Обзор арбитражной практики по погашению обязательств автономных учреждений

Автономные учреждения вправе привлекать заемные средства, включая кредиты банков. На первый взгляд АУ являются надежными заемщиками, имеющими государственное финансирование и собственные доходы, что позволяет кредиторам рассчитывать на бесперебойный возврат средств. В отношении таких заемщиков кредиторы охотно снижают ставки и удлиняют сроки заимствований. Однако правовой статус АУ, предусматривающий особый порядок покрытия ими долгов, ставит кредиторов в невыгодное положение – это может ослабить их заинтересованность в сотрудничестве с автономными учреждениями. О том, как в судебном порядке решаются споры, связанные с источниками погашения обязательств АУ, читайте в статье.

Основные источники покрытия обязательств.

В обычной хозяйственной практике организации покрывают свои обязательства за счет притока денег от основной деятельности. Кредиторы, практикующие отсрочку, редко требуют обеспечения, однако и период отсрочки невелик (14 – 60 дней). Банки выдают кредиты на более длительный срок (от года), при этом предоставление обеспечения по кредиту становится критически важным условием финансирования. Если расчеты осуществляются вовремя и в полном объеме, до рассмотрения вопроса, за счет каких источников покрываются обязательства, дело не доходит. В случае финансовых затруднений погашение обязательств может происходить за счет имущества должника, а если не хватает и имущества – при определенных условиях средства могут быть взысканы с владельцев организации.

Как же обстоят дела с обеспечением обязательств автономного учреждения? Регулярный приток денежных средств обеспечивается имуществом, которым учреждение наделил учредитель, субсидиями на выполнение государственного (муниципального) задания, а также доходами от платных услуг и работ.

При нехватке денег рассчитывать при погашении обязательств на имущество, отличное от высоколиквидных средств, крайне затруднительно, поскольку оно не принадлежит АУ на праве собственности. Согласно ч. 4 ст. 2 Закона № 174-ФЗ[1] для удовлетворения требования кредиторов АУ использует имущество, находящееся у него на праве оперативного управления, за исключением недвижимого и особо ценного движимого имущества, закрепленного за ним учредителем или приобретенного АУ за счет средств, выделенных ему учредителем на эту цель. Вряд ли у многих учреждений имеется такой объем имущества, приобретенного за счет платной деятельности, который будет достаточен для покрытия долгов в случае финансовых затруднений.

Собственник имущества не несет ответственность по обязательствам АУ (в том числе при ликвидации учреждения), о чем свидетельствуют ч. 5 ст. 2 и ч. 2 ст. 19 Закона № 174-ФЗ. С момента формирования правового статуса АУ такой тип учреждений не предусматривал субсидиарной ответственности учредителя (собственника) по долгам автономного учреждения[2]. Подробнее об этом расскажем ниже при рассмотрении конкретных дел.

Кредитор оспорил ликвидацию АУ.

Кредитор пытался привлечь к субсидиарной ответственности учредителя АУ на основании п. 6 ст. 63 ГК РФ (в редакции, действовавшей до внесения изменений Законом № 99-ФЗ)[3]. Не получив желаемого результата в рамках данного дела (Постановление АС ЗСО от 11.12.2015 № Ф04-27172/2015 по делу № А81-968/2015[4]), кредитор обратился в Конституционный суд с жалобой о необходимости проверки соответствия п. 7 ст. 63, п. 1 ст. 65, п. 6 ст. 123.22 ГК РФ, п. 19 ст. 1 Закона № 99-ФЗ нормам Конституции РФ. Это обращение легло в основу Определения КС РФ от 09.02.2017 № 219-О (далее – Определение № 219-О), в котором рассмотрены общие основания и порядок ликвидации учреждения, а также правила удовлетворения требований его кредиторов.

Как разъяснил КС РФ, участники гражданско-правовых отношений, приобретая гражданские права своей волей и в своем интересе, будучи свободными в установлении своих прав и обязанностей на основе договора, в том числе с автономным учреждением, несут риск неудовлетворения своих имущественных требований. Поскольку законодательство не предусматривало и не предусматривает соответствующих гарантий для кредиторов АУ (начиная с момента появления учреждений такого типа), это ориентирует контрагентов на проявление необходимой степени осмотрительности еще при вступлении в гражданско-правовые отношения с субъектами, особенности правового статуса которых не позволяют в полной мере прибегнуть к институту субсидиарной ответственности. Контрагент мог предусмотреть и использовать существующие гражданско-правовые способы обеспечения исполнения обязательств.

Вряд ли у многих учреждений имеется объем приобретенного за счет платной деятельности имущества, достаточный для покрытия долгов в случае финансовых затруднений.

Выплата денежных сумм кредиторам ликвидируемого АУ производится ликвидационной комиссией в порядке очередности, определенной ст. 64 ГК РФ, по промежуточному ликвидационному балансу. Если имеющихся у ликвидируемого АУ денежных средств (в том числе доходов, поступивших в самостоятельное распоряжение учреждения) недостаточно для удовлетворения требований кредиторов, ликвидационная комиссия продает имущество с публичных торгов в порядке, установленном для исполнения судебных решений (ч. 4 и 5 ст. 19 Федерального закона от 12.01.1996 № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях»). Не подлежит продаже недвижимое, а также особо ценное движимое имущество, закрепленное за АУ учредителем или приобретенное АУ за счет средств, выделенных ему учредителем на эту цель (ч. 4 ст. 2 Закона № 174-ФЗ).

