Налог на прибыль: установление действительных налоговых обязательств по результатам ВНП

В последние несколько лет в арбитражной практике все чаще стало использоваться выражение «действительное налоговое обязательство» или «фактическое налоговое обязательство». Суть его заключается в следующем.

Положения ст. 17, 53, 54 НК РФ предусматривают, что проверка правильности исчисления налога предполагает в том числе проверку правильности исчисления налоговой базы. Налоговый орган обязан проверять правильность формирования налогоплательщиком расходной части не только в плане ее завышения, но и в части, которую налогоплательщик не учел, но должен был учесть (то есть в части занижения).

При этом размер доначисляемых налоговым органом налогов должен соответствовать действительной налоговой обязанности налогоплательщика, определяемой с учетом всех положений гл. 25 НК РФ, влияющих как на увеличение, так и на уменьшение налоговой базы.

Далее на примерах рассмотрим, в каких случаях налоговики по результатам выездной налоговой проверки (ВНП) должны определять действительное налоговое обязательство.

Из истории вопроса.

Несколько лет назад налоговое ведомство в целях единообразного применения норм Налогового кодекса рекомендовало нижестоящим налоговым органам руководствоваться следующим.

В случае если обнаружение недоимки по одному налогу согласно положениям НК РФ влечет уменьшение иного связанного с ним и подлежащего уплате налогоплательщиком налога, налоговым органам необходимо учитывать, что п. 8 ст. 101 НК РФ не предусмотрено отражение в решении уменьшенных по результатам налоговой проверки налогов. (Иными словами, если в ходе ВНП произведены доначисления налогов, которые в силу пп. 1 п. 1 ст. 264 НК РФ отражаются в прочих расходах, то инспекция не обязана учитывать их с целью корректировки базы по налогу на прибыль.)

В то же время невключение инспекторами по результатам проверки в расходы доначислений по иным налогам не лишало налогоплательщиков права на подачу «уточненки» по налогу на прибыль в порядке, установленном ст. 81 НК РФ.

Такие рекомендации были даны в п. 1 Письма от 29.08.2011 № АС-4-2/14018, который Письмом от 07.06.2018 № СА-4-7/11051@ был признан утратившим силу в связи со сложившейся судебной практикой.

Установление фактических обязательств по налогу на прибыль в случае доначисления иных налогов в рамках ВНП.

В вышеупомянутом Письме № СА-4-7/11051@ ФНС в целях единообразного применения норм Налогового кодекса в связи со сложившейся судебной практикой направила рекомендации по вопросу установления налоговыми органами действительных налоговых обязательств налогоплательщиков в ходе выездных налоговых проверок. В этом документе говорится следующее.

Согласно п. 1 ст. 264 НК РФ к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, относятся суммы налогов и сборов, таможенных пошлин и сборов, страховых взносов, начисленные в установленном законодательством РФ порядке, за исключением перечисленных в ст. 270.

В силу п. 7 ст. 272 НК РФ датой осуществления расходов в виде сумм налогов (авансовых платежей по налогам), сборов и иных обязательных платежей признается дата начисления налогов (сборов).

Руководствуясь данными нормами, ВС РФ в определениях от 30.11.2016 № 305-КГ16-10138 и от 26.01.2017 № 305-КГ16-13478 пришел к выводу о том, что по смыслу ст. 89 НК РФ налоговый орган, доначислив по результатам ВНП налоги, учитываемые в прочих расходах, обязан уменьшить базу по налогу на прибыль на сумму этих доначислений при условии, что налог на прибыль организаций входит в предмет выездной налоговой проверки.

В Определении от 21.02.2017 № 305-КГ16-14941 по делу № А40-89628/2015 Верховный суд указал: при отсутствии права на налоговые вычеты налогоплательщик сохраняет право на учет «входного» НДС в расходах по налогу на прибыль, из чего следует, что не должна возникать ситуация, при которой доначисление налога на прибыль будет сделано без учета обязательств по НДС.

