Руководитель
Центра структурирования бизнеса и налоговой безопасности
Консалтинговой группы «Ардашев и партнеры»,
Ярослав Савин

Подготовлено для журнала «Екатеринбург»
(издательский дом «Стольник») 06-07.2009 г.
Авторская версия.

Вопросы налоговых последствий хозяйственной деятельности всегда были болезненными для бизнеса, особенно для малого и среднего, а учитывая российскую специфику его организации, еще и самыми интимными. Однако, чтобы далее продолжать тему налоговой безопасности на фоне последних тенденций в налоговой политике, сразу оговорюсь: это вопросы не юридические, а управленческие и экономические, характеризующиеся такими категориями, как рациональность, взвешенность и дальновидность.

Действие первое: формальное. Изменения в налоговом законе.

События последних девяти месяцев, похоже, не дали российскому бизнесу «новой жизни», несмотря на «антикризисные меры» руководства страны. Да, действительно, принятые за указанный отрезок времени поправки в налоговое законодательство занимают 15 страниц текста 9-ым шрифтом. Их десятки. Но чуда так и не произошло.

Изменения, в основном, касаются двух моментов. Первый - это уточнения технического характера в процедуры налогового контроля и привлечения к налоговой ответственности (в части последнего ужесточены меры по отношению к банкам и ликвидированы некоторые пробелы, позволявшие банкам не исполнять решения налоговых органов о взыскании сумм налогов). Второй – «подстроечные» нормы в части отдельных налогов, учитывающие объективно сложившуюся судебную практику и, в некоторой части, реагирующие на изменившуюся экономическую действительность (например, увеличена норма отнесения на расходы процентов по долговым обязательствам до 1,5 ставок рефинансирования ЦБ РФ). Последние помогут крупному и специфическому бизнесу снизить размер налоговых отчислений благодаря тонкой настройке хозяйственной деятельности – скажется эффект масштаба.

Однако повторюсь: чуда не произошло. Самые заметные из нововведений:

- рассрочка на уплату НДС (на фоне увеличенного до «квартала» налогового периода – очень приятное изменение),

- изъята необходимость перечислять НДС отдельным поручением при взаимозачетах,

- введение ставки 20% по налогу на прибыль,

- увеличен размер амортизационной премии для некоторых основных средств,

- исключен понижающий коэффициент амортизации для автомобилей стоимостью свыше 600 тысяч рублей.

Для малого бизнеса, применяющего в основном упрощенную систему налогообложения, будет интересно, что:

- установлена возможность для субъектов федерации уменьшить ставку по УСН (на объекте «доходы минус расходы») до 5%, а субъектам малого бизнеса менять объект налогообложения ежегодно;

- полученный убыток от деятельность можно списывать весь, а не 30%, как было ранее;

- декларацию теперь надо сдавать только 1 раз в год.

Самый существенный подарок «упрощенцам» сделал Высший арбитражный суд, своим постановлением давший «зеленый свет» последовательному применению индексов-дефляторов при расчете предельного размера выручки при УСН, что увеличило его до 58 млн. рублей в год.

С другой стороны, самый больной вопрос – НДС – так и остался не тронутым. От идеи снижения ставки налога вроде и не отказываются, но обсуждение этого вопроса далее не продвигается (решили пока отложить).

Впрочем, и возможность снижения ставки по УСН до 5% для предпринимателей Свердловской области остается лишь умозрительной возможностью – соответствующий закон в Свердловской области так и не принят. В лучшем случае она «светит» представителям аграрного сектора и лесообрабатывающей промышленности. Напомню, что возможностью снизить ставку воспользовались почти два десятка регионов, включая наших соседей, что конкурентоспособности нашим предпринимателям явно не добавляет.

Снижение ставки налога на прибыль до 20% также волнует далеко не каждого. Значительная часть предприятий показали убытки за 2008 год и планируют их в 2009-ом.

Итак, действие первое заканчивается. Налоговых каникул для российского бизнеса не будет. Занавес.

Действие второе: Папа денег не дает, сына деньги сам возьмет.

Теперь давайте оглядимся вокруг. Чем занят бизнес в эти последние 9 месяцев.