В делах № А51-7345/2017 и А51-7343/2017 ООО оспаривало решение о ликвидации АУ и изъятии имущества из оперативного управления. Истец указал, что ликвидация учреждения как должника ООО приведет к невозможности исполнения им денежных требований. Отказывая обществу, судьи в Постановлении АС ДВО от 17.08.2017 № Ф03-2932/2017 по делу № А51-7345/2017 сослались на правовую позицию, изложенную в Определении № 219-О.

Кстати, данный кредитор тоже проявил настойчивость и дошел до КС РФ, пытаясь указать на нарушение конституционных прав и свобод нормами п. 1 ст. 65 ГК РФ. По мнению подателя жалобы, для кредиторов АУ отсутствуют законодательно закрепленные гарантии, сопоставимые с гарантиями кредиторов коммерческих организаций и аналогичных им, в том числе в части применения субсидиарной ответственности. Как и следовало ожидать, Конституционный суд отказал в рассмотрении жалобы заявителя (Определение от 19.12.2017 № 2945-О).

Банк оспорил изъятие имущества АУ из оперативного управления.

В Постановлении АС ДВО от 27.07.2018 № Ф03-2872/2018 по делу № А51-3103/2017[5] описан следующий спор по поводу находящегося в оперативном управлении имущества АУ. Между банком и учреждением был заключен договор кредитной линии, по условиям которого банк предоставил учреждению кредит на оплату текущих расходов (зарплаты и налогов). Вскоре после получения учреждением кредита учредитель издал распоряжение по изъятию имущества у АУ. На дату выдачи кредита банк имел реальную возможность возврата денежных средств, однако он ее полностью утратил после принятия собственником решения об изъятии имущества. Из-за просрочки в погашении кредита на принудительное исполнение решения суда о взыскании долга был выдан исполнительный лист, который оказался возвращен без исполнения по причине отсутствия денежных средств на счетах учреждения.

В иске банк указал, что односторонняя сделка по изъятию имущества нарушает его права и законные интересы, поскольку в результате исполнения этой сделки фактически прекращена деятельность АУ, что лишает банк возможности реализовать свое право на получение денежных средств. По мнению банка, собственник, передав имущество учреждению на праве оперативного управления, не вправе распоряжаться таким имуществом и может изъять из оперативного управления только то имущество, которое является излишним, не используемым либо используемым не по назначению. Исполнение оспариваемого распоряжения привело к невозможности осуществлять учреждением предусмотренную уставом деятельность, получать доход и отвечать по своим обязательствам перед банком по причине полного отсутствия активов.

Верховный суд признал право учредителя АУ практически в любой момент изъять имущество из оперативного управления, не увязывая это с неиспользованием учреждением изымаемого имущества.

Отказывая банку, судьи отметили, что собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Собственник имущества вправе изъять излишнее, неиспользуемое или используемое не по назначению имущество, закрепленное им за учреждением либо приобретенное учреждением за счет средств, выделенных ему собственником на эту цель. Имуществом, изъятым у учреждения, собственник вправе распорядиться по своему усмотрению. Оценив обстоятельства дела, суд не усмотрел в действиях учредителя злоупотребления правом, осуществления своих гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другим лицам, действий в обход закона с противоправной целью, а также недобросовестного осуществления гражданских прав.

В конце суд уточнил: поскольку учредитель вынес решение о ликвидации АУ, материальный интерес банка может быть удовлетворен в процедуре ликвидации. Однако, как показала приведенная выше арбитражная практика, ликвидация учреждения не добавляет прав его кредиторам.

Заключение.

В судебном порядке подтверждено, что в силу ч. 5 ст. 2 Закона № 174-ФЗ собственник имущества АУ не несет ответственность по обязательствам автономного учреждения. Причем данное правило существует с момента введения в действие названного закона, которым закреплено создание этого принципиально нового типа учреждения и особенности его правового статуса. То есть такой тип учреждения изначально не предусматривал субсидиарной ответственности учредителя (собственника) по долгам АУ.

Кроме того, Верховный суд признал право учредителя АУ практически в любой момент изъять имущество из оперативного управления, не увязывая это с неиспользованием учреждением изымаемого имущества. Однако именно активы создают базу для бесперебойной деятельности, что для кредиторов является самым важным условием при решении вопроса о предоставлении средств.

Таким образом, обязательства АУ слабо обеспечены как юридически, так и фактически. Скорее всего, это снизит желание банков предоставлять кредиты. Прочие же кредиторы (контрагенты) будут стремиться к уменьшению периода отсрочки платежа.


[1] Федеральный закон от 03.11.2006 № 174-ФЗ «Об автономных учреждениях».

[2] Федеральным законом от 05.05.2014 № 99-ФЗ «О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации» (далее – Закон № 99-ФЗ) введена субсидиарная ответственность собственника имущества АУ в случаях причинения вреда гражданам. Тем самым были установлены дополнительные гарантии прав последних как более слабой стороны в правоотношениях с участием учреждения.

[3] Действующая редакция п. 7 ст. 63 ГК РФ устанавливает, что при недостаточности у ликвидируемого учреждения имущества, на которое по закону может быть обращено взыскание, кредиторы вправе обратиться в суд с иском об удовлетворении оставшейся части требований за счет собственника имущества этого учреждения лишь в случаях, когда предусмотрена субсидиарная ответственность собственника имущества учреждения по обязательствам последнего.

[4] Определением ВС РФ от 08.04.2016 № 304-ЭС16-2091 отказано в передаче дела № А81-968/2015 в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ для пересмотра в порядке кассационного производства.

[5] Определением ВС РФ от 01.11.2018 № 303-ЭС18-17691 отказано в передаче дела № А51-3103/2017 в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ для пересмотра в порядке кассационного производства.