Президиум ВС РФ 16.02.2017 утвердил позицию по данному вопросу в п. 32 Обзора судебной практики ВС РФ № 1 (2017). В рамках дела № А78-7409/2013 рассматривался вопрос определения момента включения в расходы по налогу на прибыль доначисленных сумм по НДПИ. По мнению налогового органа, таким моментом является дата вступления в силу соответствующего решения налогового органа. Однако суды пришли к выводу, что, исходя из необходимости установления налоговым органом в ходе налоговых проверок действительных налоговых обязательств налогоплательщиков в проверяемом периоде, инспекция была обязана уменьшить базу по налогу на прибыль на сумму начисленного НДПИ в проверяемом периоде (Определение ВС РФ от 09.10.2014 № 302-КГ14-2143).

В Определении ВС РФ от 19.01.2018 № 305-КГ17-14988 по делу № А41-17865/2016 судом указано: результатом налоговой проверки не может выступать доначисление недоимки, которая не должна была возникнуть у проверяемого лица при надлежащем соблюдении им требований законодательства о налогах и сборах, что свидетельствует о необходимости в ходе налоговой проверки установления действительных налоговых обязательств налогоплательщиков, так как в силу п. 4 ст. 89 НК РФ предметом ВНП является правильность исчисления и своевременность уплаты налогов.

Также следует отметить, что судами при рассмотрении споров учитываются и обстоятельства возможности (невозможности) определения действительных налоговых обязательств проверяемых налогоплательщиков налоговыми органами.

Указание в Определении ВС РФ от 30.11.2016 № 305-КГ16-10138 по делу № А40-126568/2015 о необходимости уменьшения базы по налогу на прибыль на сумму доначисленного налога при условии, что налог на прибыль организаций входит в предмет ВНП, свидетельствует о необходимости установления действительных налоговых обязательств, если у налогового органа такая возможность имеется.

В Определении ВС РФ от 16.12.2015 № 305-КГ15-13277 по делу № А40-171350/2014 отмечено: при проведении выборочным методом предыдущей ВНП, охватывающей налоговый период 2009 года, инспекцией не проверялась и не оценивалась правомерность расходов налогоплательщика на освоение природных ресурсов, в связи с чем суды отклонили довод общества о том, что невключение спорных расходов в базу по налогу на прибыль за 2009 год повлекло возникновение у общества переплаты по налогу на прибыль за указанный период.

По делу № А26-10106/2014 суды, рассматривая эпизод, связанный с отражением обществом в 2011 году не учтенных в целях исчисления налога на прибыль организаций расходов, понесенных в 2005, 2008 и 2009 годах, указали на отсутствие у инспекции возможности определения действительных налоговых обязательств общества за периоды, находящиеся за пределами проведения ВНП, в связи с чем признали правомерным выводы инспекции о неподтверждении налогоплательщику убытков прошлых лет. Данные выводы были поддержаны в Определении ВС РФ от 19.04.2016 № 307-КГ16-3169.

Определение действительного налогового обязательства при переквалификации статьи затрат.

Установление размера действительного налогового обязательства требуется и в случае, когда одна статья расходов в результате налоговой проверки заменяется на другую, при этом порядок включения этих затрат в расчет облагаемой базы по налогу на прибыль меняется.

Поясним на примере Постановления АС ВВО от 11.06.2019 № Ф01-1532/2019 по делу № А29-494/2018.

В ходе выездной проверки было установлено, что АО включало в состав затрат, уменьшающих базу по налогу на прибыль организаций, материальные расходы, в то время как, по мнению налоговиков, затраты должны быть включены в состав амортизируемого имущества и учитываться не единовременно, а через механизм начисления амортизации.

Судьи отметили, что, проведя переквалификацию материальных затрат в расходы на создание амортизируемого имущества, инспекция должна была определить действительные налоговые обязательства налогоплательщика, рассчитав их с учетом права АО на уменьшение облагаемой базы по налогу на прибыль на сумму амортизации за проверяемый период, на сумму недоначисленной амортизации по основным средствам в случае их ликвидации и т. д.

Отсутствие учета доходов и расходов, объектов налогообложения, ведение учета с нарушением установленного порядка не являются основаниями для отказа в уменьшении дохода на сумму произведенных расходов в силу того, что определение сумм реальных налоговых обязательств и сумм подлежащих уплате в бюджет налогов – одновременно и право, и прямая обязанность налогового органа.

