия должны использоваться в качестве стоимостеобразующих показателей при определении его имущественной стоимости методами затратного подхода и доходной стоимости

методами доходного подхода. Интервал между полученными таким образом пограничными значениями оцениваемых показателей считается интервалом месторасположения показателей справедливых стоимостей рассматриваемого предприятия.

Сравнительно кратко разъясняются преимущества и недостатки предлагаемого подхода к оценке величины справедливой стоимости предприятий на основе определения показателей их имущественной и доходной ценности. При этом особое внимание уделено вопросам учёта принципа ННЭИ при определении справедливой стоимости предприятий.

Третья часть статьи состоит из двух подразделов: в первом рассматриваются методы определения стоимости товаров с двойной ценностью, а во второй - излагается предлагаемая концепция единого системно-методического подхода к оценке всех видов стоимости, рыночной капитализации и чистого дисконтированного дохода предприятий, не имеющих рыночных аналогов.

3.1. Методы определения стоимости товаров с двойной ценностью

«Если дело встречает сопротивление,

значит, оно важное и нужное. Силы

тьмы оказывают это сопротивление

не случайно».

Священник о. Александр Мень 11.01.83.

«Сегодня в борьбе корысти с совестью в оценке побеждает корысть».

Констататор факта

В окружающем нас мире всё, что попадает человеку на глаза, встречается или же не встречается в его жизни, становится объектом его внимания и интереса, можно относительно условно разделить на товары и не товары.

Основные отличительные особенности товаров:

- наличие владельца (собственника) - физического или юридического лица либо государства и его представителей на местах;

- возможность отчуждения рассматриваемого предмета (субстанции, вещи, продукта производства или услуги, имущества, собственности, объекта) от имеющегося владельца и передачи его на тех или иных основаниях (по тем или иным причинам, для разных целей) другому владельцу путём продажи, а также в бессрочное либо временное владение и пользование;

- существование реального или потенциального спроса на этот предмет, возможность его купли-продажи либо изменения существующей формы собственности на него путём разделения, слияния или поглощения этого предмета (в случае предприятий, компаний, фирм), т.е. смены собственника;

- для ценных предметов возможность использования их в качестве залога для получения кредитов в кредитных организациях (банки, микрофинансовые организации, ломбарды), а также для взятия взаймы у частных займодателей;

- существование современных методик или теоретическая и практическая возможность разработки более корректных методов определения ценности, стоимости и цены предмета проявления к нему того или иного потребительского, коммерческого, инвестиционного, духовного, или какого-либо другого интереса со стороны физических или юридических лиц.

Для ценности чего-либо характерно наличие индивидуального или массового восприятия её как таковой в определённый период времени и в определённом месте (соль, пресная вода, чистый воздух, золото).

Примеры очевидных не товаров: заболоченные земли тундры, отдалённые участки земной поверхности в зонах вечной мерзлоты, необитаемые острова, голые горные вершины, части акваторий больших рек и зеркал озёр, некоторые особо опасные виды оружия и др. Нельзя исключать вероятность в обозримом или отдалённом будущем перехода некоторых видов не товаров в категорию товаров (примеры: нефтеносные глубины шельфов, не разрабатываемые нынче залежи полезных ископаемых, скопления сланцевых газов в труднодоступных местах), и, наоборот, из товаров в не товары (устаревшие средства связи, первые компьютеры, серийные патефоны и т.п.).

Только человек, в узком и широком (собирательном) понимании этого слова, может определить товар перед ним или не товар, проверяя соответствие рассматриваемого предмета отличительным особенностям товаров.

Небольшое отступление, касающееся понятий стоимости и цены товара, особенно для товаров, генерирующих доход. В научной литературе, учебниках и учебных пособиях по вопросам оценочной деятельности, в публикациях в журналах и других СМИ, в международных, европейских и федеральных стандартах оценки можно встретить множество разных определений стоимости того или иного товара, согласно которым стоимость - это сумма выгод, полезность (в т.ч. предельная), отношения участников рыночных сделок между собой в процессе торга, ценность, доход, цена. Особенно напрягает широко распространённое утверждение, что стоимость - это цена. При старании можно найти что-нибудь иное. Есть основания полагать, что все эти определения не корректны, ошибочны и соглашаться с ними нельзя, так как они не отражают суть именно этой важной характеристики товаров. Определение этого понятия, которое считаю вполне корректным, приведено в [ 8 ].

Не могу не удержаться, чтобы не привести ещё два собственных коротких определения стоимости:

- стоимость - это расчётное текущее (на дату оценки) значение эквивалента товара в денежном выражении либо в количестве (по размеру, объёму или весу) соответствующих натурально-вещественных или виртуальных предметов (примеры из истории: шкуры, рога и копыта убитых животных, домашний скот, соль, примитивные рукоделия, включая украшения; в более позднее время - золото, серебро, земельные наделы, ценные бумаги, деривативы);

- стоимость - это расчётный текущий обменный эквивалент товара в денежной или других формах существования, который используют в качестве базы для определения окончательной договорной цены этого товара в случаях смены собственника.

Аналогичный вариант уточнённого первого определения: стоимость - это расчётный текущий материальный и/или нематериальный эквивалент (обменный курс) товара в денежной или вещественно-натуральной форме, который удовлетворяет собственника и потенциального приобретателя этого товара как основы для согласования его цены - конечного результата предстоящей торговой сделки (рыночного или нерыночного торга).

При этом цена товара - это фактическая денежная сумма или же её эквивалент в других единицах измерения, уплаченная продавцу покупателем этого товара при заключении (совершении) торговой сделки.

Когда в своих статьях я употребляю слова «стоимость» и «цена», то всегда имею в виду те понятия этих слов, которые приведены выше.

Довольно примитивная классификация товаров по их разновидностям, произведенная только с целью конкретизации рассматриваемого в этой статье вопроса выглядит следующим образом:

- потребительские товары массового спроса первой необходимости;

- товары сравнительно массового спроса не первой необходимости, но требующиеся для нормальной жизнедеятельности как одиноких людей (индивидуумов), так и семей;

- товары имущественной ценности;

- товары с двойной (имущественной и социально-экономической) ценностью;

- инвестиционные товары.

Примеры потребительских товаров первой необходимости: продукты питания, дары природы, изделия лёгкой промышленности и другие предметы, в частности, входящие в наборы прожиточного минимума.

К второй группе товаров можно отнести, например, предметы кратковременного, средне- и долговременного пользования в быту: телевизоры, компьютеры, холодильники, пылесосы, стиральные машины, другую бытовую технику, велосипеды и т.д. Эти товары заметно дороже товаров первой группы, но по сути также являются потребительскими.

Для товаров первой и второй групп характерно наличие оптовой и розничной торговли, фабрично-заводских, оптовых и розничных стоимостей и отпускных цен на эти товары.

Товарами имущественной ценности, по мнению автора, являются такие дорогостоящие товары как квартиры и другие жилые помещения (отдельные дома, коттеджи, дворцы), земельные участки, дачи, личные транспортные средства, частные конюшни, яхты, наборы мебели, предметы роскоши и т.п. Стоимости и цены этих товаров обычно устанавливают и согласовывают в индивидуальном порядке.

К товарам с двойной ценностью отнесены сложные и многосложные товары, в состав имущества которых входят рабочие места, нацеленные на производство той или иной продукции и/или выполнение определённых видов работ либо оказание соответствующих услуг. Предприятия, компании, фирмы всех видов и типов, их разнообразные по форме объединения - типичные образцы сложных товаров двойной ценности. Стоят эти товары по-разному: от сотен тысяч рублей до сотен миллиардов долларов США или евро. Определение их стоимости требует высокого профессионального мастерства и высокого (лучше, если государственного) статуса многоопытного оценщика, а в ряде случаев и группы статусных оценщиков разной специализации.

Инвестиционные товары могут иметь только имущественную ценность или обладать двойной ценностью. Представить себе инвестиционные товары с одной лишь социально-экономической ценностью, к сожалению, не могу. Однако думаю, что с некоторой натяжкой они есть. Например, «Ростелеком», Евросеть, МТС, Би-лайн и т.п. Их ценность обеспечивают преимущественно нематериальные активы: права на аренду помещений, оборудования и земельных участков для ведения бизнеса, на куплю-продажу реализуемых товаров, ноу-хау, на товарный знак и бренд, на клиентскую базу и пр.

Кстати, что интересно, не трудно вспомнить, что в реальной жизни можно встретить производственные объекты, практически не имеющие собственной имущественной ценности, но располагающие ценностью социальной. Эти объекты работают в арендованных помещениях, на арендованном либо взятом в лизинг оборудовании, на давальческом сырье или продают товары, взятые на реализацию. Такого типа объекты не являются товарами, так как не соответствуют одному из важных критериев товарности, а именно, возможности отчуждения от арендодателя и лизингодателя без их согласия, и поэтому, несмотря на наличие фактической социальной ценности, практически не имеют собственной имущественной стоимости.

В категорию инвестиционных товаров сравнительно часто попадают отдельные виды собственности, числящиеся в составе 3-й и 4-й групп: в частности, квартиры, предметы роскоши, высокорентабельные предприятия, гостиницы, торговые центры.

Нельзя не заметить, что все товары упомянутых выше групп имеют свойственное им социальное значение, но разное по масштабу.

Стоимости и цены потребительских товаров первой необходимости, в силу высокой социальной значимости, как правило, не могут значительно отличаться от себестоимости их изготовления. Какой-никакой контроль этих показателей со стороны государства, особое внимание к ним заинтересованной общественности, конкуренция на товарном рынке не позволяют им взлетать до заоблачных высот. Однако имеют место вопиющие исключения из общих правил. Стоимость лекарств у нас в стране и в мире часто бывает в сотни раз выше их себестоимости. Так как люди без лекарств обходиться не могут, этим пользуются жулики, не контролируемые коррумпированными властями. Государства, которые осознали необходимость противостояния табачным и алкогольным монополиям и достигли некоторых успехов на этом фронте, со временем будут вынуждены ограничивать запредельные аппетиты фармацевтических компаний.

Государство не контролирует стоимости и цены остальных указанных групп товаров. Конкуренция на рынках товаров второй группы, как правило, также лимитирует возможности существенного манипулирования величинами их стоимости и цены. И в этих случаях от себестоимости производства товаров этой группы далеко не прыгнешь, не получится.

Методы расчёта потребительной стоимости товаров первой и второй групп давно уже устоялись, теория трудовой стоимости и рыночная конкуренция здесь окончательно и безоговорочно победили, но, к сожалению, не во всех случаях.

Должен заметить, что для потребительских товаров, задача определения их справедливой стоимости практически не стоит и вряд ли когда-нибудь будет поставлена. Нет в этом необходимости. Рыночная стоимость таких товаров почти всегда признаётся справедливой. Рынок обычно бойкотирует товары массового спроса с несправедливой стоимостью, заметно превышающей их текущую рыночную стоимость, но случается это не всегда.

Что касается стоимостей и цен товаров имущественной ценности, здесь правит бал рыночная конъюнктура: толщина кармана покупателя, способность продавца, иногда на уровне интуиции, уловить сложившиеся тенденции (тренды) в формировании цен на рынке, экономическая и особенно налоговая политика государства, другие очевидные и неочевидные факторы, проявляющиеся в каждом конкретном случае. Если такие товары покупают, они не залёживаются на полках, значит, со стоимостями и ценами на них продавец не ошибся. Когда торговля не идёт, время задуматься над тем, почему не идет и что делать? В таких случаях, в первую очередь, стоимости и цены этих товаров проверяют на справедливость и изменяют их соответствующим образом.

Коварной особенностью рынка товаров имущественной ценности, к сожалению, является управляемость этого рынка крупными игроками - спекулянтами, сумевшими обогатиться при слабом государстве, используя существовавшие прорехи в тогдашнем законодательстве. Вспомним мало чем объективным спровоцированный резкий взлёт цен на жильё, офисы, склады и соответственно на строительные материалы и земельные участки в 1998 г.

Справедливость стоимостей и цен товаров этой группы мало кого волновала и волнует, не считая покупателей дешёвых квартир и других жилых помещений. Во многих случаях дорогие товары этой группы продают и покупают представители коррумпированной не финансовой и финансовой верхушки, чиновничество общества. Государство и общество напрасно остаются равнодушными к таким покупкам: сначала они потворствуют появлению недопустимой разницы в величине доходов отдельных слоёв населения, росту коррупции (незаконному обогащению чиновников, ряда предпринимателей, других людей, сидящих у кормушки) в стране, а затем начинают пытаться бороться с ними. Пока эта борьба безуспешна, слишком всё запущено. Да и желания у власти по-настоящему, беспощадно бороться с дифференциацией доходов и коррупцией в нашем обществе сегодня не наблюдается.

Товары с двойной ценностью по сложности, трудоёмкости оценочной работы и затратам на определение их стоимости целесообразно разделить на две подгруппы: многочисленная «мелочёвка» и редко встречающийся «крупняк» (прошу прощения за просторечие). Общее количество товаров первой подгруппы - сотни тысяч, крупных объектов - считанные сотни. В состав второй подгруппы входят дорогостоящие многопрофильные предприятия, учреждения, организации промышленности, сельского хозяйства, образования, здравоохранения, культуры, искусства, спорта и т.д. с высокой социальной значимостью. Показатели стоимости таких объектов почти всегда имеют государственную важность и не могут находиться вне рамок обязательного контроля со стороны государства и общества.

Для «мелочёвки», как правило, существуют рынки купли-продажи, рыночная стоимость у них есть; «крупняк» обычно уникален, поэтому рынок для торговых сделок с такими товарами отсутствует, и рыночной стоимости по нему нет. Из этой ситуации неминуемо возникает проблема-задача определения справедливой стоимости товаров - представителей «крупняка», призванной служить в качестве расчётного экономического заменителя их рыночной стоимости, а также справедливой стоимости их акций, торгуемых на фондовой бирже, т.е. «бумажного» товара в виртуальной форме.

Некоторые теоретики оценки, а сегодня они в большинстве, ошибочно (неосознанно либо сознательно) полагают, что «бумажная» рыночная капитализация предприятий является единственно правильной характеристикой их рыночной стоимости. Эти господа не могут понять (скорее не хотят так думать), что предприятия, как имущественно-земельные комплексы, и их ценные бумаги - это совершенно разные товары, ценности и стоимости которых практически не связаны друг с другом, т.е. имущественный и «бумажный» капиталы предприятий, как обособленные товары, по величине могут в разы отличаться между собой в ту или другую сторону. Имущественные комплексы крупных и крупнейших предприятий не имеют рыночной стоимости, а их обыкновенные и привилегированные акции такую стоимость имеют и те, кто могут (кому по силам), величиной этой стоимости успешно управляют. Гораздо труднее управлять величиной оценки имущественной стоимости предприятий, так как признаки такого управления скрыть нельзя. Главное - это понимать и никогда не подменять показатели стоимости предприятий показателями их рыночной капитализации.

Вопросы особенностей определения стоимостей и цен инвестиционных товаров заслуживают специального углублённого обзора, разбора и отражения в отдельных публикациях на эту тему, и в этом материале не рассматриваются.

