Автор: Жигачев Александр Викторович, кандидат юридических наук, налоговый юрист

Наряду с другими субъектами, российские индивидуальные предприниматели участвуют в отношениях, регулируемых валютным законодательством, в том числе, совершают валютные операции, открывают и используют счета/вклады в иностранных банках и иных иностранных организациях финансового рынка.

Но статус индивидуальных предпринимателей в названных отношениях, по нашему мнению, не всегда однозначен, что в некоторых случаях порождает спорные вопросы, противоречия и неясности.

Далее мы попробуем пояснить свою позицию, рассмотрев некоторые аспекты и примеры.

Статус индивидуальных предпринимателей по валютному законодательству

Федеральный закон № 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле» (далее по тексту – «Закон № 173-ФЗ») не выделяет индивидуальных предпринимателей в качестве отдельных субъектов. При этом в Законе № 173-ФЗ отсутствует норма, которая распространяла бы на индивидуальных предпринимателей положения, применимые к юридическим лицам (как это сделано, например, для целей гражданского законодательства в п. 3 ст. 23 Гражданского кодекса РФ).

С учетом этого, можно сделать вывод, что к индивидуальным предпринимателям применяются нормы Закона № 173-ФЗ, относящиеся к физическим лицам. И, соответственно, не применяются нормы Закона № 173-ФЗ, ориентированные на юридических лиц (несмотря на то, что характер деятельности и операций индивидуальных предпринимателей часто схож именно с деятельностью и операциями юридических лиц).

Отдельно следует напомнить, что индивидуальные предприниматели, имеющие российское гражданство, признаются резидентами для целей Закона № 173-ФЗ (пп. «а» п. 6 ч. 1 ст. 1 Закона № 173-ФЗ). Всегда. При этом не имеет значения, проживает ли такой индивидуальный предприниматель на территории России и посещает ли он в принципе Россию – все равно он будет считаться резидентом для целей Закона № 173-ФЗ (так называемым «валютным резидентом»). Индивидуальный предприниматель, имеющий помимо российского гражданства также гражданство иного государства (двойное гражданство), также является резидентом для целей Закона № 173-ФЗ (такой вывод следует из пп. «а» п. 6 ч. 1 ст. 1 Закона № 173-ФЗ и нормы ч. 1 ст. 6 Федерального закона № 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации»; см. также п. 1.10 Официального разъяснения Банка России от 18.03.2022 № 2-ОР).

Собственно говоря, в части определения резидентства индивидуальных предпринимателей для целей валютного законодательства спорных вопросов, противоречий и неясностей никаких нет. Но определение резидентства напрямую влияет на иные вопросы, которые мы далее рассмотрим1.

Счета/вклады индивидуальных предпринимателей в иностранных банках и иных иностранных организациях финансового рынка

Индивидуальные предприниматели по общему правилу могут свободно открывать счета/вклады в иностранных банках и иных иностранных организациях финансового рынка. Запреты в этой части установлены только для отдельных категорий должностных лиц и служащих, членов их семей и родственников, определенных Федеральным законом № 79-ФЗ «О запрете отдельным категориям лиц открывать и иметь счета (вклады), хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, владеть и (или) пользоваться иностранными финансовыми инструментами», и некоторыми иными федеральными законами для лиц со специальным статусом (если индивидуальный предприниматель к таковым относится).

Но особенность в том, что иностранный счет/вклад может быть открыт именно на физическое лицо, без упоминания статуса индивидуального предпринимателя. При этом по такому счету/вкладу могут проводиться операции, прямо или косвенно связанные с предпринимательской деятельностью индивидуального предпринимателя.

А может быть и обратная ситуация: иностранный счет/вклад открыт на физическое лицо, но в договоре и/или иных документах указывается/упоминается статус индивидуального предпринимателя. При этом по такому счету/вкладу совершаются, в том числе, личные операции физического лица, не связанные с предпринимательской деятельностью индивидуального предпринимателя.

Такая «двоякость» режима владения иностранным счетом/вкладом влечет следующие спорные вопросы и неоднозначные аспекты:

1. Обязанность представления отчетов по иностранным счетам/вкладам предусмотрена в ч. 7 ст. 12 Закона № 173-ФЗ как для юридических лиц – резидентов, так и для физических лиц – резидентов. При этом применительно к юридическим лицам в ч. 7 ст. 12 Закона № 173-ФЗ предусмотрена обязанность представления отчетов по иностранным счетам/вкладам с подтверждающими документами.

Применительно к физическим лицам (к которым, напомним, относятся и индивидуальные предприниматели) в ч. 7 ст. 12 Закона № 173-ФЗ предусмотрена обязанность представления отчетов по иностранным счетам/вкладам, но обязательное представление подтверждающих документов не предусмотрено.