Согласно исследованию международной организации «Грант Торнтон Интернешнл», проведенному среди средних предпринимателей 36 стран мира [1], самым популярным инструментом для повышения прибыльности в условиях кризиса является «инновации в продукцию». Обращаю внимание, что речь идет об уже опробованных, то есть уже давших результат мероприятиях.
Что же касается России, то картинка здесь иная. Так, в Москве самым популярным инструментом стала «новая система управления», в Санкт-Петербурге – «инновации», В Нижнем Новгороде – «повышение производительности», а в Екатеринбурге - … «ценовая политика», т.е. скидки, распродажи и специальные предложения. Не густо и без фантазии.
Как признаются наши клиенты, «…учитывая настроения местного рынка, приходится делать скидки до, в процессе и после переговоров».

Кроме того, не будем забывать и о фоне «ценовых игр» - закредитованности бизнеса (доля кредитов в активах составляет до 80-90%, а оборотные средства и вовсе у каждого пятого полностью кредитные) и цене тех самых кредитов (до 24% годовых).

В таких условиях очевидным решением, обеспечивающим возможность снижения цен, бизнесменам видятся: сокращение расходов на персонал и снижение налоговой нагрузки. Причем последнее – до неприличного (с позиции государства) уровня.

Многие предприниматели, пытаясь выжить в таких непростых условиях, вынимают главный и отчасти уже позабытый козырь российского бизнеса – «однодневки», разбавленные липовым «аутсорсингом». Тем заманчивее этот путь кажется бизнесу, чем более последний уверует, что все потом можно «списать» на кризис: и резкое падение фонда оплаты труда, и нетипичные цены, и банкротство (порой преднамеренное).

Поверьте, мы разделяем ваше желание предпринять хоть какие-то меры по снижению НДС и ЕСН. Больше того, мы действительно эксплуатируем «кризис» как основание к проводимым реорганизационным мероприятиям, имеющим целью среди прочего и налоговую оптимизацию. Однако это тонкая работа, а не слепое копирование давно всем известных, а значит, и подозрительных инструментов.

Впрочем, справедливости ради отмечу, что часть крупного и среднего бизнеса, уже попадавшегося на эту удочку, действует более аккуратно, предлагая консультантам увязать реальные мероприятия экономического характера, совершенствование системы управления и налоговую оптимизацию.

Занавес…

Действие третье: концептуальное.

Однако вернемся к налоговой политике, которая, как известно, изменениями в законе не ограничивается, в продолжение разговора о том, что ждет бизнес в течение 2009 года, приведу всего две цифры.

Во-первых, дефицит бюджета открыто прогнозируется на уровне 7% ВВП. Показатель не катастрофический, но жутковатый.

Во-вторых, сам ВВП обещает отрицательный рост в размере 9%.

О чем это свидетельствует, догадаться не сложно. «Антикризисные» меры правительства явно социальной направленности необходимо не только объявлять, но и исполнять. Первая цифра указывает на то, что сейчас денег на это уже не хватает. Вторая – что экономика страны, играя по старым правилам, эти средства не сгенерирует.

Выход очевиден – дополнительные налоговые поступления.

Видимой части поиска этого выхода мы все уже стали свидетелями. Я имею в виду «нервные» предложения по введению налога на недвижимость, для которого не было условий в течение 10 лет, а теперь вдруг они появились. Я имею в виду проект налога на финансовые операции в размере 0,5% с каждого перечисления, отказ от ускоренного возмещения НДС и возврат к трехмесячному сроку, а также увеличение срока для взыскания налогов с одного года до трех.

Но есть и подводная часть айсберга. Сам налоговый контроль. Если еще в конце 2008 года прошло негласное указание «не трогать спецрежимников», то уже ко второму кварталу 2009 года от этой идеи отказались. За последнее время резко возросла доля отказов по возмещению НДС. Стремительно увеличивается количество решений налоговых органов, содержащих констатацию «извлечения необоснованной налоговой выгоды». При этом с уверенностью могу утверждать, что налоговые органы «цепляют» те факты, на которые ранее внимания не обращали. Да и подготовка материалов проверок и их глубина заметно улучшаются.

Иными словами многое прямо или косвенно указывает на стабильное ужесточение налогового контроля. Это такой же факт, как то обстоятельство, что солнце встает на востоке. Необходимо принимать как данность.

Действие четвертое: заключительное.

Что примечательно в разрезе сказанного: похоже, что кризис действительно навсегда изменит бизнес. Похоже, что его уральскому сегменту предстоит сделать больше, чем всем остальным. И похоже, что для кого-то кризис станет необходимым и достаточным условием для структурирования бизнеса, в том числе в целях налоговой безопасности, а для кого-то камнем преткновения.

Что ж, все только начинается.



[1] Источник – Экономика и жизнь, №16 (9282) за 24.04.2009