В данной статье из всех перечисленных выше групп товаров для более пристального рассмотрения некоторых вопросов философии стоимости и цены товарных объектов с двойной ценностью приняты только экономически значимые средние, крупные и крупнейшие предприятия (и компании), а также их разнообразные объединения - важнейшие представители второй подгруппы 4-й группы товаров, отнесенные к так называемым проблемным активам, по которым рынков купли-продажи практически не существует, и их рыночную стоимость, в отличие от рыночной капитализации, определять не удаётся.

Выбор именно этой подгруппы товаров с двойной ценностью в качестве объектов для более пристального внимания связан с тем обстоятельством, что справедливость определения их стоимости имеет не только социально-экономическое, но и политическое значение, прежде всего для обеспечения национальной и, в частности, экономической безопасности страны.

Ниже представлены результаты попытки осветить как можно больше элементов философской цепочки формирования стоимости и цены товаров с двойной ценностью, начиная от наличия и востребованности такого товара со стороны физических (частных) и юридических лиц и заканчивая результатом и результативностью, экономическим эффектом и экономической эффективностью его приобретения с той или иной формой владения и использования.

Первым звеном в этой цепочке является попадание такого товара в поле зрения, внимания и интереса конкретного человека или группы людей - единомышленников (физического либо юридического лица), начинающих думать о возможности и целесообразности приобретения этого товара, взятия его в бессрочное либо временное владение и пользование, а также для каких-то других целей.

На втором этапе всесторонне анализируют предполагаемую фактическую или потенциальную полезность приобретения рассматриваемого товара как генератора доходов и прибыли или способа завоевания монопольного положения в экономике региона, округа и страны, для перепрофилирования производства на выпуск другой продукции с сохранением или без сохранения существующих рабочих мест, для сноса с целью освобождения имеющегося земельного участка под застройку более прибыльным объектом, как инвестиционного имущества для последующей выгодной перепродажи либо из каких-то других специфических соображений частного характера. Полезность товара не поддаётся конкретному расчёту, поэтому она не является одним из показателей товаров, а служит лишь одним из самых важных факторов, учитываемых при принятии того или иного решения о приобретении или об отказе от приобретения рассматриваемого товара. Таким образом, предполагаемая полезность является фактором, влияющим на востребованность товара, т .е. спросообразующим фактором со стороны соответствующих приобретателей, поглотителей или арендаторов. С другой стороны, полезность является ценностеобразующим эвристическим фактором, обязательно принимаемым во внимание при расчёте имущественной и общей социально-экономической ценностей товара - его важнейших показателей-характеристик.

Нельзя не заметить, что полезность является фактором субъективного восприятия тех или иных свойств и качеств товара. То, что одному человеку покажется полезным, другой сочтёт бесполезным. Один решится товар купить, другой его не заметит.

Третье основополагающее звено указанной цепочки формирования стоимости товара - это расчётные показатели его имущественной и общей социально-экономической ценности, в свою очередь, являющиеся основными стоимостеобразующими показателями товара с двойной ценностью. Способы определения имущественной ценности рассматриваемых товаров будут кратко представлены ниже. Методы расчёта величины их общей социально-экономической ценности см. в [4, 5].

Четвёртое звено цепочки - расчётный показатель имущественной стоимости, т.е. расчётный показатель обменной социально-экономической ценности проблемного товара, называемой его стоимостью. Как уже отмечалось выше, в отсутствие рынка таких товаров их рыночной стоимости не существует. Её место в этих случаях занимает так называемая справедливая стоимость товаров с двойной ценностью, для определения которой используют несколько методов разных концептуальных подходов.

Стоимость является принципиальным, фундаментальным ценообразующим показателем любого конкретного товара.

Последнее пятое звено рассматриваемой цепочки - договорная (компромиссная) фактическая цена оцениваемого товара, являющаяся результатообразующим и эффектообразующим экономическим показателем торговой сделки, приведшей к смене собственника товара.

Экономическим результатом сделки служит реальная выгода в денежном выражении, полученная покупателем или продавцом товара с двойной ценностью: разность между ценой товара и его стоимостью у продавца, если она ниже стоимости в первом случае, и наоборот, если цена оказалась выше установленной продавцом стоимости, что бывает крайне редко (во втором случае).

Экономическая эффективность сделки определяется её рентабельностью для приобретателя или продавца товара, измеряемая в долях от единицы или в процентах, и определяемая путём деления величины соответствующей выгоды на цену либо стоимость рассматриваемого товара в торговой сделке.

На основании приведенных выше рассуждений можно прийти к заключению о том, что для определения справедливой стоимости товаров с двойной ценностью могут быть использованы избранные методы только двух концептуальных подходов к решению задач подобного рода: затратного и доходного. Сравнительный (рыночный) подход для рассматриваемых целей не годится. Нет рынка, нет рыночных цен, нет адекватных аналогов оцениваемых объектов, нет достоверных результатов оценки их стоимости.

Наиболее распространёнными методами затратного подхода к определению справедливой стоимости предприятий - гигантов являются метод стоимости чистых активов, т.е. метод определения восстановленной (восстановительной, восстанавливаемой) стоимости их имущественного комплекса и метод гипотетического замещения оцениваемого предприятия другим предполагаемым предприятием-новостроем с аналогичными строительными, техническими, технологическими, организационными, экономическими, финансовыми, экологическими и прочими характеристиками. Суть метода восстановительной стоимости состоит в осовременивании всей совокупности исторически разновременных затрат на проектирование, привязку к конкретным местам строительства, строительство, на подготовку производства и ввод оцениваемых предприятий в эксплуатацию, на организацию их производственной и сбытовой деятельности, на незавершённое строительство и незавершённое производство, запасы изготовленной продукции на складах и пр. с учётом осовремениваемого амортизационного износа всех осуществлённых ранее затрат, а также разновременных и разнонаправленных драйверов стоимости оцениваемых объектов.

При использовании метода замещения, который обычно базируется на укрупнённых нормативах стоимости строительства или же на соответствующих прямых проектно-сметных расчётах, учитывают тот же амортизационный износ расчётной стоимости замещающего предприятия и те же драйверы стоимости этого предприятия, что и для метода стоимости чистых активов - восстановительной стоимости при затратном подходе к решению оценочной задачи.

Осуществлённые в разное время затраты на создание и функционирование товара, генерирующего доход и прибыль, эвристически расцениваются как соответствующие стоимости, запущенные в хозяйственный оборот. Сумма этих разновременных затрат - стоимостей в осовремененном виде является общей имущественной ценностью оцениваемого предприятия, его имущественным стоимостеобразующим показателем. Нетрудно увидеть и понять, что эта сумма на самом деле характеризует не стоимость, а себестоимость имеющегося у предприятия имущества, т.е. минимально возможную (предельно допустимую) величину его искомой стоимости.

Для определения справедливой имущественной стоимости рассматриваемых товаров необходимо к имущественным стоимостеобразующим показателям (фактической себестоимости) этих товаров прибавлять приемлемую для всех заинтересованных лиц норму прибыли, равную, например, 15 - 20% величины этих показателей. Сегодня такой шаг ошибочно не совершается, ошибочно потому, что этот шаг привёл бы к соответствующему повышению достоверности результатов определения справедливой стоимости предприятий методами затратного подхода.

Для оценок стоимости товаров с двойной ценностью методами затратного подхода существует серьёзная опасность существенного умышленного искажения (резкого занижения) их величины в случаях, когда владельцы таких товаров с теми или другими, но в основном личными корыстными целями, создают необходимые условия для преднамеренного, подсудного банкротства принадлежащего им не приватизированного объекта, имея намерения приобрести его после завершения соответствующих процессуальных процедур банкротства и приватизации. Признаки присутствия или отсутствия таких целей, в интересах государства и общества, обязательно должны быть выявлены, опасность преднамеренного банкротства того или иного хозяйственного объекта предотвращена, но сделать это могут только неподкупные государственные оценщики и соответствующие им государственные эксперты, если они не подкупны.

Кроме того, при затратном подходе к определению справедливой стоимости предприятий важно учитывать принцип наилучшего и наиболее эффективного использования (ННЭИ) оцениваемого объекта. В частности, при оценке стоимости основных средств рассматриваемого предприятия необходимо суммировать осовремененные стоимости не фактического перечня оставшегося на дату оценки технологического оборудования и организационно-технической оснастки этого объекта, а табельного (проектного) перечня таких средств, т.е. перечня без утрат отдельных позиций основных средств, имевших место в процессе использования предприятия по назначению. Тем более, что некоторые из этих утрат могли быть преднамеренными, для снижения стоимости имеющихся в наличии активов. Разумеется, расчётные затраты на возможное доукомплектование объекта оценки до табельной нормы требуют соответствующего учета при определении его стоимости.

Максимально возможная автоматизация расчётов справедливой имущественной стоимости рассматриваемых видов предприятий, с использованием, например, специально разработанных программных комплексов типа «ASIS» [ 9 ], будет способствовать резкому возрастанию качества выполняемых оценочных работ, более тесному приближению получаемых результатов оценки к наиболее достоверным значениям.

В настоящее время практически все оценщики предприятий (компаний) и многих других видов имущества для определения их справедливой стоимости пользуются методом дисконтирования денежных потоков (ДДП [DСF]) доходного подхода к решению оценочных задач. При использовании этого метода экономико-математической моделью оцениваемого объекта является ряд фактически произвольно выбранных цифр, якобы характеризующих величины ожидаемых прогнозных и постпрогнозных годовых ДДП, обычно начиная с года проведения оценки и заканчивая годом завершения экономического срока полезного использования рассматриваемого объекта по назначению. Нормативный экономический срок эксплуатации предприятий может достигать 80 и более лет, т.е. горизонт прогнозирования ДДП часто оказывается необъятным. При этом справедливой стоимостью оцениваемого объекта считается сумма всех учтённых тем или иным образом будущих ДДП, в т.ч. с учетом их реверсии (терминальной стоимости). Налицо неправомерная, принципиально ошибочная подмена обменной ценности (стоимости) товара ожидаемой суммой будущих ДДП от этого актива за весь оставшийся срок использования его по предназначению. Получается так, что стоимость товара неправомерно приравнивается к его общей будущей ожидаемой выгодности (к ожидаемому чистому дисконтированному доходу от его производственно-сбытовой деятельности). Большего нонсенса, абсурда, чем это приравнивание, трудно себе представить, не говоря уже о «точности» краткосрочных, среднесрочных и долгосрочных прогнозов ДДП предприятий в условиях рыночной экономики и рыночной конкуренции, когда сегодня не всегда известно, что случится завтра («то зной, то холод, то диарея или грипп, то золотуха, а то и метеоритный дождь» и т.д.). Вариация цифр в этой модели может быть как в сторону снижения, так и в сторону увеличения, проверить их на достоверность нельзя. Изменение суммарной величины ДДП всего лишь на один процент приводит к изменениям «оцениваемой» стоимости в среднем на 6 - 7%. Произвол, бесконтрольность оценщика в «составлении» ряда цифр, характеризующих соответствующие прогнозные и постпрогнозные значения ДДП, а также учёта реверсии в этой модели предприятия, позволяет ему, в угоду заказчику оценочной работы, а иногда и при его непосредственном участии в формировании исходных данных (тех же значений будущих ДДП) для последующих простейших расчётов, в ущерб интересам всех нас получать практически любые результаты оценки стоимости такого объекта при минимальных затратах рабочего времени на выполнение заказа и приличном вознаграждении за такой липовый «труд». Думаю, что основные корни олигархата в нашей стране выросли именно на этой мошеннической почве при попустительстве (особенно в период перехода от плановой экономики к рыночной стихии) законодательных органов государства и общества (Норникель, Северсталь, Русал, НЛМК, Газпром, Роснефть и пр.).

Различные схемы «оптимизации» налоговых платежей, в частности, при использовании оффшоров и трансфертных цен, не должны приниматься во внимание в процессе оценки стоимости крупных консолидированных активов.

Здесь же нельзя не упомянуть следующее обстоятельство: стоимость предприятия является расчётным показателем, поэтому в обязательном порядке должна существовать концептуальная формула для определения его величины, в состав которой входят ключевой стоимостеобразующий элемент и все существующие в каждом конкретном случае оценки драйверы этой стоимости. В описаниях метода ДДП мне не довелось видеть такие формулы как в концептуальном, так и, что более важно, в полуразвёрнутом и полностью развёрнутом видах. Не предусмотрен в этом методе и учёт принципа ННЭИ оцениваемого объекта.

Кто видел такие формулы, скажите где или прищлите мне на электронный адрес в обмен на любую мою книгу либо статью.

Принципиально недопустимым моментом в концепции метода ДДП является использование в качестве базы для определения искомой стоимости предприятия фактических, а не нормальных (нормативных) значений исходных денежных потоков. В результате таких расчётов неудовлетворительная работа менеджмента предприятия, в части нормализации его производственной загрузки, оказывает непосредственное влияние на величину оцениваемой стоимости, что экономически несправедливо. Если производственные возможности предприятия по вине собственника и менеджеров используются на 10%, т.е. его денежные потоки на 90% меньше нормальных для рассматриваемого хозяйственного объекта, тогда и стоимость, устанавливаемая методом ДДП, будет соответственно заниженной. Какая же здесь достоверность полученного результата оценки? Существенные экономические потери государства и общества в таких случаях неизбежны.

Здесь же, нельзя не спросить, какая стоимость предприятия определяется методом ДДП: рыночная, справедливая, инвестиционная или другая? Лично я думаю, что - ДДП-шная, т.е. никакая. В чьих интересах это делается? Ответ очевиден: в интересах заказчика оценки и оценщика. Первый, как правило, требует занижения стоимости оцениваемого объекта при покупке (например, в случаях с приватизацией) и завышения - при продаже своей личной собственности; второй - стремится минимизировать трудоёмкость выполняемых оценочных работ и максимизировать рентабельность их проведения. И тот, и другой действуют с позиций обеспечения личной выгоды в ущерб государству и обществу, т. е. в ущерб всему населению страны. Для предотвращения всего этого безобразия, без государственных оценщиков стоимости проблемных активов и без независимых государственных экспертов результатов оценочных работ в статусе, например, аудиторов Счётной Палаты РФ, не обойтись.

В практической жизни метод ДДП, применяемый для оценки стоимости предприятий, как правило, используется в качестве инструмента для существенного занижения (или завышения при покупке государственными компаниями частных компаний) их реальной стоимости в меркантильных интересах заказчиков оценки и самих оценщиков, в ущерб государству, обществу и всем нам. По сути, в стране и в мире открыто существуют и безнаказанно действуют мошенники разных мастей, явные коррупционеры, занимающиеся профанацией оценки дорогостоящих, особенно проблемных активов, наносящие огромный вред экономической и национальной безопасности своих стран. Сколько времени такое положение будет сохраняться, когда государства возьмутся за наведение элементарного порядка в этом очевидно неблагополучном деле - неизвестно. Проще всего объявлять бой коррупции и при этом практически ничего не делать для её устранения даже там, где это осуществимо.