Однако на подзаконном уровне вопрос решается несколько иначе:

Правила, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 28.12.2005 № 819 (ред. от 27.09.2021) (далее по тексту – «Постановление № 819»), предусматривают для юридических лиц – резидентов и для индивидуальных предпринимателей – резидентов обязанность по представлению отчетов по иностранным счетам/вкладам ежеквартально, с подтверждающими документами;

Правила, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 12.12.2015 № 1365 (ред. от 27.09.2021) (далее по тексту – «Постановление № 1365»), предусматривают для физических лиц – резидентов обязанность по представлению отчетов по иностранным счетам/вкладам ежегодно, при этом обязательное представление подтверждающих документов не предусмотрено (подтверждающие документы представляются только если налоговый орган отдельно их запросит – п. 8 Правил, утв. Постановлением № 1365).

Как видим, на подзаконном уровне, для целей представления отчетов по иностранным счетам/вкладам индивидуальные предприниматели приравнены к юридическим лицам (в отличие от Закона № 173-ФЗ, в котором на индивидуальных предпринимателей распространяются нормы, относящиеся к физическим лицам).

На наш взгляд, в рассмотренном аспекте имеет место противоречие между положениями Закона № 173-ФЗ и изданными в соответствии с ним подзаконными нормативными актами. А именно на подзаконном уровне индивидуальные предприниматели приравнены к юридическим лицам, в т.ч. на них распространен соответствующий порядок представления отчетов по иностранным счетам/вкладам – ежеквартально, обязательно с подтверждающими документами (в то время как Закон № 173-ФЗ для индивидуальных предпринимателей этого не предусматривает).

Но дело не только в этом.

Возникает вопрос: на основании каких критериев следует выбрать порядок представления отчетов по иностранным счетам/вкладам (порядок, установленный Постановлением № 819, или порядок, установленный Постановлением № 1365)?

По нашему мнению, если:

а) в договоре и/или иных документах, связанных с открытием иностранного счета/вклада, указывается/упоминается статус индивидуального предпринимателя;

либо

б) по такому иностранному счету/вкладу хотя бы иногда совершаются операции, связанные с предпринимательской деятельностью индивидуального предпринимателя,

то следует представлять отчет в порядке, установленном Постановлением № 819 (т.е. ежеквартально, с подтверждающими документами).

Если же ни один из вышеназванных критериев не выполняется, то следует представлять отчет в порядке, установленном Постановлением № 1365 (т.е. ежегодно, без обязательного представления подтверждающих документов).

2. Поскольку, повторимся, специального регулирования для индивидуальных предпринимателей в Законе № 173-ФЗ не предусмотрено, применяется регулирование, ориентированное на физических лиц.

Соответственно, например, если российский индивидуальный предприниматель преимущественно (более 183 дней в календарном году) проживает за пределами России, он вправе не уведомлять налоговый орган о своих иностранных счетах/вкладах и не представлять отчеты по ним (ч. 7, 8 ст. 12 Закона № 173-ФЗ). Даже если такие иностранные счета/вклады активно используются индивидуальным предпринимателем в предпринимательской деятельности.

Кроме того, при преимущественном проживании индивидуального предпринимателя за пределами России (более 183 дней в календарном году) меняется режим использования иностранных счетов/вкладов. А именно снимаются ограничения по зачислению/получению денежных средств на иностранные счета/вклады (см. ч. 8 ст. 12 Закона № 173-ФЗ) (конечно, если при этом не совершаются запрещенные валютные операции между резидентами и не нарушается требование о репатриации денежных средств).

На наш взгляд, такое регулирование выглядит несколько странным, поскольку ставит индивидуальных предпринимателей в принципиально иное положение в сравнении с юридическими лицами (несмотря на то, что предпринимательская деятельность индивидуальных предпринимателей и юридических лиц часто схожа по характеру и масштабам). Но упомянутые выше положения ч. 7, 8 ст. 12 Закона № 173-ФЗ буквально читаются и толкуются именно так.

Валютные операции российских индивидуальных предпринимателей

Отсутствие в Законе № 173-ФЗ специального регулирования, ориентированного на индивидуальных предпринимателей (и, как следствие, применение регулирования, ориентированного на физических лиц), влечет некоторые неоднозначные (а иногда прямо-таки парадоксальные) аспекты регулирования валютных операций индивидуальных предпринимателей.

Продемонстрируем эту позицию на одном из весьма наглядных примеров.

Например, при продажах индивидуальным предпринимателем товаров (работ, услуг), даже если такие продажи происходят на территории России, в числе покупателей может оказаться иностранный гражданин, не имеющий российского вида на жительства.

