Владивостокский нотариус больше семи лет не платила НДФЛ. Налоговая инспекция не только взыскала с нее почти трехмиллионную недоимку, но и лишила лицензии за нарушение присяги и законодательства РФ. Верховный суд разбирался, может ли ИФНС брать на себя функции нотариальных палат: по закону требовать через суд прекратить деятельность нотариуса могут только они. 

Лариса Маслова стала нотариусом в 1994 году и больше двадцати лет проработала во Фрунзенском районе Владивостока. Претензии к ней возникли у районной ИФНС: Маслова больше семи лет, в период с 2005 по 2012 годы не платила НДФЛ. Решениями Фрунзенского райсуда (дела № 2-402/2013, № 2-2100/2012, № 2-1274/2012, № 2-4393/2011, № 2-1023/2011) с нотариуса взыскана недоимка по налогам и пени в общей сумме порядка 2,99 млн руб., начато исполнительное производство. Но долг она выплачивать не торопилась, говорила, что налоговая учла не все поступления, а некоторые суммы требует выплатить дважды. Тогда ИФНС снова обратилась в суд. На этот раз, опираясь на ст. 17 Основ законодательства о нотариате (ответственность нотариуса), инспекция требовала прекратить деятельность Масловой как частнопрактикующего нотариуса в связи с совершением ею действий, противоречащих законодательству РФ. Также заявитель полагал, что уклонение от уплаты налогов нарушает данную нотариусом присягу. В конце декабря 2012 года Фрунзенский райсуд отказался принимать исковое к производству, посчитав налоговый орган ненадлежащим заявителем. С ним согласилась и апелляционная инстанция, но в июле следующего года Президиум Приморского краевого суда постановил направить иск в суд первой инстанции со стадии принятия к производству. Судья Наталья Юсупова 13 декабря 2013 года отказала в удовлетворении требований ИФНС (дело № 2-4246/2013), решение устояло в апелляции, но кассация направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (дело № 2-5315/2014).

Не платишь налоги – лишаешься лицензии?

Судья Лариса Храмцова рассмотрела исковое заявление ИФНС 24 ноября прошлого года. Представитель Масловой, возражая против заявленных требований, указал, что по закону нотариус может быть лишен лицензии за совершение противоправных действий. А неуплата налогов, по его мнению, это наоборот – "бездействие". Кроме того, факт взыскания с нотариуса налога и пени, как считает представитель, не является доказательством совершения налогового правонарушения. К тому же на момент рассмотрения дела ответчик выплатил основную задолженность по налогам (что подтверждалось документами), осталось лишь уточнить размер оставшейся к выплате пени. Еще одним его доводом было то, что у налогового органа отсутствует право на обращение в суд с указанным заявлением, поскольку это прерогатива нотариальных палат.

Суды пришли к выводу о несоблюдении Масловой действующего налогового законодательства, выразившегося в неуплате налогов в течение семи лет. А также посчитали, что допущенные ею нарушения несовместимы с занимаемой должностью нотариуса, что и послужило основанием для лишения её права нотариальной деятельности, согласно ч. 3 ст. 17 Основ законодательства о нотариате – за совершение действий, противоречащих законодательству РФ. "Нарушение закона может происходить как в форме действия, так и бездействия, поэтому ссылки на то, что ответчиком совершено бездействие, не опровергают вывод суда о нарушении ответчиком законодательства. То обстоятельство, что в настоящее время ответчиком исполняются решения суда по взысканию налога и пеней, не освобождает ее от ответственности", указано в решении суда.

Суд первой инстанции с учётом положений указанной нормы и их толкования, данного президиумом Приморского крайсуда в кассационных определениях по делу, сделал вывод о том, что ИФНС по Фрунзенскому району Владивостока как специализированный госорган, осуществляющий контроль и надзор в сфере налоговых правоотношений, была вправе требовать лишения Масловой лицензии. Он обосновал это тем, что налоговые органы в рамках предоставленных им полномочий осуществляют контроль за соблюдением нотариусами налогового законодательства, и в случае совершения нотариусом действий, противоречащих законодательству РФ, его деятельность может быть прекращена по заявлению уполномоченных органов, в том числе налоговых.

Храмцова удовлетворила требования налоговой инспекции. С приведёнными выводами согласился и суд апелляционной инстанции. Нотариус обжаловала решение в кассации, обратившись в этот раз не в Президиум краевого суда, а в ВС РФ (дело № 56-КГ15-23).

ИФНС как ненадлежащий заявитель

Тройка судей под председательством Светланы Фролкиной рассмотрела заявление Масловой 18 января текущего года и вынесла новое определение, отменив акты предыдущих инстанций. В основу новой позиции по делу легло всего одно, но существенное нарушение.

Проанализировав нотариальное и налоговое законодательство РФ, коллегия пришла к выводу, что "обращение в суд с заявлением о прекращении деятельности нотариуса, занимающегося частной практикой, является исключительной компетенцией нотариальных палат". Согласно Основам законодательства РФ о нотариате, именно эти органы контролируют исполнение частнопрактикующими нотариусами своих профессиональных обязанностей и лишь они имеют право обращаться в суд с ходатайствами о лишении их права нотариальной деятельности за нарушение законодательства (что сказано в п. 5 ст. 12 Основ). Налоговое же законодательство не предусматривает для налоговых органов, в рамках осуществления ими контрольных и надзорных функций, права требования прекращения деятельности нотариуса посредством обращения в суд с соответствующим иском. Таким образом, ИФНС была вправе взыскать с Масловой недоимку по налогам, но не могла заявлять требования о лишении ее лицензии, указал ВС на ошибку нижестоящих судов.

Сделанный ими вывод противоречит не только Основам законодательства о нотариате, но и позиции Конституционного суда РФ, высказанной в определении от 8 декабря 2011 года № 1714-0-0, которая также гласит, что принимать решение о начале процедуры по лишению нотариуса права практиковать могут только нотариальные палаты. "Наделяя нотариальные палаты контрольными полномочиями в отношении нотариусов, занимающихся частной практикой, законодатель тем самым признаёт, что именно нотариальные палаты должны оценивать степень и характер нарушений, допущенных нотариусом, и определять в пределах своих полномочий меру дисциплинарной ответственности или инициировать в суде процедуру лишения нотариуса права нотариальной деятельности. Следствием этого является невозможность обязать нотариальную палату принять то или иное решение по этому вопросу", считает КС РФ.

Верховный суд отменил предыдущие акты по делу и вернул нотариуса Маслову в профессию. "Мы согласны с решением ВС. Ждали его и были в курсе дела. Лишать права нотариальной деятельности может только нотариальная палата", – прокомментировала определение ВС пресс-секретарь Федеральной нотариальной палаты Марина Кравченко.