Особого порицания заслуживают авторы монографий, учебников и учебных пособий по вопросам определения стоимости предприятий, а также практически все представители профессорско-преподавательского состава, ведущие занятия по этой учебной дисциплине со студентами во многих экономических ВУЗах, и руководящие подготовкой диссертационных работ на эту тему подопечными аспирантами и докторантами. ВУЗам, которым сегодня разрешено преподавать рассматриваемый предмет, - 87. Перепроизводство «оценщиков» - свершившийся факт. К настоящему времени на методе ДДП, фундаментальный постулат которого о том, что такое стоимость товаров с двойной ценностью (товар стоит столько, сколько выгод может принести), неверен и противоречит здравому смыслу, выращено несколько поколений оценщиков - адептов (апологетов) этого профанационного, не пригодного для оценки стоимости имущественно-земельных комплексов предприятий метода. Трудно подсчитать, какой экономический урон горе-оценщики стоимости предприятий, по вине известных авторов учебников и учебных пособий на эту тему и своих непосредственных учителей, нанесли народному хозяйству нашей страны. Если не исправлять сложившееся положение, намечаемая в ближайшее время расширенная приватизация хозяйственных структур государственных корпораций и предприятий (компаний) с государственным участием приведёт к резкому возрастанию упомянутого урона. Из всего сказанного выше напрашивается вывод: все профессорско-преподавательские кадры по учебной дисциплине об оценке стоимости предприятий нуждаются в обязательной переаттестации и профессиональной переподготовке. Проблема состоит в том, где взять преподавателей для этих целей. На первое время такие люди должны быть выдвинуты из рядов наиболее одарённых, прогрессивно мыслящих, авторитетных, креативных представителей научной и преподавательской общественности в этой области оценочных знаний. Необходимо, чтобы эти преподаватели сами не принимали участия в оценочном бизнесе, не имели корыстных интересов, побуждающих их ради собственной выгоды, преподносить своим слушателям весьма сомнительные, рафинированные, умышленно искажённые знания и идеи, которым зачастую не верят сами.

Социально-экономическая ценность предприятий не является чьей - то выдумкой, каким - то мифом. Она существует объективно и на её базе всегда можно рассчитать обменную экономическую ценность, справедливую стоимость таких объектов оценки предлагаемым нами нормативно - доходным (ресурсным) методом доходного подхода к решению такого рода оценочных задач. Этот метод является частным случаем, инновационной модернизацией общеизвестного метода прямой капитализации текущего, правда, не фактического, а нормативного чистого годового дохода предприятия при доходном подходе к определению его стоимости. Концептуальная экономико-математическая модель предприятия, используемая при определении его стоимости, впервые была представлена в моей упомянутой выше монографии, а затем в уточнённом и более развёрнутом виде формулы для определения этой стоимости указывались в статье [ 5 ] и в других публикациях на эту тему. Процедура расчёта стоимости предприятия на базе предложенной экономико-математической модели каждого конкретного оцениваемого объекта, если кратко, состоит в следующем: сначала определяют годовой производственный потенциал предприятия, затем пересчитывают его в соответствующий экономический потенциал рассматриваемого объекта в стоимостном выражении, далее из установленного экономического потенциала вычленяют потенциальный чистый годовой доход предприятия (сумму потенциального фонда оплаты труда и потенциальной прибыли до вычета налогов, сборов и процентов), после чего по усреднённой безрисковой ставке банковского процента производят капитализацию потенциального чистого дохода предприятия, в результате которой получают его искомую номинальную (нормативную) стоимость. На заключительном этапе этой работы полученную оценку номинальной стоимости предприятия корректируют с учётом всех имеющихся драйверов этой стоимости (земельный участок, финансовые обязательства, непрофильные активы, инфраструктура, затраты на возобновление частично утраченного в процессе использования производственного потенциала и т.д.), получая в конечном итоге величину его справедливой стоимости. При определении потенциальных характеристик предприятия обязательно учитывают все виды его износов (физического, функционального, амортизационного и экономического - не «внешнего», а в понимании автора).

Принципиальная отличительная особенность ресурсного метода состоит в том, что прямой капитализации подвергается не фактическое, а нормативное значение годового чистого дохода предприятия, получаемое с учётом всех свойственных износов последнего.

Предполагаемая область преимущественного применения предложенного ресурсного метода определения стоимости предприятий - объекты промышленности и сервиса. Пример практической реализации этого метода на станции технического обслуживания грузовых автомобилей системы АПК впервые был продемонстрирован в одном из приложений, помещённых в моей первой монографии 1997 г.

Имущественные и социально-экономические ценности и стоимости предприятий, в связи с объективно существующей взаимозависимостью между ними (в подавляющем большинстве случаев), суммированию не подлежат, их характеристики-показатели сосуществуют параллельно, являются пограничными, в интервале между величинами которых располагаются равноценные значения искомых справедливых стоимостей оцениваемых объектов. Какое из этих значений считать условно единственным справедливым или средним - вопрос договорённости в кругу оценщиков стоимости предприятий.

С автором предложенного метода можно не соглашаться, критиковать его за нормативный ресурсный подход, находить недостатки в приведенных расчётных формулах, упрекать за необоснованное расширение предполагаемой области целесообразности его применения, недоучёт каких-то других важных драйверов искомой стоимости, публикуя при этом более совершенный метод решения рассматриваемой оценочной задачи.

К сожалению, такого пока не происходит. Оценщикам, преподавателям и теоретикам оценки предприятий всё ещё нравится ловить рыбку в мутной воде метода ДДП, пока им это дозволено государством и поощряется заказчиками оценок. Критику ресурсного подхода встретить ещё можно, особенно по части самого безобидного - терминологии, а предложений по вопросу о том, что делать дальше для повышения качества оценочной работы, касающейся предприятий, как не было, так и нет. Всех устраивает сохранение статус-кво. Пока можно безнаказанно дурачить и обманывать государство и общество тем, что выгодно заказчику оценки и оценщику, почему бы не делать это. Зачем нужны государственные оценщики и государственные независимые эксперты результатов оценки стоимости крупных экономических объектов? Кому надо ломать десятилетиями складывавшиеся коррупционные связи между заказчиками оценки и оценщиками? Чем плохи карманные оценщики при «крупняке»? Ну и что, когда демпинг в оценке? Это для оценочной мелочи! Иностранным оценщикам и их отечественным партнёрам в России демпинг не грозит. У них с крупными и крупнейшими заказами всё благополучно, зарабатывают миллионы «зелёных», а не рублей. Государственной экспертизы результатов их оценочной работы как не было, так и нет.

Совсем недавно из заслуживающих доверия источников (Ю.В. Козырь - председатель Экспертного совета Российского общества оценщиков - сообщение на форуме портала www.appraiser.ru в феврале с.г.) стало известно, что оценочные подразделения большой международной четвёрки аудиторско-консалтинговых компаний, в нарушение установленного порядка и существующих международных и федеральных стандартов оценки, при определении стоимости крупных и крупнейших активов применяют преимущественно метод ДДП, игнорируя более трудоёмкие методы затратного подхода к решению подобных задач. По свидетельству известного оценщика В.Н. Тришина, в своё время часто выступавшего в роли независимого эксперта результатов определения стоимости важных для страны производственных объектов, точно так же поступают и многие другие оценочные фирмы (ведь «вручную» произвести оценку активов крупного предприятия без фальсификаций практически невозможно, ибо это требует огромных трудовых затрат, при оплате не вписывающихся в устанавливаемый бюджет оценочных работ). Таким образом, создаются наиболее благоприятные условия для «заказной» профанации получаемых оценок стоимости оцениваемых объектов. На фабрикуемые отчёты о проведенной оценочной работе, как правило, выдаются положительные экспертные заключения крупных СРОО за подписями эксперта, проводившего экспертизу предоставленного на рассмотрение отчёта, председателя экспертного совета и президента указанных организаций оценщиков. Остаётся только спрашивать самого себя, как подписанты не боятся делать то, что делают. Может быть, уповают на сроки давности, которые в любое время могут быть пересмотрены в сторону продления? Тот же Ю.В. Козырь справедливо заметил, что в Вашингтоне «стоимости» - псевдостоимости наших самых дорогих активов узнают гораздо раньше, чем в кабинетах Москвы - столицы нашей Родины. С этим не поспоришь. Вопрос в том, зачем это нужно нашей стране? В интересах кого из наших соотечественников это делается? Почему власть не противостоит этому?

Поделюсь не раз проверенным наблюдением. Несмотря на неопровержимые признаки глубокого кризиса оценочной деятельности в стране (и в мире тоже), наиболее ярко проявляющегося в науке, теории и практике, особенно в методологии оценки стоимости экономически и социально значимых предприятий и других проблемных активов, трудно не заметить своеобразный утешительный момент для радикальных скептиков. Сегодня, да и завтра, ни один находящийся в здравом уме оценщик «не даст руку на отсечение», утверждая, что полученный им показатель стоимости оценённого предприятия достоверен, и будет прав. Точно так же поступит и добросовестный эксперт качества полученного оценщиком результата. Тем не менее, кто бы что не думал по этому поводу, существует некий ориентир искомой стоимости, далеко отрываться от которого не следует. В настоящее время для определения стоимости дорогостоящих активов по требованиям действующих стандартов оценки должны применять три методических подхода: затратный, доходный и сравнительный (рыночный). Ошибочно считать, что эти подходы равноценны по уровню обеспечения достоверности величин получаемых оценок. По тем активам, для которых рынков купли-продажи не существует, использовать методы сравнительного подхода не представляется возможным. В каждом конкретном случае оценки в числе применяемых подходов обязательно имеется доминантный подход и остальные. Например, для промышленных предприятий доминантным, как правило, является затратный подход, а для предприятий мобильной связи - доходный. Есть хозяйственные объекты, по которым доминантным является сравнительный подход. При отсутствии в стране рынка крупных и крупнейших предприятий методы сравнительного подхода для оценки их стоимости неприменимы. Результаты использования методов доходного подхода, в частности, по промышленным предприятиям, к сожалению, бывают неоднозначными, легко оспариваемыми по применяемым методам и процедурам оценки. В такой ситуации доминантным, первостепенным подходом к оценке стоимости указанных выше активов остаётся обязательный для применения затратный подход с его методами стоимости чистых активов (восстановительной стоимости и стоимости замещения). Сегодня эти методы «применяются факультативно», т.е. часто не применяются. В реальности, стоимости основных средств крупных предприятий не оцениваются, а «рисуются» для того, чтобы получить близкие по величине оценки искомой стоимости, установленные методами ДДП и затратного подхода. Очевидно, что такого не должно быть. Всякие экономические подлоги, будь-то мошенничество или преступление, требуют соответствующего неотвратимого наказания.

Мои построения рассчитаны преимущественно на промышленные объекты и крупные сервисные предприятия, в частности, машиностроительной и близких к ней отраслей народного хозяйства. Выбор оценщиками затратного подхода как доминантного для указанных объектов - обязателен. В тех редких отчетах о проведенной оценочной работе по производственным и сервисным объектам, с которыми мне довелось знакомиться, одновременно, уместно или неуместно, корректно или же некорректно, применялись методы всех перечисленных выше подходов. При этом полученные разными подходами результаты не отличались друг от друга более чем на 15% в ту или другую сторону. Полагаю, если не ошибаюсь, что в этих случаях доминирующим результатом оценки, всё-таки был результат, установленный соответствующим методом затратного подхода. Результаты, рассчитанные другими методами остальных подходов, искусственно подгонялись поближе к доминантной величине. Из всех трёх возможных оценок стоимости оцениваемого предприятия только первая, полученная методами затратного подхода и заслуженно признаваемая доминирующей, может быть проверена на корректность определения, т.е. приемлемую безошибочность установленного результата.

Нельзя забывать общепринятое, на мой взгляд, справедливое мнение о том, что здравомыслящий приобретатель действующего предприятия, как правило, никогда не заплатит за него больше, чем заплатил бы за новострой аналогичного размера и назначения, с аналогичными износами и такими же драйверами стоимости, как и у оцениваемого объекта, разумеется, с учётом упускаемой выгоды за время его строительства.

С удовольствием рассмотрю мнения оппонентов по вопросу о справедливости этого наблюдения.

В заключение для справки привожу критические замечания коллеги В.Н. Тришина, заимствованные из ряда его опубликованных журнальных статей, в которых рассматриваются недостатки метода ДДП применительно к оценке стоимости крупных предприятий. Упомянутые статьи размещены на сайте www.trishin.ru :

а) информационная и денежная зависимость обычного «независимого» оценщика (хоть из Большой четвёрки, хоть из малой) от влияния на результаты его оценки менеджеров и внутренних оценщиков оцениваемого крупного предприятия, готовящих информацию для «независимого» оценщика (на небольших предприятиях своего внутреннего оценщика, как правило, нет, но там почти всегда есть заказчик оценки);

б) огромная чувствительность моделей ДДП к изменениям ключевых прогнозируемых параметров;

в) огромная доля труднопрогнозируемой постпрогнозной стоимости (стоимости реверсии) в итоговой оценке стоимости при стандартом прогнозном интервале 5-6 лет, и невозможности разумно предсказать показатели ДДП при увеличении прогнозного интервала свыше 6 лет, см. таблицы к статье О. Шевельковой и Ю. Говорун
http://www.vedomosti.ru/smartmoney/article/2007/04/02/2615, в которых приведены расчёты по оценке стоимости компании, где текущая стоимость реверсии ("предсказанная" стоимость компании через 5 лет) составляет 84 процента от итоговой стоимости компании;

г) главнейшие факторы (синергетические эффекты, размер «кармана» покупателя, его возможности по получению дешёвого кредита и т.д.), существенно влияющие на конечную цену торговой сделки, оценщиками не рассматриваются;

д) невозможность проверки экспертами СРОО достоверности результата оценки стоимости крупного предприятия методом ДДП по бумажному отчету, не имея компьютерных моделей, использованных оценщиком для выполненных расчётов;

е) неправомерность применения формулы М. Гордона, разработанной для купонных облигаций, к оценке терминальной стоимости предприятий.

Считаю необходимым отметить несовпадение позиций автора статьи и В.Н. Тришина по вопросу пригодности или же непригодности метода ДДП для оценки стоимости предприятий. Коллега считает, что несмотря на указанные недостатки этого метода, его можно использовать для определения стоимости предприятий при определённых условиях и модификациях (вопрос в том, какие условия и модификации имеются в виду), я же твёрдо убеждён, что этот метод принципиально не пригоден для решения подобных задач.

Ожидаемое появление в стране Международного финансового центра требует безотлагательного решения вопроса о создании у нас Института государственных оценщиков и независимых государственных экспертов результатов определения стоимости крупных и крупнейших предприятий, их хозяйственных объединений и других проблемных активов (см. последнюю - 4-ю часть этой статьи).

Необходимо самым тщательным образом продумать систему профессиональной подготовки, специализации и аттестации экспертов результатов определения стоимости оцениваемых экономических объектов для существующих СРОО, государственных экспертов такой же специализации и отдельно - специализированных экспертов для судебно-оценочной экспертизы оспариваемого в судах качества проведенных оценочных работ. Особая труднорешаемая проблема видится в подборе и профессиональной переподготовке преподавательских кадров для обучения экспертов разного профиля.