Если буквально читать и толковать положения Закона № 173-ФЗ, то получается, что российский индивидуальный предприниматель, осуществляя наличный расчет с таким иностранным гражданином, – совершает незаконную валютную операцию (даже если расчет осуществляется российскими рублями, а товары (работы, услуги) приобретаются иностранным гражданином для личных/семейных нужд). И, соответственно, индивидуальному предпринимателю в этом случае грозит ответственность за незаконную валютную операцию по ч. 1 ст. 15.25 КоАП РФ в виде штрафа в размере до 40% суммы такой операции.

Почему?

Все просто:

1. Как мы уже упомянули выше, индивидуальный предприниматель, имеющий российское гражданство, является резидентом для целей валютного законодательства (пп. «а» п. 6 ч. 1 ст. 1 Закона № 173-ФЗ).

Напротив, иностранный гражданин, не имеющий российского вида на жительства, признается нерезидентом для целей валютного законодательства (пп. «б» п. 6, пп. «а» п. 7 ч. 1 ст. 1 Закона № 173-ФЗ).

2. Любые расчеты между валютным резидентом и валютным нерезидентом являются валютной операцией, даже если они совершаются в российских рублях (пп. «б» п. 9 ч. 1 ст. 1 Закона № 173-ФЗ).

3. Да, валютные операции между валютным резидентом и валютным нерезидентом по общему правилу осуществляются без ограничений (ст. 6 Закона № 173-ФЗ). Но валютные резиденты – физические лица (к которым, напомним, относятся и индивидуальные предприниматели) должны совершать расчеты при осуществлении валютных операций по общему правилу через банковские счета (ч. 3, 4 ст. 14 Закона № 173-ФЗ), т.е. наличные расчеты при осуществлении валютных операций по общему правилу недопустимы.

Предусмотрены некоторые исключения из вышеприведенного требования (см., в частности, положения ч. 3 ст. 14 Закона № 173-ФЗ). Но для рассматриваемой нами ситуации (реализация российским индивидуальным предпринимателем товаров (работ, услуг) в адрес иностранного гражданина, не имеющего российского вида на жительства) – исключений не предусмотрено. Таким образом, наличные расчеты в этой ситуации недопустимы.

Для сравнения отметим, что применительно к юридическим лицам – резидентам Закон № 173-ФЗ позволяет в аналогичной ситуации осуществлять наличные расчеты за товары (работы, услуги), приобретаемые нерезидентом для личных/семейных нужд (см. абз. 3 ч. 2 ст. 14 Закона № 173-ФЗ).

То есть для юридических лиц исключение предусмотрено, а для индивидуальных предпринимателей – нет. Складывается впечатление, что про индивидуальных предпринимателей, применительно к рассматриваемой ситуации, законодатель просто забыл.

Как индивидуальным предпринимателям соблюсти вышеприведенные требования Закона № 173-ФЗ – не вполне понятно.

Не будет же индивидуальный предприниматель, например, у каждого покупателя в своем магазине при осуществлении наличного расчета проверять наличие российского гражданства или вида на жительство! Это совсем уж абсурдный вариант.

Конечно, можно попытаться заявить об отсутствии вины индивидуального предпринимателя при совершении таких незаконных валютных операций (ст.ст. 2.1, 2.2 КоАП РФ) или о малозначительности административного правонарушения (ст. 2.9 КоАП РФ). Но применение таких положений зависит от оценки и субъективного усмотрения правоприменителя. А это уже, как говорится, совсем другая история…

Прим.: интересно рассмотреть судебную практику по данному вопросу, в т.ч. дошедшую до Верховного Суда РФ.

Суды нередко поддерживают привлечение индивидуальных предпринимателей к ответственности по ч. 1 ст. 15.25 КоАП РФ за совершение незаконных валютных операций – наличных расчетов – при продажах в адрес физических лиц – нерезидентов. При этом в качестве одного из аргументов судами часто обращается внимание на отсутствие признаков приобретения товаров (работ, услуг) для личных/семейных нужд нерезидента (см., например: Постановления Верховного Суда РФ от 20.10.2015 № 302-АД15-12802 по делу № А74-6711/2014, от 07.09.2015 № 302-АД15-10017 по делу № А74-6719/2014, от 07.09.2015 № 302-АД15-10046 по делу № А74-6710/2014, от 04.09.2015 № 302-АД15-7697 по делу № А74-6846/2014, от 24.08.2015 № 302-АД15-6606 по делу № А74-7181/2014, от 10.08.2015 № 302-АД15-8633 по делу № А74-4790/2014). Хотя в действительности, даже при приобретении нерезидентом товаров (работ, услуг) для личных/семейных нужд, реализующий такие товары (работы, услуги) индивидуальный предприниматель (резидент) согласно ч. 3 ст. 14 Закона № 173-ФЗ тоже не вправе осуществлять наличные расчеты.