В силу положений ст. 256, 257, 258 НК РФ для правильного и своевременного начисления амортизации необходимо определить первоначальную стоимость амортизируемого имущества, установить срок его полезного использования, определить метод начисления амортизации, дату начала и прекращения начисления амортизации. Такие действия инспекцией не выполнены; соответствующие расчеты не произведены. Следовательно, корректировка налоговых обязательств, проведенная инспекцией, не соответствует требованиям гл. 25 НК РФ, что, в свою очередь, нарушает права и законные интересы налогоплательщика и свидетельствует о незаконности доначислений по данному эпизоду решения инспекции.

ИФНС должна определить действительный размер налоговых обязательств и в случаях, когда организации вменяется дробление бизнеса.

Некоторые организации, пытаясь уменьшить свою нагрузку по налогу на прибыль, занимаются дроблением бизнеса. В результате такого дробления вместо одной крупной организации появляется несколько компаний поменьше, которые начинают выполнять часть ее функций. Как правило, эти компании применяют спецрежимы (УСНО или спецрежим в виде ЕНВД). Нередко дробление бизнеса носит формальный характер и проводится с целью получения необоснованной налоговой выгоды.

В Письме ФНС России от 11.08.2017 № СА-4-7/15895@ представлен обзор арбитражной практики, связанной с установлением фактов получения необоснованной налоговой выгоды путем формального разделения (дробления) бизнеса и искусственного распределения выручки от осуществляемой деятельности между подконтрольными взаимозависимыми лицами.

В этом письме, в частности, определены общие признаки, свидетельствующие о согласованности действий участников схем дробления бизнеса с целью ухода от исполнения налоговой обязанности. В нем также налоговое ведомство отметило, что при доказывании в судах фактов получения налогоплательщиками необоснованной налоговой выгоды в результате использования схем дробления бизнеса важным вопросом является правильное определение действительного размера и структуры налоговых обязательств налогоплательщика.

Налоговые органы должны определить налоговую базу с учетом не только полученных участниками схемы доходов, но и понесенных ими расходов. В противном случае, как показывает арбитражная практика, установленный в рамках судебного разбирательства факт неправильного определения действительного размера налоговых обязательств является основанием для признания недействительным акта налогового органа.

Например, в Постановлении ФАС ВСО от 27.06.2013 по делу № А19-18472/2012 судьи проверили приведенный в оспариваемом решении инспекции расчет налога на прибыль, который должен быть уплачен обществом. Они признали неверным методический подход налоговиков в связи с тем, что обществу вменялись доходы взаимозависимых контрагентов и не учитывались расходы. Таким образом, расчет не отражал действительные обязательства общества по уплате налога на прибыль и был признан арбитрами не соответствующим положениям гл. 25 НК РФ.

Проанализировав арбитражную практику, ФНС рекомендовала своим инспекциям принимать во внимание следующую совокупность обстоятельств в ходе доказывания получения необоснованной налоговой выгоды:

Действительный размер налоговых обязательств и учет доходов (расходов) при получении субсидий.

В Постановлении АС ЗСО от 16.11.2018 № Ф04-4920/2018 по делу № А81-1671/2018 рассматривалась следующая ситуация. Между МУП и городским департаментом было заключено соглашение о предоставлении субсидии, предметом которого является выделение предприятию бюджетных средств в пределах бюджетных ассигнований, предусмотренных на цели подготовки в осенне-зимний период объектов муниципальной собственности. Предоставляемая субсидия имела строго целевое назначение и не могла быть использована в целях, не предусмотренных соглашением.

Предприятие, определяя базу по налогу на прибыль, учло расходы, осуществленные за счет целевых средств, за что и было привлечено к налоговой ответственности при проведении ВНП.

Судьи поддержали налоговиков, руководствуясь положениями пп. 14 п. 1 ст. 251, 252, п. 17, 49 ст. 270 НК РФ и учитывая правовую позицию КС РФ, изложенную в Определении от 16.07.2009 № 950-О-О. Было отмечено: в целях определения действительных налоговых обязательств предприятия расходы, произведенные за счет средств целевого финансирования, при формировании облагаемой базы по налогу на прибыль не могут учитываться, поскольку предоставленные из муниципального бюджета денежные средства, использованные на приобретение материала (оборудования), фактически являются затратами районной администрации, а не затратами предприятия.