Наиболее важные моменты этого подраздела: рассмотрены некоторые вопросы философии ценности, стоимости и цены предприятия, а также цепочка поэтапного образования стоимости такого рода оцениваемых объектов.

Не в первый раз подчёркиваются принципиальные недостатки метода ДДП, неправомерно используемого для определения стоимости предприятий. Обращается внимание на недопустимую практику игнорирования обязательности использования методов затратного подхода при оценке стоимости крупных и крупнейших предприятий.

Отмечается, что применение метода ДДП и игнорирование методов затратного подхода в случаях установления стоимости проблемных активов в совокупности создают угрозу экономической безопасности страны.

Предложены первоочередные меры, направленные на исправление сложившегося положения (необходимость отказа от метода ДДП при оценке стоимости проблемных предприятий, целесообразность использования для этих целей нормативно-доходного (ресурсного) метода доходного подхода к решению объёмных оценочных задач, обязательность профессиональной переподготовки преподавательского состава для рассматриваемой области знаний, недопущение факультативности использования методов затратного подхода к оценке проблемных активов вместо обязательности их применения, крайняя необходимость введения Государственной экспертизы результатов работы оценочных подразделений четвёрки Международных аудиторских фирм, организация в стране научно-практического Центра-института государственной оценки и независимой государственной экспертизы качества выполняемых оценочных работ и пр.).

Публикуя этот подраздел 3-ей части статьи, надеюсь на активное обсуждение её достоинств (если они есть) и особенно недостатков.

3.2. Предлагаемая концепция единого системно-методического подхода к оценке всех видов стоимости, рыночной капитализации и чистого дисконтированного дохода предприятий, не имеющих рыночных аналогов

Конечная цель написания этого подраздела статьи - краткое изложение предлагаемой концепции (доктрины) единого системно-методического подхода к расчёту (определению, оценке) величины всех возможных видов стоимости предприятий и других социально-экономических объектов. Слоган этой концепции: «от ценности к стоимости предприятий» или ещё лучше «от ценности предприятий к их стоимости».

Любое предприятие, как экономический феномен, может быть рассмотрено в четырёх ипостасях:

- как сложная машина, в частности, как конвейер для производства продукции (продукта), выполнения работ и/или оказания услуг (в дальнейшем по тексту для краткости одним словом - продукция);

- как гипотетический человек или трудовой коллектив соответствующей квалификации, являющийся источником-носителем человеческого капитала, без использования которого производство продукции невозможно;

- как специфический, хотя бы для государства, сравнительно дорогостоящий товар как в натуральном, так и в «бумажном», виртуальном видах, имеющий рыночную или справедливую стоимость того и другого (при отсутствии рынка таких товаров) и соответствующий всем объективным признакам, свойственным товарам как таковым;

- как денежный (основной, промышленный, индустриальный, финансово-промышленный) капитал определённой величины и особой структуры, соответствующей направлению его практического использования, т.е. специализации (назначению,миссии) предприятия.

Под структурой денежного капитала понимается соотношение его основных слагаемых элементов: физического (натурального), если есть - «бумажного» и интеллектуального капиталов. В интернете приведены понятия денежного, «бумажного», физического, интеллектуального и прочих видов капиталов. В частности, под интеллектуальным капиталом понимаются знания, умения, умственные способности, креативность и общественные связи людей-работников, которые при соответствующем управлении их трудовой деятельностью могут быть конвертированы в стоимость производимых товаров, выполняемых работ и оказываемых услуг.

Представление о предприятии как об экономическом объекте, при анализе которого целесообразно учитывать все перечисленные ипостаси, понадобилось для того, чтобы обоснованно утверждать, что основные закономерности, свойственные по отдельности машинам (технике), людям - как рабочей силе, товарам и денежному капиталу, в частности, характеру их фактического состояния и возможностям управления этим состоянием, в определённой степени распространимы и на предприятия.

Например, медицинская диагностика, техническая диагностика и диагностика качества товаров, а также анализ достаточности основного капитала для производства той или иной продукции, построены на единой методической базе: существование (или специальная разработка) научно обоснованной нормы величины того или иного диагностируемого параметра рассматриваемого объекта, оценка (измерение) фактического значения этого параметра на дату его определения, установление отклонения фактического значения оцениваемого параметра от принятой нормы его величины с последующей минимизацией зафиксированного отклонения известными способами управления рассматриваемым объектом (лечения заболевшего человека, ремонта и технического обслуживания техники, исправления обнаруженных дефектов товара, контроля величины и достаточности денежного капитала, а также срока окупаемости произведенных капитальных вложений).

Такой подход применим и к анализу финансово-экономического состояния, т.е. к хозяйственной диагностике экономического здоровья предприятия при определении его стоимости и управления её фактической величиной с целью максимизации либо приближения последней к установленной специальным расчётом норме.

При определении нормы капитализируемого дохода, в случаях оценки стоимости предприятий методами доходного подхода, без углублённого финансово-экономического анализа их фактического социально-экономического состояния не обойтись.

В этом месте статьи считаю необходимым повторить свои представления о том, что такое стоимость и цена, в частности, предприятия.

Стоимость предприятия, как и любого другого товара, - это расчётная денежная мера (расчётная характеристика, расчётный показатель) его обменной экономической ценности. В свою очередь, показатель обменной экономической ценности предприятия представляет собой результат капитализации показателя его общей экономической ценности.

Далее по тексту прилагаемое «экономическая» в отношении общей и обменной ценностей предприятий для краткости будет опущено.

В отличие от стоимости, цена предприятия представляет собой фактическую, договорную денежную сумму, единовременно либо поэтапно затраченную покупателем на выкуп его у бывшего владельца - собственника, включая государство.

Эти представления, в противоположность, например, тем, что стоимость товара - это его наиболее вероятная цена или сумма будущих годовых чистых дисконтированных доходов и т.п., отстаиваю, как отражающие реальное положение вещей в экономике (на рынках и в их отсутствие).

Предприятия бывают акционированные и не акционированные.

Упомянутые выше ипостаси предприятий не являются единственными. С точки зрения ценностных и стоимостных оценок и оценок инвестиционной привлекательности предприятий у них имеются ещё, как минимум, три ипостаси, заслуживающие особого внимания исследователей-аналитиков.

Вот эти дополнительные ипостаси такого предприятия, требующие самостоятельного рассмотрения и анализа в виде:

- имущественно-земельного (земельно-имущественного) комплекса;

- полного комплекта эмитированных ценных бумаг соответствующей номенклатуры и стоимости (только для акционированных предприятий);

- инвестиционного проекта, в результате осуществления которого уже появился или ещё может появиться в будущем такой специфический инвестиционный товар как предприятие.

Таким образом, акционированное предприятие представляет собой некий многоликий товар, одновременно имеющий разнообразные экономические формы существования в реальном мире в качестве:

- натурального (материально-нематериального) товара;

- виртуального «бумажного» (спекулятивного) товара;

- инвестиционного товара.

Предприятие, рассматриваемое как «бумажный» товар, одновременно является и инвестиционным «бумажным» товаром.

Товарные формы как акционированного, так и не акционированного предприятия не очень тесно связаны между собой. Показатели ценности и стоимости различных товарных форм предприятий по величине могут совпадать и не совпадать и требуют применения разных методов определения их величины. Для этих целей и произведено выделение ипостасей предприятий как товаров различного обличия.

Не акционированные предприятия не выступают в ипостасях «бумажного» капитала и «бумажного», а также инвестиционного «бумажного» товара.

Отдельный, весьма интересный и важный вопрос о том, почему, зачем, с какой целью, в чьих интересах для предприятий и некоторых других финансово-экономических организаций (банки, страховые компании и т.д.), как специфических товаров, когда-то, кем-то было придумано массовое акционирование, как способ привлечения требующихся денежных средств на организацию, поддержку и развитие их хозяйственной деятельности и очень своеобразного распределения получаемой прибыли, вместо, например, использования заёмного капитала, банковских кредитов, складчины будущих реальных собственников (бенефициаров) и т.п., заслуживает специального разъяснения хотя бы такими известными теоретиками рынка ценных бумаг как Я.М. Миркин, А.Е. Абрамов, Б.И. Алёхин и др.

Предварительно можно утверждать, что остроумно задуманный каким-то «гением» рыночной экономики и почему-то поддержанный многими государствами «бумажный» бизнес - уж точно не в интересах бесправных миноритариев акционерных обществ и подавляющего большинства населения разных стран. Из каких соображений не акционируются предприятия космической отрасли, атомной промышленности, здравоохранения, образования, науки и культуры, Центральный банк России и т.д., а подавляющее большинство других - формально и не формально акционируются? Аналогичный вопрос про оффшоры и деривативы: зачем они тем, кто их придумал, нужны ли они мировой экономике, государствам и их народам? Есть от них польза или один только вред? Населению страны и всего мира они однозначно не нужны! Отдельные юридические и физические лица наживают огромные деньги, баснословные состояния на спекуляциях ценными бумагами и деривативами, на узаконенном сегодня использовании оффшоров. Мелкие спекулянты разоряются, крупные - обогащаются. Одни казино запрещают, другим позволяют процветать. Где находятся, куда смотрят мегарегуляторы экономики и финансов, чем занимаются, есть ли они на белом свете и у нас в стране?

Если в мировой экономике оставлять всё как есть сегодня, кризисы будут неизбежными и повторяться станут чаще.

В предыдущем подразделе этой статьи я относил предприятия к товарам с двойной ценностью и, как это совсем недавно выяснилось, ошибался. На самом деле, как показал дальнейший анализ вопроса, акционированные предприятия, например, являются товарами с четверной ценностью, т.е. в одно и то же время они обладают четырьмя видами ценности, а именно:

- общей имущественной (ресурсной) ценностью;

- общей социально-экономической ценностью;

- общей «бумажной» ценностью их обыкновенных и привилегированных акций (единичных, долей и полного пакета выпущенных под них ценных бумаг);

- общей инвестиционной ценностью.

Существует и пятый вид экономической ценности предприятий - обменная социально-экономическая ценность, которая, как я отмечал в той же вышеупомянутой публикации, характеризует величину ключевого показателя их рыночной либо в её отсутствие - справедливой стоимости. Только поэтому я не включил её в перечень существующих видов ценности предприятий.

Кстати, обменной бывает не только социально-экономическая ценность, но и имущественная, «бумажная» и инвестиционная ценности-стоимости предприятий.

Каждый из перечисленных видов общей ценности предприятий имеет количественную (числовую) оценку, по величине которой соответствующим методом расчёта определяют значения адекватных показателей их стоимости. Как это делать на практике, на примере с общей социально-экономической ценностью и стоимостью предприятия, мной подробно показано в статье [ 4 ].

Таким образом, в соответствии с перечисленными выше видами экономической ценности предприятий, необходимо различать и оценивать нижеследующие виды и показатели их рыночной либо справедливой стоимости:

- имущественная (ресурсная) стоимость;

- социально-экономическая стоимость;

- «бумажная» стоимость;

- инвестиционная стоимость предприятий.

Другие виды стоимости предприятий, например, специальная, ликвидационная, утилизационная и т.п., в этом материале не рассматриваются. Тем не менее, считаю необходимым отметить, что определение и таких видов стоимости предприятий следует производить так же на базе соответствующих показателей их общих ценностей с учётом фактического состояния оцениваемых объектов на дату оценки.

Общая имущественная (ресурсная) ценность предприятия оценивается на базах его восстановительной стоимости либо стоимости замещения с учётом всех имеющих место износов их величины, т.е. суммарного обесценения исходных стоимостей по мере старения предприятия. Для оценки и переоценки основных средств экономически весомых средних, крупных и крупнейших предприятий при решении таких задач рекомендую использовать программный комплекс «ASIS» [ 9 ], с помощью которого можно получить более достоверные оценки стоимости указанных активов, по сравнению, например, с грубыми индексными методами получения упомянутых расчётных оценок и переоценок (особенно по узкоспециализированным и квазиспециализированным основным средствам). Таким образом, для определения общей имущественной (ресурсной) ценности, а затем и обменной имущественной ценности - искомой пограничной справедливой стоимости предприятия могут быть использованы только методы затратного подхода к решению сложных (проблемных) оценочных задач. Всевозможные упрощения применяемых методов расчёта такого вида ценностей и стоимостей предприятий, полное игнорирование развёрнутых (продвинутых) в теоретическом и практическом отношениях методов затратного подхода в подобных случаях, с целью ничем не обоснованного снижения трудоёмкости и стоимости соответствующих оценочных работ, следует рассматривать как недопустимое, безусловно наказуемое, непрофессиональное деяние оценщика.

Не следует забывать и о том, что стоимость оценочных работ для предприятий, выполняемых с помощью прогрессивных, полноценных методов затратного подхода, никак не может быть демпинговой. Она должна прибыльно окупать сравнительно высокие затраты рабочего времени добросовестных оценщиков, необходимые для корректного выполнения этих работ.

Расчёт обменной имущественной ценности - имущественной стоимости предприятия предполагает обязательный учёт нормативного либо договорного показателя рентабельности его возможной купли-продажи (так называемого предпринимательского дохода, уподобляемого торговой наценке) на уровне не ниже 15 - 20% к его установленной имущественной ценности.

Выражение для расчёта имущественной (ресурсной) стоимости предприятия (Спи) выглядит следующим образом:

Спи = Цпи х Кицп, (3.2.1)

где Цпи - общая осовремененная историческая имущественная ценность оцениваемого предприятия на дату определения его имущественной стоимости, млн. руб. или других денежных единиц (д.е.);

Кипц - капитализатор показателя Цпи, равный не менее 1,15 - 1,20.

Таким образом, величина Спи, согласно формуле (1), является своеобразной, по-своему справедливой капитализацией показателя Цпи.

Общая «бумажная» ценность предприятия определяется расчётной величиной прогнозируемого чистого дисконтированного дохода (ЧДД), генерируемого полным пакетом его ценных бумаг в оставшийся срок их обращения на фондовом рынке в годах.

Для перехода от трёх последних видов ценностей предприятий (из четырёх указанных выше видов) к стоимостям последних необходимо по смыслу использовать годовые или же средневзвешенные либо среднегодовые характеристики-показатели их величины.

При определении «бумажной» стоимости предприятия целесообразно различать 3 вида показателей такой стоимости:

- текущая средневзвешенная годовая «бумажная» стоимость;

- текущая среднегодовая консенсус - прогнозная «бумажная» стоимость;

- среднегодовая «бумажная» стоимость предприятия за срок его существования после акционирования до момента оценки этой стоимости.

Текущую средневзвешенную годовую «бумажную» стоимость предприятия (Сптб) определяют на момент её оценки по средневзвешенным значениям биржевого, т.е. рыночного курса полного пакета его ценных бумаг (обыкновенных и привилегированных акций) за прошедший (последний) и предыдущий (предпоследний) календарные годы.

Например, поставлена задача определить текущую средневзвешенную годовую «бумажную» стоимость ОАО «Роснефть» на 01 сентября 2013 г.

