В последнее время появились случаи, когда налоговики доначисляют НДФЛ, исходя не из информации о доходах налогоплательщика, а на основе его трат. Это стало обычным, в частности, в Белгородской области. При этом суды общей юрисдикции в двух инстанциях поддерживают в этом вопросе налоговиков.

"Насколько мне известно, подобная практика за пределы Белгородского судебного округа не вышла, - сообщил Дмитрий Мануйлов, юрист налоговой практики, референт государственной гражданской службы РФ 3 класса. - Однако как минимум по двум таким делам (№ 33-2914/2013 и № 33-3283) Верховный Суд в январе и в сентябре 2014 года отказал в передаче жалоб для рассмотрения в судебном заседании гражданской коллеги. Подобное поведение ВС может послужить сигналом для налоговых органов иных субъектов".

К примеру, женщина в декретном отпуске по уходу за ребенком приобрела автомобиль. Инспекция, выявив этот факт и установив непредставление сведений о доходах, послуживших источником для покупки авто, доначислила НДФЛ расчетным методом. Гражданка пояснила, что доходов на момент приобретения автомобиля не имела, но транспортное средство является общим имуществом, приобретенным за счет средств супруга, имеющего постоянные доходы, а также при помощи родственников, имеющих задекларированные доходы, и за счет заемных средств. В обоснование достаточности этих поступлений были представлены копия договора процентного займа, оформленного супругом, а также справки по форме 2-НДФЛ родителей налогоплательщика. Сумма этих денежных средств позволяла приобрести автомобиль.

Однако суды (дело № 33-396/2014 (№ 33-4952/2013)) указали на неубедительность этих доказательств, отметив, что не доказано расходование средств именно на приобретение автомобиля. Следует отметить, что несмотря на то, что автомобиль приобретен в браке, суды признали правомерным взыскание недоимки по НДФЛ только с супруги, поскольку она является приобретателем автомобиля.

В другом деле (№ 33-4606/2014) физлицо Г. также приобрело автомобиль в 2011 году, не задекларировав доходы. Г. пояснил, что автомобиль приобретен с использованием средств от продажи квартиры на Украине в 2002 году (которые были переведены в доллары США), средств, подаренных его тетей в 2001 году, а также средств, переданных ему отцом, который проживает на Украине, работает, получает пенсию и имеет доход "выше прожиточного минимума".

Однако суды также признали эти доводы неубедительными, указав на уклонение Г. от уплаты НДФЛ. Суды отметили, что расчетный путь определения сумм налогов, примененный инспекцией, является средством защиты интересов бюджета от недобросовестных действий налогоплательщиков и направлен на соблюдение баланса частных и публичных интересов. По мнению судов, Г. не доказал, что денежные средства, полученные от продажи квартиры и родственников, были использованы именно для приобретения автомобиля

В другом деле (№ 33-5203/2014) физлицо Х., являющееся директором компании, предоставило последней заем. Инспекция установила, что Х. не была предоставлена декларация об источниках получения денежных средств, внесенных в кассу компании, за вычетом задекларированных доходов. Возражая против доначисления НДФЛ расчетным методом, Х. указал на получение займа по договору с третьим лицом. Однако суды также отклонили эти доводы как неубедительные.

В том же Белгородском областном суде рассматривалось и еще одно аналогичное дело (№ 33-5096/2014). Физлицо Ш. - директор компании - предоставило ей заем. Инспекция установила, что доходы Ш. – это заработная плата и пенсия, и предложила представить документы, подтверждающие получение дохода на сумму, превышающую заработную плату и пенсию, декларацию о доходах по форме 3-НДФЛ, а также уплатить НДФЛ. В ответ были представлены письмо отца Ш. о безвозмездной передаче определенной суммы в долларах США и договор займа с третьим лицом. Суды указали, что факт получения ответчиком денежных средств от отца неубедителен, также как и получение средств по договору займа. Суды обратили внимание на отсутствие доказательств обмена долларов на рубли. Кроме того, по мнению судов, не доказано, что именно указанные денежные средства внесены в кассу компании. 

В перечисленных выше делах, апелляционные определения по которым приняты в течение 2014 года, суды не поясняют, посредством каких норм связаны расходы с доходами, и за какой период следует учитывать доходы, только указывают (со ссылками на статьи 209, 210, 224, 228, 229 НК), что налогоплательщики самостоятельно должны декларировать свои доходы, исчислять и уплачивать с них НДФЛ в бюджет. Относительно представленных договоров займов суды не только указали на отсутствие доказательств расходования средств именно в указанных направлениях, но и, к тому же, сочли факты получения займов (которые брались у физлиц) неподтвержденными. Суды ссылались на отсутствие доказательств получения ответчиками денежных средств, а также на отсутствие сведений о доходах займодавца с целью доказывания наличия у него реальной возможности передать денежные средства в долг.

Тенденция в том же округе продолжилась и в текущем году. Согласно материалам дела № 33-815/2015 гражданка приобрела два автомобиля, не имея, при этом, дохода за два последних года. Суды отклонили ссылку гражданки на целевой кредитный договор (в этом случае даже взятый в банке), на доход от продажи транспортного средства и двухкомнатной квартиры (поскольку этот доход был получен только в следующем году), показания ее дочери, пояснившей, что автотранспорт был приобретен за ее счет. Суды отметили, что приобретению имущества должно предшествовать получение какого-либо дохода, с которого законодательством предусмотрена уплата налога. Кстати, в апелляционном определении НДФЛ почему-то вопреки действующему законодательству назван "подоходным налогом".

Еще одно дело - № 33-376/2015. Установив факт покупки автомобиля,стоимостью больше дохода за последний год, инспекция на эту разницу доначислила физлицу НДФЛ. В этом случае суды отклонили доводы налогоплательщика о приобретении автомобиля, в том числе, за счет денежных средств, безвозмездно переданных матерью, сыновьями и невесткой, сумм, вырученных от продажи сельскохозяйственной продукции, выращенной в личном подсобном хозяйстве, а также полученных по договору займа с другим физлицом. Суды указали, что для освобождения от налогообложения доходов от продажи сельхозпродукции налогоплательщик должен представить в ИФНС документ, выданный органом местного самоуправления, правлением садоводческого-огороднического объединения, подтверждающий, что продаваемая продукция произведена налогоплательщиком на принадлежащем ему или членам его семьи земельном участке, используемом для ведения личного подсобного хозяйства без привлечения наемных работников.

"В этих делах бросается в глаза то, как налоговые органы и суды определяют доход, с которого нужно уплатить налог, - отметил Дмитрий Мануйлов. - Согласно их логике, если налогоплательщик приобрел какое-либо имущество, то цена, за которое он приобрел это имущество, является его доходом, с к которого нужно уплатить налог. Однако такой подход не основан на законе. По смыслу п. 7 ст. 3 НК действует презумпция добросовестности налогоплательщиков. В этой связи для взыскания недоимки именно налоговый орган должен доказать неуплату налога, а не требовать с налогоплательщика доказательств уплаты налога с цены, за которую приобреталось имущество. При этом вызывает недоумение, что суды не принимают доказательства приобретения имущества не на личные средства, а на привлеченные: договоры займа, кредитные договоры с банками, факты получения денежных средств на покупку конкретного имущества от родственников. Складывается ощущение, что суды, рассматривая соответствующие дела, придерживаются фискального уклона".