Последствия при получении обществом налоговой выгоды: 54.1 НК РФ

Доначисление налогов – неприятное последствие для любого налогоплательщика, но справедливое наказание для тех, кто преследует цель получения налоговой выгоды, в том числе путем совершения номинальных операций, не имеющих реального смысла и необходимости. Документальное оформление сделки с использованием подписей подставных лиц может обернуться необходимостью уплаты налогов, штрафов и пени, которые в сумме превысят полученную выгоду.

Фабула дела:

Хозяйственное общество-налогоплательщик заявило в суде о необходимости признать недействительным решение налогового органа о доначислении налога на прибыль, НДС, о взыскании штрафов и пени, а также об отмене решения о блокировании расчетного счета компании, которое было принято в качестве обеспечительной меры. Всего налоговая инспекция планировала получить с общества около 11 миллионов: невыплаченные налоги и санкции.

Решение о нарушении было принято по итогам выездной проверки. Общество уменьшило свою налогооблагаемую базу на расходы, произведенные по договорам поставки алюминиевого профиля с двумя поставщиками. Налоговой инспекции удалось доказать, что договоры поставки были номинальными, оформленными исключительно для целей получения налоговой выгоды, реальные поставки не осуществлялись.

Аргументы налоговиков были следующие: у поставщиков отсутствовали необходимые ресурсы для выполнения договоров, документы по сделкам содержат недостоверные сведения, подписаны неуполномоченными лицами, сами поставщики являются номинальными организациями, так как у них отсутствуют операции по счетам, нулевая отчетность, нет в собственности или аренде офисов и складов.

Суд учел позицию налогового органа, и отказал в признании решения налоговой инспекции недействительным.

Судебный акт: решение АС Свердловской области от 15.11.2018 по делу № А60-40095/2018

Выводы суда:

1.  Прибыль рассчитывается как разница между поступлениями и расходами. Расходы должны быть подтвержденными и оправданными: произведенными с целью получения дальнейшей прибыли, что отвечает цели осуществления предпринимательской деятельности.

2.  Презумпция добросовестности, которая применяется к налогоплательщикам, не снимает с компаний обязанности подтверждать обоснованность налоговых вычетов и не допускать искажения информации в документах (ст. 54.1 НК РФ).

3.  Необоснованность извлечения выгоды в сфере налоговых правоотношений наступает в случае, если операция учтена не в соответствии с ее реальным смыслом, то есть образована в отрыве от осуществления непосредственной деятельности налогоплательщиком.

4.  Недобросовестность нельзя презюмировать при наличии какого-то одного из критериев: образование компании незадолго до сделки, установленная вина в нарушении налогового законодательства по другим эпизодам, разовый характер сделки, проведение расчетов между контрагентами через один банк, обнаружение транзитных платежей. Эти критерии могут быть положены в основу вывода о недобросовестности налогоплательщика, если имеется некая совокупность обстоятельств.

5.  Суд установил, что имело место создание фиктивного документооборота с целью занижения налогооблагаемой базы. Уменьшить налоговую базу налогоплательщик мог при совокупности обстоятельств: цель операции – не только извлечение выгоды, контрагент по сделке исполнил свое обязательство. Доказано, что реальной поставки алюминиевого профиля не производилось, то есть одно из условий не выполнено.

6.  Налоговый орган вправе принять обеспечительные меры. Блокировка счетов производится после наложения запрета на отчуждение имущества. Имущество было выявлено и на его отчуждение был наложен запрет, однако стоимость этого имущества не покрывала задолженность налогоплательщика, в этом случае вторым шагом стало приостановление операций по счетам.

Комментарии:

1)  О номинальности компаний, которые выступили в качестве контрагентов для налогоплательщика, свидетельствуют лица, давшие показания на суде: руководители налогоплательщика и этих компаний. Они указали, что не подписывали документы о сделке, акты об исполнении. Руководители поставщиков сообщили, что они отдавали свои паспорта для регистрации компаний и не участвовали в деятельности открытых фирм.

2)  Руководитель налогоплательщика также пояснил, что у его компании есть основной поставщик алюминиевого профиля, профиль они закупают в объемах, достаточных для производства заказанных изделий, остатков не образуется. Вместе с тем, по данным бухгалтерской отчетности на балансе у общества есть остатки профиля. Указанные обстоятельства явно свидетельствуют об обмане и подложности документов о сделке по поставке профиля.

3)  Сомнительным остается вопрос об участии генерального директора налогоплательщика в сделках. Он отрицает необходимость закупки алюминиевого профиля у указанных поставщиков, при этом он как лицо, контролирующее деятельность компании, должен был видеть документы, на основании которых бухгалтер общества проводит налоговые вычеты, он подписывает отчетность. Согласно его показаниям, товар принимал начальник цеха, были еще сотрудники, которые могли ставить подпись на документах.

4)  Таким образом, ряд обстоятельств свидетельствует о фиктивности сделки. Документы были оформлены с целью занижения налогооблагаемой базы путем образования дополнительных расходов, на сумму которых можно уменьшить базу налога. Тем самым компания получила налоговую выгоду, которая не была связана напрямую с предпринимательской деятельностью, более того, все документы были намеренно составлены с единственной целью – получение выгоды, в связи с чем данную выгоду нельзя признать обоснованной.

5)  Приостановление операций по счетам тоже было справедливым последствием признания налогоплательщика виновным в уклонении от уплаты налогов. Налоговый орган выполнил последовательность наложения обеспечительных мер, наложив сначала запрет на отчуждение имущества. Однако стоимость имущества оказалась в разы меньше размера задолженности.