В этом случае Сптб рассчитывают для периода календарного времени с 01 сентября 2012 г. по 01 сентября 2013 г. как соответствующим образом мультиплицированную величину денежного потока, который мог бы образоваться от их гипотетической одновременной купли-продажи на фондовом рынке. Для этой цели используют формулу:

Сптб = {[Кпр(п) ─ Кпр(пп)] + Свд} х Мбдп, (3.2.2)

где Кпр(п) - текущая средневзвешенная рыночная капитализация рассматриваемого предприятия в последнем отчётном году, тыс. д. е.;

Кпр(пп) - средневзвешенная рыночная капитализация рассматриваемого предприятия в предпоследнем отчётном году, тыс. д. е.;

Свд - общая сумма выплаченных дивидендов в рассматриваемом отчётном году, тыс. д. е.;

Мбдп - мультипликатор годового «бумажного» денежного потока предприятия, рассчитанного на базе разницы в величине показателей его рыночной капитализации в рассматриваемые годы, ед.

Выражение в фигурных скобках формулы (2) характеризует расчётный годовой «бумажный» денежный поток предприятия, соответствующий разнице в средневзвешенных курсах его акций за рассматриваемые годы с учётом общей суммы выплаченных дивидендов. Это же выражение по сути является характеристикой общей «бумажной» ценности предприятия в рассматриваемый период календарного времени.

. Для определения величины мультипликатора Мбдп используется соотношение:

Мбдп = 100 / Сбп, (3.2.3)

где Сбп - средняя текущая безрисковая ставка банковского процента на долгосрочный, считающийся крупным вклад, проценты. Другое название этой ставки - ставка прямой капитализации капитализируемого ДП.

Размер средней ставки банковского процента может быть взят по ставкам, объявленным первой десяткой или первой двадцаткой в текущем рейтинге банков, работающих в стране. При этом максимальные и минимальные ставки банковского процента на вклады желательно отбрасывать. В ряде случаев в качестве средней ставки банковского процента целесообразно использовать ставку рефинансирования, контролируемую Центральным Банком РФ.

При нынешней ставке рефинансирования, равной 8,25% (июль 2013 г.), рассматриваемый мультипликатор Мбдп = 12, 12.

Возвращаясь к рассматриваемому примеру, имеем:

- общее количество акций, эмитированных «Роснефтью» - 10.598.177.817;

- средневзвешенный курс акций «Роснефти» в последнем рассматриваемом году - 225 руб/акц.;

- средневзвешенный курс акций «Роснефти» в предпоследнем рассматриваемом году - 210 руб/акц.;

- общая сумма дивидендов, выплаченных акционерам «Роснефти» в рассматриваемом прошедшем году - 85,25 млрд. руб.

По приведенным выше исходным данным текущая средневзвешенная годовая «бумажная» стоимость «Роснефти» на рассматриваемый период календарного времени, рассчитанная по формуле (2), составляет:

Сптб = {[(225 ─ 210) х 10.598.177.817] + 85.250.000.000} х 12,12 = 2,96 трлн. руб (92 млрд. долларов США)

Текущая рыночная капитализация этой компании - 2,385 трлн. руб. (72, 73 млрд. долларов США).

Если считать величину установленной «бумажной» стоимости «Роснефти» достоверной, то при фактической сумме полученной чистой прибыли этой компании в 2012 г., равной 341 млрд. руб., рентабельность «бумажного капитала» рассматриваемого гиганта экономики страны не столь велика, как можно было предполагать, и составляет всего лишь 11,5%.

Текущая среднегодовая консенсус - прогнозная «бумажная» стоимость «Роснефти» будет не намного больше величины Сптб.

Несколько огрублённый расчёт такой стоимости при условии, что текущее консенсус - прогнозное значение курса акций этой компании - 264,6 руб./акц. даёт результат, равный 3,13 трлн. руб, или примерно 104, 5 млрд. долларов (соответствующая рыночная капитализация компании - 2,80 трлн. руб., т.е. 85 млрд. долларов США).

Среднегодовую «бумажную» стоимость предприятия за срок его существования и работы до момента оценки её величины (Ссбс) устанавливают по формуле:

Ссбс = ∑Сптб за срок Тсущ./ Тсущ., (3.2.4)

где Тсущ. - число лет существования и работы предприятия с момента начала его акционирования.

Для «Роснефти» на 2013 г. Тсущ = 7 годам, если считать с момента начала размещения её акций у населения страны в июле 2006 г.

Специфической особенностью разницы смежных средневзвешенных годовых денежных потоков, генерируемых ценными бумагами промышленных компаний, является то обстоятельство, что она может иметь не только положительное, но и нулевое либо отрицательное значение. Какой она окажется в каждом конкретном случае, предсказать часто оказывается невозможным. Когда упомянутая разница имеет нулевую или отрицательную величину, по молчаливому согласию, не явной договорённости в среде методологов оценки и оценщиков стоимости предприятий, в соответствующих расчётах её не используют, т.е. «бумажную» стоимость предприятий в таких случаях не определяют.

Если же по каким-то соображениям требуется определить величину Ссбс, то её определяют только за те годы, когда значения оцениваемых денежных потоков были положительными. В рассмотренном нами примере, если в течении пяти лет значения оцениваемой разницы были положительными, а в двух остальных - отрицательными, то для определения величины Ссбс соответствующую сумму значений Сптб за пять упомянутых лет с положительными значениями денежных потоков делят на пять.

Из всего отмеченного выше, касательно показателей Сптб и Ссбс, напрашивается вывод о том, что эти показатели «бумажной» стоимости предприятий отличаются значительной вариабельностью, нестабильностью их величины по годам проведения оценок. При этом часть из них может становиться непригодными для использования в расчётах показателей Ссбс предприятий.

Любопытен факт, касающийся Газпрома и Роснефти, установленный по собственному опыту: миноритариям, владеющим более чем скромными количествами акций Газпрома и Роснефти, первые, в настоящее время, приносят кое-какой доход, а вторые - заметные убытки. Простые расчёты показывают, что владельцы 450 - 500 акций Роснефти ежегодно теряют не менее 10 тыс. руб. (10% суммы, затраченной на приобретение этих акций). Когда ситуация изменится и изменится ли она когда-нибудь к лучшему - не известно. Всегда каждому из нас нужно хорошенько подумать, прежде чем вступать в отношения с государственно-частными структурами типа Роснефти с непрозрачными целями существования.

Есть один вопрос о Роснефти, который очень хочется задать знающим людям. Может быть, кто-нибудь сможет объяснить, с какой целью номинал каждой из примерно 10,6 млрд. акций этой компании сравнительно недавно (29.09. 2005 г.) неожиданно был изменён в 100 раз (с 1,0 до 0,01 руб.), а стоимость размещения этих акций у населения страны, установленная каким-то неизвестным оценщиком в июле 2006 г., составила около 203 руб. за штуку, т.е. оказалась в 20300 раз выше установленного номинала такой акции? Кому и зачем понадобилось снизить уставный капитал компании в 100 раз за десять месяцев до размещения акций у населения? Почему номинальная стоимость акций и уставный (складочный) капитал компаний никак не увязываются с их рыночной стоимостью?

Ещё несколько любопытных цифр по нефтяной компании «Роснефть»: стоимость (и рыночная капитализация) компании в июле 2006 г. - 2,15 трлн. руб.; область вариации биржевого курса акций компании с 06.2006 по текущий 2013 год - от 76 до 290 руб./акц. (вариация рыночной капитализации - от 0,805 до 3,075 трлн. руб.), т.е. наблюдается почти четырёхкратный размах управляемых «бумажных» спекуляций; выплачиваемые дивиденды - в пределах 1,00 - 8.05 (за 2012 г.) руб/акц. и не за каждый прошедший год. Нетрудно себе представить размеры наживы мажоритариев и потерь миноритариев этой компании.

Под общей инвестиционной ценностью предприятия я понимаю расчётную величину его ЧДД в млн. руб. или в других денежных единицах (д. е.), который оно принесёт своему владельцу (своим владельцам) за весь оставшийся срок своего существования до прекращения производственно-сбытовой деятельности, закрытия и сноса.

Величину ЧДД определяют общеизвестным методом DCF (ДДП) доходного подхода к решению оценочных задач. Однако, для дисконтирования ошибочно и с объяснимым умыслом, как правило, берут фактические значения будущих годовых денежных потоков (ДП) предприятия, вместо того, чтобы использовать их нормативные (нормализованные) значения. Нормативными значениями ДП считаются такие их значения, которые соответствуют режиму полного использования производственных, сбытовых и социальных возможностей предприятия, т.е. его работе на полную производственную мощность и обязательный сбыт всей произведенной при этом режиме продукции. Расчётную формулу для определения величины суммы будущих годовых дисконтированных ДП в прогнозном и постпрогнозном периодах ( последний называют реверсией) приводить не стану, так как она есть во всех учебниках и учебных пособиях по оценке «стоимости», а на самом деле - величины ЧДД предприятий. Кому-то очень понадобилась такая очевидная преднамеренная подмена понятий и показателей общей инвестиционной ценности и стоимости предприятий. В своих статьях я неоднократно останавливался на причинах такой подмены, но одну из них, возможно, самую важную причину, с политико-экономическим подтекстом, подброшенную нам с дальним прицелом из-за рубежа с помощью наших же соотечественников, упустил. Со временем эти причины будут обнародованы, станут известными оценочной общественности.

Не может быть полностью исключена версия «трудностей» перевода на русский язык некоторых иностранных терминов. Полагаю, что ЧДД - это не одно и то же, что чистая настоящая стоимость (NPV), чистая текущая стоимость или чистая приведенная стоимость. Здесь возможна путаница в терминах «ценность» и «стоимость». Value,

в переводе на русский язык, в первую очередь означает ценность, и только во вторую - стоимость, для обозначения которой в английском языке есть другое слово - cost. Иначе получается, что ценность и стоимость товара - это одно и то же (с чем согласиться никак нельзя).

Общая инвестиционная ценность предприятия, выражаемая показателями его ЧДД может рассматриваться как в годовом (для каждого года прогнозного и постпрогнозного периодов его существования в отдельности с последующим суммированием), так и в среднегодовом исчислениях. Для определения среднегодовой общей инвестиционной ценности предприятия показатель его ЧДД в млн. руб. или д. е. делят на продолжительность оставшегося периода продуктивного существования этого объекта в годах.

При переходе от общей инвестиционной ценности предприятия к его обменной инвестиционной ценности, т.е. к основному элементу справедливой инвестиционной стоимости этого объекта (Спис), для соответствующих расчётов используют следующую формулу:

Спис = (Цпги ─ Зпр/Тссп) х Мпги, (3.2.5)

где Цпги - инвестиционная ценность предприятия, рассчитанная для того или иного конкретного будущего года его существования либо в среднегодовом исчислении за весь оставшийся срок его полезного использования, тыс. руб. (д. е.);

Зпр - расчётно - сметные затраты, требующиеся для обеспечения работы оцениваемого предприятия в режиме полного использования его производственных и сбытовых возможностей, тыс. руб. (д. е.), установленные отталкиваясь от фактически достигнутого уровня его экономического развития на рассматриваемый момент определения стоимости Спис;

Тссп - оставшийся срок производительной работы предприятия, число лет;

Мпги - мультипликатор выбранного для расчёта годового значения инвестиционной ценности предприятия (обратная величина расчётной ставки дисконтирования).

В скобках формулы (5) указано скорректированное значение годовой, либо среднегодовой инвестиционной ценности оцениваемого предприятия с учётом его фактического экономического состояния, тыс.руб. (д. е.).

Нельзя не отметить, что инвестиционная стоимость предприятия по величине может быть меньше, равной или больше его общей инвестиционной ценности. Разница в ту или другую сторону может быть весьма значительной. Всё зависит от продолжительности оставшегося срока продуктивного существования предприятия и величины генерируемого им годового чистого дохода. При прочих равных условиях, чем продолжительней оставшийся срок существования предприятия, тем больше разница между его общей инвестиционной ценностью и инвестиционной стоимостью в пользу первой, и наоборот: при небольшом сроке показатель инвестиционной стоимости предприятия по величине может быть выше показателя его общей инвестиционной ценности.

В сложившихся на практике условиях, возможности манипулирования результатами определения инвестиционной стоимости предприятий методом ДДП в угоду пожеланиям заказчиков оценки, за счёт использования в качестве исходных данных для соответствующих расчётов произвольных фактических значений ДП, вместо нормативных, и сравнительной свободе выбора величины ставки дисконтирования, следует признать воистину безграничными.

Есть основания полагать, что если завтра вдруг начнут сажать за решётку заказчиков существенно заниженных (или необоснованно завышенных) оценок стоимости крупных и крупнейших активов (как коррупционеров-взяткодателей) и оценщиков, взявшихся за выполнение таких заказов (как коррупционеров-взяткополучателей), об использовании метода ДДП для определения стоимости таких активов сразу же забудут, как об ошибочно многие годы применявшемся в практической работе профессиональных оценщиков.

Использование в расчётах значений социально-экономической и инвестиционной стоимостей предприятий нормативных значений чистых доходов, вместо фактических, служит свидетельством осмысленного, грамотного учёта принципа НЭИ оцениваемых объектов, предусмотренного в применяемых ныне методах оценки собственности при доходном подходе к решению оценочных задач.

Как уже упоминалось выше, помимо общей инвестиционной ценности и инвестиционной стоимости «физического» предприятия, в реальной жизни существуют общая инвестиционная ценность и инвестиционная стоимость его «бумажного» «эквивалента».

Показатели общей и обменной «бумажных» инвестиционных ценностей акционированного предприятия определяют теми же методами, которые используют для расчета этих показателей для «физического», натурального производственно-промышленного объекта.

Показатель первой из этих ценностей рассчитывают методом ДДП, а индикатор второй - методом прямой капитализации соответствующих общих годовых или же среднегодовых «бумажных» ценностей оцениваемого предприятия. Тот и другой методы, как известно, принадлежат к доходному подходу к определению оценок ценностей и стоимостей предприятий.

Более подробное изложение (повторение) того, как определяются последние из рассматриваемых показателей, оставлены за рамками этой статьи в силу отсутствия такой необходимости. Естественно, в формуле (5), при использовании её для оценки «бумажной» инвестиционной стоимости предприятия, вычитаемое в скобках отсутствует.

Кто-то из читателей статьи может посчитать её гимном методу прямой капитализации тех или иных ценностей (годовых ДП) предприятий при определении их стоимости. Сегодня просто не вижу достойных альтернатив. Может быть, со временем они появятся. Тем более, что этому методу авторы учебников и учебных пособий по оценке предприятий приписывают недостатки, которых у него нет, в то время, как метод ДДП наделяют отсутствующими у него достоинствами, необоснованно расширяют область целесообразности его применения в работе оценщиков. Чем скорее удастся избавиться от этих очевидных заблуждений, тем быстрее будет покончено с кризисом в оценочной деятельности в стране.

Вынужден специально, ещё раз подчеркнуть, что в представленном материале под теми или иными формами стоимости предприятия, соответствующим показателям его неоднозначных ценностей, имеются в виду только ключевые элементы (слагаемые) расчётной полной справедливой стоимости для разных ипостасей такого хозяйственного объекта, без учёта имеющихся драйверов ключевого слагаемого его полной стоимости.