Отметим, применительно к рассматриваемой ситуации, имеется и противоположная судебная практика – о непривлечении индивидуальных предпринимателей к ответственности (см., например: Постановление Верховного Суда РФ от 25.03.2015 № 302-АД14-4826 по делу № А74-3374/2014).

Рассмотрим далее другой пример, демонстрирующий, по нашему мнению, «недоурегулированность» валютных операций индивидуальных предпринимателей.

Закон № 173-ФЗ содержит ряд норм, разрешающих юридическим лицам – резидентам совершать со своими сотрудниками – резидентами валютные операции (в т.ч. в иностранной валюте), связанные с оплатой труда, если такие сотрудники работают (выполняют свою трудовую функцию) за пределами России (см., например, п. 26 ч. 1 ст. 9, п. 2 ч. 6.1 ст. 12, абз. 8 ч. 2 ст. 14 Закона № 173-ФЗ).

В отношении индивидуальных предпринимателей Закон № 173-ФЗ таких разрешающих норм не содержит.

Но ведь у индивидуального предпринимателя тоже могут быть сотрудники, выполняющие свою трудовую функцию за пределами России (например, в качестве представителей при проведении переговоров, исполнении договоров и т.д. с иностранными контрагентами индивидуального предпринимателя). Почему же Закон № 173-ФЗ не предусмотрел для индивидуальных предпринимателей право совершать с такими сотрудниками валютные операции, аналогично тому, как это предусмотрено для юридических лиц?

Как говорится, вопрос без ответа.

Отметим также, что совершение индивидуальными предпринимателями некоторых валютных операций может быть блокировано не в связи с «недоурегулированностью» таких операций в валютном законодательстве, а в связи с особенностями режима банковского счета индивидуального предпринимателя.

Например, если индивидуальный предприниматель пожелает совершить разрешенную валютную операцию по переводу иностранной валюты со своего счета в российском банке на счет своего супруга или близкого родственника в иностранном банке (п. 17 ч. 1 ст. 9 Закона № 173-ФЗ), то расчетный счет индивидуального предпринимателя для этих целей может не подойти (и, соответственно, банк может отказать в проведении такой операции с расчетного счета). Дело в том, что расчетные счета открываются индивидуальным предпринимателям для совершения операций, связанных именно с предпринимательской деятельностью, а не для личных операций (п. 2.2 Инструкции Банка России от 30.06.2021 № 204-И (ред. от 10.04.2023) «Об открытии, ведении и закрытии банковских счетов и счетов по вкладам (депозитам)»).

Применение к индивидуальным предпринимателям специальных экономических мер

В последнее время в сфере валютного регулирования было принято много так называемых специальных экономических мер. Большинство таких мер были введены актами Президента РФ и Центрального Банка РФ.

Нужно отметить, что и в рамках специальных экономических мер статус индивидуальных предпринимателей не всегда находит логичное отражение.

Например, нормой пп. «б» п. 4 Указа Президента РФ от 08.08.2022 № 529 отменено требование об обязательности формы расчетов (абз. 1 ч. 2 ст. 14 Закона № 173-ФЗ) при осуществлении внешнеторговой деятельности и (или) при предоставлении и возврате займов. Но фактически это послабление касается только юридических лиц, поскольку упомянутая норма абз. 1 ч. 2 ст. 14 Закона № 173-ФЗ относится именно к ним, а формы расчетов физических лиц (к которым относятся и индивидуальные предприниматели) строго регулируются иной нормой – ч. 3 ст. 14 Закона № 173-ФЗ.

Такое регулирование вызывает вопросы, ведь индивидуальные предприниматели, наравне с юридическими лицами, также осуществляют внешнеторговую деятельность и заключают договоры займа. Почему же их поставили в неравное с юридическими лицами положение?

Общий вывод:

По нашему мнению, статус индивидуальных предпринимателей в валютных правоотношениях не вполне однозначен, что в отдельных случаях порождает спорные вопросы, противоречия и неясности. Некоторые аспекты и примеры мы рассмотрели в настоящей статье.

Конечно, отчасти это связано с изначальной «двоякостью» статуса индивидуального предпринимателя (с той точки зрения, что не всегда его средства и операции можно четко разграничить на личные и предпринимательские).

Но в большей степени, по нашему мнению, такая ситуация сложилась в связи с «недоурегулированностью» статуса индивидуальных предпринимателей в валютном законодательстве.


1. Далее по тексту под понятиями «резидент», «нерезидент» мы понимаем именно резидентов/нерезидентов для целей валютного законодательства (т.е. «валютных резидентов», «валютных нерезидентов»), а не налоговых резидентов/нерезидентов.

По вопросам консультирования и юридической помощи обращайтесь – azhigachev1982@mail.ru