В число возможных драйверов большинства рассмотренных в статье ключевых слагаемых полных справедливых стоимостей предприятия входят финансовые обязательства, стоимость занимаемого земельного участка, если он является собственностью компании, либо прав на бессрочное либо временное владение и пользование этим участком; стоимость инфраструктуры, когда таковая имеется, синергетический эффект от сложения различных элементов его имущественно-земельного комплекса и др.

Из всего сказанного выше, становится более понятным, насколько сложной, трудоёмкой и затратной для независимых профессиональных оценщиков и оценочных фирм является задача определения полной справедливой стоимости предприятий, не имеющих рыночных аналогов и рынков для их купли-продажи. Решение таких задач требует обязательной специализации оценочных фирм и отдельных оценщиков, создания специального института государственных оценщиков и государственных экспертов качества оценок - Росгосоценки или Росгоскомоценки для расчётов стоимости крупных проблемных активов, организации по-настоящему независимой государственной экспертизы результатов определения стоимости указанных активов. Сегодня всю эту архитрудную работу, благодаря бесконтрольности со стороны государства, многочисленные СРОО умудряются подменять скоростной псевдооценочной деятельностью с «карманной» экспертизой результатов оценочных работ, принося тем самым огромный вред отечеству, обществу, всему населению страны.

В заключение этого подраздела статьи ещё раз перечислены рассмотренные в ней разнообразные показатели ценности и ключевых элементов полной справедливой стоимости предприятий с указанием рекомендуемых методов определения их величины:

- общая имущественная ценность - метод восстановительной стоимости или стоимости замещения (затратный подход к решению оценочных задач):

- имущественная стоимость - использование специального капитализатора общей годовой имущественной ценности предприятия на дату оценки такой стоимости;

- общая социально-экономическая ценность - нормативно-доходный (ресурсный) метод определения такого вида ценности на дату её определения;

- социально-экономическая стоимость - метод прямой капитализации общей годовой социально-экономической ценности предприятия на дату выполняемой оценки (доходный подход к определению искомой стоимости);

- общая «бумажная» ценность - предлагаемый в статье метод расчёта;

- «бумажная» стоимость - метод прямо капитализации (по выбору) годовой или среднегодовой «бумажной» ценности предприятия на дату расчёта этой стоимости (доходный подход);

- общая инвестиционная ценность - метод ДДП (доходный подход к определению этого вида ценности предприятия);

- инвестиционная стоимость - метод прямой капитализации (по выбору) годового или среднегодового ЧДД предприятия (доходный подход);

- общая «бумажная» инвестиционная ценность - метод ДДП (доходный подход к решению такой задачи);

- «бумажная» инвестиционная стоимость - метод прямой капитализации (по выбору) годового или среднегодового «бумажного» ЧДД предприятия (доходный подход).

Считаю обидным, не справедливым тот факт, что наука о ценности товаров (аксиология) существует, а наука об их стоимости - отсутствует. На латинском языке стоимость обозначается словом impendio. Предлагаю науку о стоимости товаров назвать импендиологией. Другие предложения по этому вопросу можно обсуждать.

-- «» --

Очень бы хотелось, чтобы этот подраздел статьи вызвал оживлённую дискуссию в среде активистов оценочного сообщества, по-настоящему заинтересованных в совершенствовании методологии решения оценочных задач по крупным и крупнейшим предприятиям и другим проблемным социально-экономическим объектам.

Не считаю себя провозгласителем «истины в последней инстанции» и буду признателен тем, кто укажет недостатки предлагаемой концепции, обнаружит ошибки и заблуждения автора, а также выскажет замечания по сути освещения затрагиваемых вопросов.

В этом центральном, ключевом материале статьи рассмотрены основные группы возможных ипостасей предприятия, обособленных для выяснения закономерностей, использование которых в конечном итоге позволит получать более достоверные, чем сейчас, оценки его полной справедливой стоимости и эффективно управлять её величиной с целью максимизации.

Для каждой разновидности рассмотренных общих ценностей и соответствующих им ключевым элементам полной справедливой стоимости предприятий указаны рекомендуемые методы количественной оценки их величины.

Предприятия, не имеющие рыночных аналогов и не имеющие рынков купли-продажи, предлагается оценивать соответствующими методами затратного и доходного подходов к решению рассматриваемого круга оценочных задач. Методы сравнительного (рыночного) подхода в таких случаях неприменимы по определению.

4. Государственный подход к решению задач оценки справедливой стоимости предприятий

В этой завершающей части статьи под предприятиями понимаются экономически и социально значимые средние, крупные и крупнейшие предприятия и разнообразные формы их объединений. Такие предприятия, с точки зрения методических особенностей и большой трудоёмкости определения их стоимости при отсутствии критерия истинности полученных результатов, значительных финансовых затрат на их оценку, с учётом сравнительно высокой фактической доли в национальном богатстве государства, за рубежом, а теперь и у нас в стране, принято называть проблемными активами. К проблемным активам относят и другие крупные и крупнейшие дорогостоящие экономические объекты: содержимое недр, гостиничные, торговые и коммуникационные сети, крупные спортивные комплексы, университетские кампусы, многопрофильные больницы и т.д.

К большому сожалению, задачи оценки стоимости проблемных активов, как показывает анализ вопроса, не имели, не имеют и скорее всего не будут иметь однозначных решений, так как относятся к классу строго не решаемых задач - задач с единственно правильными, верными результатами. В лучшем случае, можно говорить о возможности определения более или менее обоснованных границ разброса определяемых оценок для тех или иных целей и условий проведения оценочных работ. Разные профессиональные оценщики, которые в чьих-то интересах станут заниматься решением одной и той же оценочной задачи по проблемным активам, будут выдавать разные результаты оценки стоимости оцениваемого объекта, и разница между ними по величине может быть весьма существенной, в том числе и в разы. При этом сегодняшние профессиональные эксперты результатов проведенных оценок стоимости рассматриваемых активов без всяких сомнений одобрят и те и другие полученные результаты. У них не будет оснований поступать по-другому тем более, когда оценщик и эксперт состоят в одном и том же СРОО, и это реальный, неоднократно подтверждённый на практике вывод.

Гипотетически представим себе, что независимых от заказчика и друг от друга профессиональных оценщиков стоимости одного и того же проблемного предприятия будет 5 или 10, независимых экспертов качества произведенных оценок - столько же, и все полученные оценки искомой стоимости соответствующими экспертами будут признаны достоверными.

Возникает естественный вопрос, какую из всех этих оценок либо какую-то усреднённую для них величину считать достоверной, правильной, справедливой, близкой к истинной, окончательной? В таких случаях решений может быть несколько: берут отдельно среднеарифметические значения нижних и верхних пограничных величин стоимости оцениваемого предприятия, затем по этим значениям определяют среднеарифметическую величину как бы однозначной оценки искомой стоимости, принимая её за достоверное значение определяемой справедливой стоимости предприятия; интервалом распределения значений оцениваемой справедливой стоимости предприятия считают интервал, общий для всех полученных разными оценщиками интервалов этой стоимости. При этом, оценки, выпадающие из общего для всех случаев интервала полученных оценок, отбрасывают. Возможный алгоритм выбора условно однозначной оценки справедливой стоимости оцениваемого предприятия в последнем случае приведен в [ 5 и 8 ].

Применяя упоминаемый алгоритм для решения оценочных задач по проблемным активам, нельзя забывать о том, что пограничные оценки стоимости рассматриваемых типов предприятий, полученные соответствующими методами затратного и доходного подходов, к сожалению, также не являются твёрдыми, однозначными, единственно верными. Разные оценщики получат разные результаты определения их величины. В первом случае, эти результаты будут зависеть от используемых методик и выбранных исходных данных для осовременивания исторически разновремённых затрат, способов учёта всех видов износа материальных и нематериальных активов предприятий, а также от степени соблюдения принципа их наилучшего и наиболее эффективного использования; во втором, от того, какие значения коэффициентов учёта эффективности использования рабочего времени, резервирования производственной мощности, физического, морального (функционального) и экономического износов производственных фондов, а также масштаба производства на оцениваемом объекте и особенно ставки капитализации его общей социально экономической ценности приняты для расчёта величины оценки их справедливой стоимости.

Отсюда следует, что даже при использовании оценщиками одной и той же методики расчёта искомой стоимости, в частности, при затратном подходе, результаты этой работы всё равно окажутся разными, и фиксируемая разница может быть значительной. То же самое будет иметь место и при доходном подходе.

При наличии утверждённых норм технологического проектирования оцениваемых предприятий разброс величин расчётных оценок их стоимости, полученных разными оценщиками соответствующим методом доходного подхода, будет сравнительно незначительным.

На самом деле на практике применяют не одну, а несколько методик осовременивания разновременных затрат при затратном подходе и не одну методику оценки стоимости предприятий с использованием доходного подхода, поэтому искомые стоимости для одного и того же предприятия никогда не будут одинаковыми по величине.

Однако, из-за отсутствия критерия истинности для всех методик определения стоимости проблемных предприятий на конкретную дату её оценки, всё равно не снимается вопрос о соответствии полученных с помощью этих методик оценок стоимости проблемного предприятия признакам справедливости и достоверности, а также взаимоприемлемым (неоспоримым) выгодам как продавца, так и потенциального покупателя таких активов, а также государства и общества.

Нельзя забывать о том, что любое умышленное либо непреднамеренное существенное искажение справедливой стоимости оцениваемого предприятия напрямую отражается на номинальной стоимости и будущих ценах эмитируемых им ценных бумаг, а также на стоимости залога разных по размеру пакетов обыкновенных и привилегированных акций этого предприятия при получении соответствующего кредита, со всеми негативными экономическими последствиями таких случаев.

Представленная выше «кухня» получения интервальных и «однозначных» значений стоимости оцениваемых предприятий не позволяет избежать случаев возникновения возможных конфликтов заинтересованных в размере величины этой стоимости сторон, связанных с тем, что одна из них сочтёт установленную оценщиком искомую стоимость недооценённой либо переоценённой (заниженной или завышенной) и обратится в арбитражный суд для подтверждения своей правоты, доказать которую в настоящее время практически невозможно.

В реальной жизни рассмотренный выше гипотетический случай привлечения нескольких оценщиков для решения одной и той же оценочной задачи практически не осуществим, хотя бы потому, что оценка стоимости того или иного проблемного актива может стоить если не сотни, то десятки тысяч условных денежные единиц (у.д.е.), и не каждый заказчик может позволить себе роскошь одновременно или последовательно обратиться даже к двум профессиональным оценщикам стоимости своей собственности, чтобы удостовериться в степени разброса и справедливости полученных ими оценок. При этом даже множественные оценки стоимости одного и того же проблемного актива не дадут возможность обоснованно выбрать наилучшее, наиболее правильное решение поставленной задачи.

Кроме того, в случаях определения стоимости проблемных активов неизбежно появляется такая важная заинтересованная сторона как государство, выступающее в качестве представителя общества и народа. Слишком дорого стоят эти активы, слишком велики налоги на имущество таких объектов для того, чтобы государство самоустранялось от контроля справедливости устанавливаемой величины их стоимости.

В связи с особой государственной и общественной важностью корректности определения достоверной справедливой стоимости весьма значительных кусков национального богатства страны, какими являются наши проблемные активы, решение таких задач, как правило, нежелательно доверять оценочным подразделениям российских отделений большой четвёрки международных аудиторских и одновременно консалтинговых фирм, идеологические, политические, экономические, финансовые, экологические и многие другие интересы которых, как правило, не совпадают с интересами России и могут оказываться противоположными. Никто не отменял международную конкуренцию на рынках предприятий, их товарной продукции, работ и/или услуг. Чужеродные оценщики не могут игнорировать это обстоятельство. Кроме того, оценщики этих фирм обычно используют методы оценки, непригодные для решения рассматриваемых задач (в частности, метод дисконтирования никому не известных будущих денежных потоков предприятия). Они подменяют оценку реальной стоимости предприятий оценкой инвестиционной ценности, привлекательности этих объектов (прогнозируемого экономического эффекта их существования) или, в большинстве случаев, оценкой их спекулятивной рыночной капитализации непременно с учётом интересов заказчиков таких оценок, диктующих оценщикам желательный для них результат оценочной работы, сопряжённый с весомым реальным ущербом для национальной экономики.

По аналогичным соображениям, оценку стоимости наших проблемных активов вряд ли целесообразно заказывать крупным отечественным фирмам с иностранным участием в их капитале. Сегодня фактически не осталось в стране крупных оценочных фирм, куда бы не проник зарубежный капитал. Высока вероятность того, что оценочные конторы с иностранным участием, действующие в России, не говоря уже о чисто зарубежных оценочных фирмах, являются проводниками чужих и чуждых нам интересов зарубежных стран и представляют соответствующую угрозу для национальной и экономической безопасности Родины. Получается так, что мы собственноручно потворствуем обворовыванию, политическому и экономическому ослаблению (ползучему оценочному порабощению) своей страны представителями зарубежных «коллег» и «партнёров», в том числе и в лице работающих на них оценщиков - россиян.

Можно ли себе представить, чтобы оценку стоимости самых лакомых кусков национального богатства США и развитых стран Европы проводили китайские, индийские или российские оценочные фирмы? Такое просто невозможно вообразить и наблюдается только у нас, усилиями некоторых наших соотечественников успешно превращающих страну в экономическую колонию, сырьевой придаток Запада [ 11 ].

Во всяком случае, результаты оценки стоимости отечественных проблемных активов нашими иностранными коллегами в обязательном порядке должны проходить компетентную независимую государственную экспертизу качества выполненных оценочных работ на узаконенных основаниях.

Кстати, кризис теории и практики определения стоимости предприятий и других проблемных активов характерен не только для нашей страны, но и для всех остальных развитых и развивающихся стран мира. За последние 100 - 120 лет ни одной свежей (новаторской) прагматичной, продуктивной идеи в этом деле не появилось при очевидном процветании профанационных методов оценки экономически заметных объектов собственности.

Стоит спросить у самих себя, почему иностранный капитал не устремляется в сельское хозяйство, дорожное и жилищное строительство, в лёгкую и обрабатывающую промышленность, в машиностроение нашей страны и т.д., а влезает в наиболее лакомые, легко доступные куски национального богатства России: в торговые сети, гостиницы, рестораны, сборочное производство автомобилей с использованием зарубежных комплектующих, в оценочные дела государства и пр.? Безошибочный ответ на этот вопрос самим себе позволит нам стать и быть более благоразумными, здравомыслящими, контролировать направления движения зарубежных инвестиций в интересах государства и всего населения страны.

Не могу не упомянуть известный факт, оскорбительный для страны. Соотечественникам и особенно представителям нашей власти, а также собственным гражданам развитых стран мира, иностранными коллегами упорно навязывается мнение, что потенциальные зарубежные инвесторы принимают во внимание и используют для принятия инвестиционных решений только те оценки активов нашей страны, которые выдают оценочные подразделения международных компаний большой четвёрки аудиторских фирм либо в крайнем случае наши крупные оценочные фирмы с иностранным участием. И всё это делается при том, что существенно раньше и особенно в последнее время, репутация упомянутых компаний и фирм часто оказывалась и оказывается подмоченной замешанностью в неприглядных историях (недобросовестные аудиторские заключения, сокрытие перспективы ожидаемых банкротств крупных компаний, занижение или завышение величины справедливой стоимости оцениваемых объектов в интересах заказчиков оценки, например, потенциальных зарубежных инвесторов, и т.д.).

Кстати, нельзя не вспомнить недавний скандал, связанный с оценкой стоимости компании «Руссагропром» оценочными подразделениями российских филиалов международных фирм E&Y и D&T. Результаты их оценочной работы отличаются в 5 раз. Любопытно, что до сих пор никто не может сказать о том, какая из полученных ими оценок находится ближе к действительной стоимости этой компании. Информация об этом факте размещена в интернете по адресу: http://ocenschiki-i-eksperty.ru/events/1196-chya-stoimost-tochnee-v-dele-po-russagropromu-sorevnuyutsya-dve-kompanii-iz-b4/.

Более громкий скандал связан с недавней оценкой стоимости Ванинского порта страны крупной независимой международной оценочной фирмой «Топ - Аудит», качество оценочной работы которой Счётная Палата РФ деликатно поставила под сомнение.

По данным этой Палаты, цена продажи 55% уставного капитала (73,33% акций) порта «Ванино» превысила оценочную стоимость в 16,3 раза (см. информацию об этом случае в интернете по адресу: http://lenta.ru/news/2013/04/24/vanino/).

Приведенные факты показывают, что экономическая безопасность страны сегодня подвергается испытаниям. Сложившаяся ситуация требует неотложного вмешательства государства.

Всё должно быть наоборот. Тех иностранных инвесторов, которые не доверяют оценкам стоимости дорогостоящих отечественных активов, устанавливаемых компетентными российскими оценщиками, в страну лучше не пускать.

Представляется, что ни одна цивилизованная страна, и тем более США либо любое другое развитое государство Западной Европы, не согласились бы с тем, чтобы кто-то со стороны навязывал им откровенно корыстные, унизительные мысли, соображения и действия. Вспоминается, как поступили американцы, когда в одном из крупных международных рейтинговых агентств выставили им текущий пониженный рейтинг, с которым они были не согласны. Аккредитация этого агентства в США немедленно была прекращена. Никто не станет уважать и любить того, кто не способен уважать и любить самого себя. И это справедливо не только для конкретного человека, но и для государств.

Завершая предыдущий материал этой части статьи, выскажу убеждённость в том, что некрупные отечественные оценочные фирмы с участием или же без участия иностранных партнёров, и независимые профессиональные оценщики, как правило, не смогут справиться с задачей определения справедливой стоимости проблемных активов. Им не хватит глубины знаний, практического опыта, статуса, имиджа, авторитета и нажитого репутационного капитала для того, чтобы убедить пользователей полученной оценки, включая государство и общество, в её надлежащей достоверности, несмотря на положительный отзыв того или иного эксперта результата выполненной оценочной работы.

Учитывая эти обстоятельства и чрезвычайную экономическую важность глубоко обоснованных, убедительных решений рассматриваемых задач, в стране (желательно в столице) обязательно должен быть создан малочисленный, но эффективно работающий институт государственных оценщиков и независимых государственных экспертов результатов оценки стоимости проблемных активов, которые будут твёрдо защищать интересы не только продавцов и покупателей таких активов, но и государства, и всех нас в этом важном деле. Упомянутый институт может быть назван Российским научным либо научно-методическим Центром государственной оценки стоимости проблемных активов («Росгосоценка») или Российской Государственной Комиссией по оценке стоимости проблемных активов («Росгоскомоценка»). Указанный Центр или Комиссия могут состоять при Правительстве РФ по примеру компании «BlaсkRock» в США. Как возможные варианты этот государственный орган можно ввести в состав Центрального банка страны либо Министерства финансов РФ или же в крайнем случае (что хуже) создать при Министерстве экономического развития России. Со временем, если возникнет такая необходимость, форма собственности этого органа может быть заменена на государственно-частную.

В организационной структуре этого органа в обязательном порядке, помимо отделов государственных оценщиков и государственных экспертов результатов оценки проблемных активов, должны быть предусмотрены: отдел научно-методического обеспечения оценки стоимости этих активов, Экспертный либо Учёный совет для принятия окончательных решений по величине государственной оценки справедливой стоимости крупных и крупнейших активов, а также редакционно-издательский отдел для опубликования разработанных и утверждённых научных, методических руководств и рекомендаций, а также справочных материалов.

Кроме того, в составе такого Центра целесообразно иметь отдел оценки экономической эффективности крупных и крупнейших инвестиционных проектов государственной важности с соответствующим персоналом научно-методической поддержки решаемых задач, а в Экспертном совете - группу соответствующих государственных экспертов уровня достоверности выдаваемых оценок эффективности этих проектов.

Никто, ни при каких условиях, не сможет оспорить оценки стоимости проблемных активов (и эффективности проблемных инвестиционных проектов), выданных предлагаемым государственным органом.

Первоочередные задачи научно-методического отдела предлагаемого государственного органа, требующие неотложного решения, видятся в следующем:

- капитальная ревизия всех существующих методов определения стоимости рассматриваемых видов предприятий и земельных участков промышленности с целью отбраковки тех из них, которые не пригодны для получения искомых справедливых оценок стоимости (первыми в очереди на исключение стоят профанационный метод дисконтирования труднопрогнозируемых денежных потоков доходного подхода к решению подобных задач, а также методы сравнительного, т.е. рыночного подхода к расчёту этих оценок, хотя бы потому, что рынков купли-продажи предприятий-гигантов не существует и вряд ли они появятся в обозримое время);

- критический разбор всех имеющихся монографий, учебников и учебных пособий по вопросам оценки стоимости предприятий и составление «чёрного списка» таких публикаций, содержащих принципиальные ошибки и экономические несуразности, и не рекомендуемых для практического использования;

- дальнейшее совершенствования методов оценки стоимости рассматриваемых предприятий, оставленных для практического применения (в частности, необходимо окончательно разобраться с целесообразностью или же нецелесообразностью учёта так называемого экономического - внешнего износа предприятий и их бухгалтерского обесценения);

- незамедлительная разработка программного продукта для определения справедливой стоимости имущественно-земельных комплексов предприятий методом затратного подхода, в той или иной степени аналогичного уже существующему продукту «ASIS», созданному для определения стоимости основных средств предприятий, например, для соблюдения требований МСФО [ 9 ];

- оценка целесообразности или же нецелесообразности практического применения для определения справедливой стоимости проблемных активов ресурсного метода доходного подхода к решению подобных задач, рассчитанного на первоначальное определение общей (фундаментальной) социально-экономической ценности оцениваемого объекта с последующим переходом от общей ценности к его обменной ценности - справедливой фундаментальной стоимости этого объекта [ 10 ];

- составление прогнозов фронта (объёмов) работ по оценке стоимости предприятий и других проблемных активов для расчёта первоначальной численности требующихся государственных оценщиков и государственных экспертов результатов определения их стоимости:

- разработка программ профессиональной подготовки наиболее продвинутых в настоящее время оценщиков с целью создания кадровой базы для первоначального набора государственных оценщиков и государственных экспертов результатов оценки стоимости проблемных активов;

- составление принципиальных требований к преподавателям учебной дисциплины под названием «Оценка справедливой стоимости проблемных предприятий» и к преподавателям учебных дисциплин по определению стоимости других проблемных активов;

- разработка классификаций проблемных активов (в первую очередь, предприятий) по видам экономической деятельности и по размерам (доле) участия в формировании ВВП страны;

- подготовка предложений по рациональной специализации государственных оценщиков и государственных экспертов по видам требующих оценок стоимости проблемных активов и прежде всего проблемных предприятий.

Работу Экспертного совета предлагаемого государственного органа целесообразно организовать по образу и подобию организации работы Учёных советов для защиты диссертаций на соискание учёной степени докторов наук. Государственный оценщик проблемного актива докладывает выполненную работу на заседании членов Экспертного совета. Его оппонентами назначают одного государственного оценщика и двух государственных экспертов, специализирующихся на тех же оценочных задачах, что и докладчик. После тайного голосования членов Экспертного совета результат проведенной оценочной работы рекомендуется или же не рекомендуется для утверждения руководством государственного органа. Во всех случаях, замечания оппонентов по недостаткам работы, если её автор не смог убедительно доказать свою правоту, должны быть учтены. Решением Экспертного совета рассматриваемая работа может быть направлена на серьёзную доработку с рекомендацией или же без рекомендации целесообразности её повторного рассмотрения Экспертным советом.

Руководству Органа должно быть предоставлено право упрощения процедуры экспертизы результатов оценки отдельных конкретных небюджетообразующих проблемных активов по своему усмотрению: один-два государственных эксперта - оппонента, без заседания Экспертного совета, без повторной защиты и т.д.

В исключительных случаях, при необходимости оценки справедливой стоимости бюджетообразующего проблемного актива, руководство Центра (или Комиссии) может рассматривать и решать вопрос о желательной повторной, контрольной государственной оценке и государственной экспертизе полученного результата определения справедливой стоимости этого актива с последующим рассмотрением вопроса о том, какой из двух полученных результатов является более достоверным, и почему они отличаются друг от друга, если различие имеет место.

Для достижения наибольшей объективности определения справедливой стоимости проблемных активов государственными оценщиками таких активов не следует исключать возможность целесообразности отделения друг от друга служб государственной оценки и государственной экспертизы качества её результатов. Например, Центр или Комиссия государственной оценки проблемных активов может находиться в составе Министерства финансов, Центрального Банка либо Министерства экономического развития или при Правительстве РФ, а Экспертный Совет независимых государственных экспертов результатов оценки этих активов будет действовать под эгидой Счётной Палаты РФ. Естественно необходимо, чтобы первые лица государства не могли тем или иным образом вмешиваться в работу предлагаемых служб государственной оценки и государственной экспертизы справедливой стоимости проблемных активов.

Для профессиональных участников оценочного сообщества и, в частности, для теоретиков оценки, не помешала бы определённая прозрачность процедуры (использованных методов) получения и экспертизы государственной оценки стоимости проблемных активов в каждом конкретном случае.

Особую сложность представит подбор руководящих кадров Центра оценки, о котором идёт речь. В кресла руководителей не должны попасть временщики, случайные, некомпетентные лица, назначенные сверху в чьих-то негосударственных и антиобщественных интересах. От того, кто возглавит научный отдел Центра будет напрямую зависеть, выйдет оценка проблемных активов из глубокого, застарелого кризиса или всё надолго останется как есть сегодня.

Возникает закономерный вопрос, откуда взять государственных оценщиков и государственных экспертов результатов оценки проблемных активов?

На первый случай должен быть устроен своеобразный конкурс на замещение вакантных должностей по этой специальности с предъявлением предварительных требований к участникам конкурса.

Профессиональный оценщик и эксперт качества оценок, претендующие на участие в конкурсе, должны иметь стаж практической и/или научной работы в оценке не менее 10 лет, иметь опыт самостоятельной оценки или участия в командах, собранных для оценки проблемных активов той или иной специфики, следить за предлагаемыми новациями в методах определения стоимости предприятий и участвовать в их обсуждении, чётко различать понятия и показатели стоимости, экономической эффективности и рыночной капитализации проблемных активов, уметь критически оценивать существующую научную и учебную литературу по вопросам оценочной деятельности, понимать неадекватность словосочетания «оценка бизнеса», не считать, что оценка предприятия и «оценка бизнеса» или оценка акций - это одно и то же, не фетишизировать знания и творческие способности своих учителей в оценке и т.д. и т.п.

Помимо развёрнутого резюме, претенденты на участие в конкурсе должны представить конкурсной комиссии обстоятельный реферат или свои научные статьи, если таковые имеются, по существующим и перспективным методам оценки справедливой стоимости проблемных активов, особенностям сбора исходных данных для соответствующих расчётов, продемонстрировать знание концептуальных принципов и подходов к решению задач определения стоимости рассматриваемых активов, предложить свои способы преодоления очевидных пробелов и недостатков в теории и практике оценки стоимости предприятий. Представленный реферат должен защищаться участником конкурса в процессе собеседования с членами назначенной конкурсной комиссии.

Серьёзная проблема будет заключаться в выборе состава конкурсной комиссии. В неё должны войти научные работники и практики в области оценки проблемных активов, имеющие наибольшее количество значимых публикаций по этим вопросам в научных журналах списка ВАК, специальных журналах по вопросам оценки, на соответствующих порталах в интернете, цитируемые в профессиональных средствах информации, известные и уважаемые лица в оценочном сообществе.

Государственные оценщики и государственные эксперты качества оценки стоимости проблемных активов могут быть как штатными, так и внештатными работниками соответствующих организаций. Представляется, что на первых порах, внештатных работников, функционирующих в качестве почасовиков, должно быть существенно больше, чем штатных сотрудников. По мере увеличения фронта заказов по оценке стоимости проблемных активов первоначальное соотношение штатных и внештатных сотрудников рассматриваемых служб будет меняться в пользу первых.

Ясно только одно, что при временном отсутствии профильных заказов, государственные оценщики и государственные эксперты корректности оценок должны заниматься оценкой стоимости обычных, широко распространённых активов, не брезговать любой серьёзной оценочной работой, приносящей приемлемый для нормальной жизни человека доход.

Выдержавшие конкурс оценщики и эксперты обязаны пройти соответствующие курсы повышения квалификации, действующие не менее месяца. Очень важно не ошибиться в подборе преподавателей для таких курсов. Автор этой статьи лично и по публикациям знаком практически со всеми докторами - профессорами и доцентами, читающими лекции и ведущими практические занятия по вопросам оценки стоимости предприятий. К сожалению, не все они по уровню накопленных знаний и профессионализму достойны участвовать в этой работе. Многие из них обязательно должны пройти высококачественную, глубокую профессиональную переподготовку и соответствующую переаттестацию. Большая проблема видится в том, где взять преподавателей наивысшей квалификации, кому сегодня можно было бы доверить такую ответственную работу с имеющимися профессорско-преподавательскими кадрами оценки.

«Сухой остаток» этой последней части статьи содержит следующие важные для оценочной науки, практики и экономики страны моменты:

- предлагается создать в стране скромный по численности институт (центр, комиссию, агентство, службу, палату и т.д.) государственных оценщиков и независимых государственных экспертов результатов оценки безапелляционной стоимости проблемных общественно значимых средних, крупных и крупнейших предприятий и их разнообразных объединений, а также других проблемных активов;

- в составе предлагаемого института рекомендуется создать службу безапелляционной государственной оценки и государственной экспертизы результатов расчёта экономической и социальной эффективности крупных и крупнейших инвестиционных проектов государственной значимости;

- представляется целесообразной первоначальная специализация государственных оценщиков и государственных экспертов рассматриваемого профиля по следующим направлениям их профессиональной деятельности:

* оценка справедливой стоимости имущественно-земельных комплексов предприятий, других проблемных активов и их структурных подразделений;

* оценка экономической и социальной эффективности (инвестиционной и социальной привлекательности) крупных и крупнейших проблемных инвестиционных проектов;

* оценка стоимости разных по размеру пакетов ценных бумаг и полных портфелей акций, т.е рыночной капитализации предприятий и других проблемных активов.

- зарубежные оценщики и их российские представители в интересах государства, общества и всего народа должны быть как можно дальше отодвинуты от решения задач определения справедливой стоимости проблемных активов нашей страны;

- рассмотрены возможные формы организации и работы предлагаемых подразделений этого института;

- очевидно, что создание такого института откроет возможность раз и навсегда покончить с заказной, откровенно коррупционной оценкой дорогостоящих активов в экономике нашей страны;

- утверждается, что для повышения объективности выдаваемых государственных оценок стоимости проблемных активов было бы целесообразно отделить службу государственных оценщиков от службы государственных экспертов достоверности этих оценок, подчинив их разным Министерствам и ведомствам.

Предотвращение заказной (договорной) оценки и максимально возможная объективизация результатов определения стоимости проблемных активов нанесут серьёзный удар по коррупции в нашей стране, принесут огромную пользу, дополнительный доход государству и обществу. Наше национальное богатство непременно вырастет, и этот рост будет значительным. Кроме того, государственные оценщики проблемных активов, наконец, перестанут заниматься откровенной профанацией оценки их стоимости, что будет иметь особое значение для дальнейшего развития науки и совершенствования практики оценочной деятельности.

Необходимо сделать всё возможное для того, чтобы государственные оценщики и государственные эксперты в своей профессиональной деятельности были независимы не только от заказчиков оценки, но и от руководителей созданного института.

Появление института государственных оценщиков и государственных экспертов результатов оценочной деятельности по проблемным активам освободит арбитражные суды страны от бесполезной и некомпетентной работы, избавит их от необходимости принятия сомнительных по справедливости судебных решений. Мнение любого негосударственного судебного эксперта в таких случаях не может считаться абсолютно бесспорным.

Предлагаемые решения рассматриваемых вопросов, помимо всего прочего, будут способствовать немаловажному оздоровлению нравственной атмосферы в оценочном сообществе.

Рядовым оценщикам коммерческой недвижимости и движимости нет повода беспокоиться в связи с созданием предлагаемого небольшого по численности, столичного института государственных оценщиков и государственных экспертов для целей определения стоимости крупных проблемных активов. Для них фронт оценочных работ не скукожится, а перспективы его расширения реальны.

Никому не должно казаться, что автор статьи предлагает реанимировать систему государственных Бюро технической инвентаризации (БТИ) дорогостоящего имущества.

В заключительной части статьи рассмотрены проблемы определения справедливой стоимости общественно значимых средних, крупных и крупнейших предприятий и их разнообразных объединений. Перечисленные объекты отнесены к категории проблемных активов. Предложены пути преодоления этих проблем при создании малочисленного института государственных оценщиков и государственных экспертов результатов оценки стоимости таких активов.

Утверждается, что зарубежные оценочные фирмы и их представители в отечественных оценочных компаниях, в силу перечисленных общеизвестных причин, не должны без всяких ограничений допускаться к оценке стоимости отечественных проблемных активов.

Рекомендована структура предлагаемого институционального образования и возможные адреса его подчинённости. Сформулированы первоочередные задачи научного (научно-методического) подразделения этой организации, порядок работы Экспертного совета, требования к претендентам на замещение вакантных должностей государственных оценщиков и государственных экспертов качества оценочных работ.

В результате создания предлагаемого института, в интересах государства, общества и всего народа, будет раз и навсегда покончено с заказной коррупционной оценкой проблемных активов и достигнута безапелляционная реалистичность получаемых оценок их стоимости.


Литература

1. Косорукова И.В. Влияние организационно-правовой формы предприятия на идентификацию и описание бизнеса как объекта оценки. // «Вопросы оценки», 2011, № 2. С. 26 - 32.

2. Розов Н.С. Ценности в проблемном мире: философские основания и социальные приложения конструктивной аксиологии. - Новосибирск, издательство Новосибирского университета, 1998. 292 с.

3. Ивин А.А. Аксиология. Научное издание. - М.: Высшая школа, 2006. 390 с.

4. Ревуцкий Л.Д. Понятия и показатели ценности и стоимости предприятий. - М.: // Вестник машиностроения, № 5, 2009. С. 81 - 87.

5. Ревуцкий Л.Д. Фундаментальная ценность, фундаментальная стоимость и справедливая стоимость предприятия: понятия, показатели и методы их определения. - М.: // Вопросы оценки, № 3, 2012. С 35 - 44.

6. Ревуцкий Л.Д. Экономический износ предприятия и методы его определения. - М.: // Имущественные отношения в Российской Федерации, № 3, 2006. С. 90 - 93.

7. Озеров Е.С. Нормативное обеспечение выбора варианта ННЭИ объекта оценки при определении его рыночной стоимости. - М.: // Имущественные отношения в Российской Федерации, № 3, 2010. С. 75 - 87.

8. Ревуцкий Л.Д. Основные экономические и социальные последствия умышленного занижения и завышения справедливой стоимости предприятий. - М.: // «Вопросы оценки», № 4, 2012. С. 43 - 49.

9. Тришин В.Н. Об оценке основных средств крупных предприятий в условиях неполной и искажённой информации и о стандартах их оценки по МСФО. - РнД: // «Регистр оценщиков» № 4, 2010. С. 45 - 55.

10. Ревуцкий Л.Д. Уточнённая формула для определения экономически справедливой рыночной стоимости предприятий. - М.: // «Имущественные отношения в Российской Федерации», № 8, 2011. С. 18 - 23.

11. Соколов Денис. Чёрные буйволы бизнеса. 115 с. Электронная версия по адресу: http://www.denisrus.ru

Все перечисленные выше статьи размещены в интернете на сайте “Audit-it”и на других сайтах оценочной и близкой к ней тематики.

Ключевые слова: предприятие, бизнес, стоимость, подмена понятий, искажение смысла слов, общая поимущественная (имущественная) ценность, поимущественная (имущественная) обменная ценность (стоимость), общая подоходная (доходная) социально-экономическая ценность, подоходная (доходная) обменная ценность (стоимость), собственный капитал, уточнённая (скорректированная) общая имущественная ценность, инвестиционная ценность (привлекательность), показатели, методы определения, товары, цепочка образования стоимости, товары с двойной ценностью, методы оценки, стоимостеобразующие показатели, драйверы стоимости, метод DCF, ресурсный метод, доминирующий метод оценки, ЧДД, «бумажная» и инвестиционная ценности предприятия; «бумажная» и инвестиционная стоимости предприятия как ключевые элементы его полной справедливой стоимости; инвестиционная «бумажная» ценность и инвестиционная «бумажная» стоимость предприятия; методы определения величины ценностей и стоимостей разных видов, проблемные активы, справедливая стоимость, институт государственной оценки, государственный оценщик, государственный эксперт результатов оценки, экспертный совет, курсы повышения квалификации, преподаватели этих курсов, ожидаемые результаты предлагаемых нововведений.

Аннотация

Предлагается нетрадиционная концепция единого системно-методического подхода к решению задач определения всех видов стоимости предприятий (компаний, фирм) и по возможности других социально-экономических объектов на базе оценок соответствующих видов их общей экономической ценности с последующим преобразованием её в обменную ценность - стоимость оцениваемых хозяйственных единиц. Ключевой принцип этой концепции в нескольких словах: «от ценности предприятий к их стоимости».

Рассмотрены самые известные виды общей экономической ценности предприятий, при необходимости капитализируемой в соответствующие виды их обменной ценности-стоимости.

Учитывая объективное несовершенство существующих в настоящее время методов определения справедливой стоимости предприятий - гигантов экономики страны, которые, в отсутствие критериев истинности (эталонов, калибров, шаблонов), не позволяют оценщикам получать убедительно достоверные (бесспорно правильные) значения оцениваемых величин, предлагается создание малочисленного института государственных оценщиков и независимых государственных экспертов качества результатов оценки стоимости таких предприятий и других проблемных активов. Результаты работы государственных оценщиков и экспертов стоимости такого рода активов условно должны приниматься как окончательные, т.е. - безапелляционные, хотя на самом деле и они вряд ли будут идеально верными и точными.

Особое внимание уделено понятийным и терминологическим нюансам публикаций, в которых рассматриваются вопросы определения рыночной или справедливой стоимости предприятий. Употребление словосочетания «оценка бизнеса» в качестве синонима «оценки стоимости предприятия» или «оценки стоимости акций» считается не правомерным и не корректным.

Какая версия лучше, судить читателям.

Кстати, в связи с тем, что рецензент-составитель моей статьи был тщательно законспирирован, редакция журнала попросила меня предложить ей другого компетентного высококвалифицированного рецензента, что и было сделано. Рецензентом объединённой статьи согласилась стать д.э.н., профессор Юткина Т.Ф., давно известная в экономической науке. Рецензия за её подписью и была опубликована.

Любопытно и ещё одно обстоятельство. Редакция этого журнала, которая не заключает с авторами статей соответствующих договоров и не выплачивает за них гонорары, вдруг потребовала от меня неукоснительно соблюдать право «первой ночи». Я должен написать статью, сразу же направить её в этот журнал, до года ждать какое решение будет принято, отказ в публикации не исключается. При этом даже в интернете первую версию этой статьи разместить я не могу. Редакция не помнит, что было время, когда главный редактор журнала, очень уважаемый человек - Чистяков Юрий Всеволодович, самолично просил меня направлять ему для опубликования отрывки из моих книг, выпущенных тиражом по 3000 экз., что я и делал. Не могу не заметить, что в этом журнале меня читают примерно 10 человек, а в интернете - тысячи.

И последнее, по этой статье и этому журналу. За день до отправки журнала в типографию неожиданно звонит мне Наталья Юрьевна и говорит, что рецензент просит срочно прислать ему копию моего Аттестата старшего научного сотрудника (1976 г.). Без этого статья не может быть опубликована. Пришлось проявить недюжинную изобретательность, чтобы в кратчайшее время выполнить эту просьбу. 10 лет без этого обходилось, а тут вдруг срочно понадобилось! Я долго не мог понять, зачем это делается, пока журнал не был напечатан. Кто-то через Наталью Ю. решил меня уязвить: перед названием статьи было указано, что я не просто старший научный сотрудник, а с.н.с. по специальности «Эксплуатация и ремонт сельскохозяйственных машин и орудий», однако, пишущий и печатающий статьи по проблемам оценки стоимости крупных предприятий.

Можно подумать, что бывший свинопас не может в будущем оказаться крупным учёным, а доктора наук, профессора, особенно в области экономики и юриспруденции, не бывают откровенными бездарями, невеждами и просто малограмотными людьми. Примеров таких деятелей хватает.

В журнале «Вопросы оценки» к сегодняшнему дню опубликованы 22 моих статьи. Первая - появилась в № 1, 2002 г.; последняя - в № 4, 2012 г. Пауза - полтора года. Несколько статей, направленных в этот журнал в последнее время, например, «Государственный подход к оценке справедливой стоимости предприятий», «Оценковедение…» не нравятся главному редактору этого журнала И.Л. Артеменкову, каким-то образом мешают ему. Из журнала №1 за этот год в последнюю минуту была выброшена фактически готовая к публикации статья. Может быть подражает Е.И. Нейману? До 2013 г. такого не было. Для чего это делается, можно обсуждать, но очевидно, что преследуемые при этом цели - неблаговидны.

На указанных журналах мои встречи c горьким опытом не закончились. В интернете давно работает портал - ЭСМИ “Appraiser.ru” . На этом портале размещены 30 моих публикаций: первая появилась в августе 2007 г., последняя - в ноябре 2013 г. После ноября 2013 г. ни одна моя новая статья, начиная с работы «Оценковедение…», которая по каким-то не очень понятным мне причинам была отвергнута главным редактором портала Юрием Юрьевичем Дерябиным, а их, как минимум, шесть по самым серьёзным проблемам ОД, не была принята к размещению. К настоящему времени статья по оценковедению имеется на 4 или 5 других сайтах интернета, опубликована в ряде электронных и бумажных научных журналах. С ней познакомились около 10 тысяч читателей.

Несколько слов о Ю.Ю. Дерябине: руководитель департамента (отдела) оценки имущества ООО «Бейкер Тилли Руссаудит» - ярый приверженец применения метода ДДП для оценки стоимости предприятий и других проблемных активов. Трудно вообразить, сколько псевдооценок дорогостоящего, экономически значимого имущества страны было выдано «на гора» при его непосредственном участии и под его руководством в «БТР», какой вред был причинён стране. Рано или поздно появятся аналитики и историки ОД, которые разберутся и в этом вопросе. Невольно вспоминается пословица: «шила в мешке не утаишь».

Со статьями ещё ладно. Грустно то, что Ю.Ю., как только мог, противостоял дискуссии на форуме портала по вопросу о применимости (неприменимости) метода ДДП для определения стоимости предприятий: стирал целые куски не угодных ему материалов обсуждения этой проблемы, в основном мои посты; закрывал и убирал темы, предлагаемые мной, практически делал всё, чтобы я добровольно покинул этот форум и своего добился.

В личной переписке со мной, неожиданно для меня, честно написал: «конфликт с тобой для меня безболезнен; с твоими оппонентами - поимею неприятности». Здесь он прав! Но где тут нравственность, мораль, этика?

И последнее. Есть у меня самый любимый, самый уважаемый мной портал в интернете - ”Audit-it”. Все статьи, которые я посылал на этот портал, кроме одной, были размещены и хорошо оформлены. На этом портале у меня 52 статьи, часть из них с комментариями коллег.

6 апреля с.г. я направил на этот портал статью «О научной и учебной литературе по вопросам оценки стоимости предприятий», в которой критически отнёсся к качеству этой литературы, к некоторым её авторам и рецензентам, а также предложил пути выхода из сложившегося неблагополучного положения. 7 апреля статья была размещена, а 8-го числа того же месяца на портале её уже не было. Как оказалось, по распоряжению руководства портала. Через веб-мастера я обратился к запретителям с просьбой сказать, что вдруг такое случилось? Ответ был краток: на статью поступили жалобы. Попытка узнать суть жалоб, и кто жалобщики, успехом не увенчалась. До сих пор - это большая тайна.

Хорошо, что в интернете сегодня есть не один только любимый мной портал. В течение нескольких последующих дней эта статья появилась на сайтах «Оценщик.ру», «Империя-А» и ”kpilib.ru”. Статью уже прочитали сотни читателей. Так и хочется спросить влиятельных приверженцев порока: чего же они добились, стоило ли огород городить, ставить руководство серьёзного портала в неприятное положение?

Оппоненты - коллеги не стесняются, не брезгуют ничем, тем более, что действуют под завесой тайны, втихаря. Эти люди достигли всего, что можно, всё у них есть: степени, звания, должности, деньги, слава, многое остальное. Зачем им мелочиться, совращать нестойкие души, опускаться до некрасивых поступков, безнравственности, непорядочности, низости? Забыли о совести, Боге, о вечности, наконец, о потомках и предках.

Именно для них и таких как они должен быть организован и задействован Суд Чести при ВАК или в Минобрнауки РФ.

5 июня 2014 г.

Леопольд Давидович

e-mail: rev_ld@mail.ru