Тришин В.Н., www.trishin.ru, mail@trishin.ru

(Статья напечатана в журнале «Символ науки», 2016, №1)

Свою статью «О недостоверности оценок стоимости предприятий. Что с этим делать?», см. http://www.audit-it.ru/articles/appraisal/a109/610686.html, я направил на рассмотрение президенту Российской академии наук академику Фортову В.Е. В ответном письме, подписанном начальником отдела общественных наук РАН, заместителем академика-секретаря Отделения общественных наук по научной работе, д.э.н., профессором Аносовой Л.А., отмечается, что

«Ваша статья рассмотрена по существу специалистами Центрального экономико-математического института РАН, имеющими опыт работы в оценочной деятельности и хорошо знающими сложившуюся там ситуацию. Ваша критика ситуации в оценочной деятельности в основном справедлива, однако предлагаемые решения несколько наивны. Они хорошо известны в профессиональном сообществе оценщиков, многократно обсуждались и вызывали критику по причине слабой доказательной базы. Какие-либо действия РАН по их реализации неуместны».

Хочу отметить точность определения Людмилой Александровной Аносовой опыта неназванных специалистов ЦЭМИ: опыта не в оценке, - а ТАМ, в ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

К письму прилагалось якобы «Заключение Центрального экономико-математического института РАН» (настоящие заключения подписываются либо директором института, либо его замом) - в реальности заключение не ЦЭМИ, а с.н.с. Лаборатории экспериментальной экономики ЦЭМИ РАН, к.э.н. О.В. Тевелевой (см. http://www.cemi.rssi.ru/structure/science_divisions/lab102.php, где работает и д.э.н., Председатель Экспертного Совета РОО Ю.В. Козырь),

Тевелева является также техническим руководителем журнала СМАО «Оценочная деятельность». Кстати, её журнальные руководители, см. http://smao.ru/files/magazine/2013/SMAO_ebull_01_book_.pdf, они же и руководители СМАО, д.э.н., проф. М.А. Федотова и её невестка Ю.В. Усова упомянуты в тексте статьи как главные лоббисты иностранных интересов в российской оценке.

Надо, по-видимому, понимать, что ответ от имени РАН писался именно на основе этого заключения.

«Заключение ЦЭМИ» поистине бесподобно, поэтому я и размещаю его в Интернете для ознакомления с ним профессионалов-оценщиков. Там все мысли по-своему интересны и в большинстве своем кривозеркальны по отношению к статье, но особо хочу отметить высказывание рецензента о якобы достоинстве чувствительности (неустойчивости) вычислительных методов (напомню, что институт, где служит рецензент О.В. Тевелева, с математическим уклоном):

Рецензент: «На стр. 5-6 представлена критика метода дисконтированных денежных потоков (DCF). Основным недостатком метода называется его большая чувствительность к ключевым прогнозируемым параметрам цены реализации продукции и объема выпуска предприятия. Однако, вряд ли такую чувствительность можно назвать недостатком. Скорее, это достоинство данного метода.».

И кем именно «основным недостатком (достоинством???) метода DCF называется»? В моей статье неустойчивость (чувствительность) - это второй в списке 6-ти недостатков метода DCF при оценке крупных предприятий, и все они «основные». На остальные недостатки метода рецензента, видно, не хватило… Замечу, что, если говорить только о неустойчивости, в моих статьях критикуется использование метода ДДП в облегчённом варианте для оценки именно крупных предприятий, особенно когда доля себестоимости продукции в валовой прибыли относительно большая – в этом случае неустойчивость расчётов существенно велика; рецензент же пытается приписать мне отрицание вообще метода ДДП.

На этом ответ на «заключение ЦЭМИ» можно было бы и закончить, но прокомментирую и другие рецензентские «мысли».

Рецензент. «Статья строится на том, что стоимость крупнейших российских предприятий занижена в 2 раза по международным стандартам оценки (стр. 1) или в десятки раз (стр. 1).

Рецензент ошибается, на самом деле в статье на стр. 1 говорится о «недостоверности стоимостных бухгалтерских характеристик основных средств предприятий (которые иногда бывают занижены в десятки раз из-за различных причин)».

Рецензент: «В статье денежный поток называется «прогнозируемым», но на самом деле он ожидаемый, то есть поток, который ожидает инвестор или собственник от бизнеса в будущем. На основании ожиданий он и определяет стоимость, которую он готов заплатить «сейчас» (определяет стоимость оценщик, а готов якобы инвестор, - но готов ли??? – В.Т.), чтобы иметь возможность получения этих потоков в будущем. Чем больше ожидания, тем больше и стоимость предприятия. Точность прогноза тут неуместна.» (почти по-воробьяниновски: «Я думаю, что торг здесь не уместен!»).

Про фокусы с бессмысленной подменой понятий (прогноза - на ожидание), нежелание рассчитывать «оценщиками бизнеса» чувствительность вычислений (а такой расчёт всё ставит на свои места) и «имение возможности получения потоков» у авторов облегчённых учебников по оценке бизнеса я писал еще в 2007 году в статье «О методе дисконтированных денежных потоков и стандартах оценки», http://www.trishin.ru/left/publishes/about-money/, см. диалог оценщиков со стороны покупателя и продавца предприятия.

Рецензент: «довольно надуманным выглядит рекомендации по введению в закон ФЗ 135 «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» от 29 июля 1998 года термина «справедливая стоимость»».

С этим высказыванием рецензента всё довольно прозрачно. Термин «справедливая стоимость» в Международных стандартах оценки является сейчас едва ли не главным, вытесняющим из многих видов оценки понятие «рыночная стоимость». Почему дельцы от оценки сопротивляются введению этого термина в российские стандарты, - подробно написано в моей статье. Главное для них - не дать ввести в законодательство независимую проверку отчётов по оценке справедливой стоимости основных средств (ОС) предприятий по МСФО, о недооценке которой я и написал в статье.

Рецензент пишет о существовании каких-то недостатков моей компьютерной оценочной системе ASIS® (а её недостатки автор видит как никто другой) по массовой оценке основных средств крупных предприятий, без уточнения какие именно недостатки имеются в виду. По-видимому, причина этого заключается в том, что основной проблемой в оценке ОС крупных предприятий является оценка специализированных и квазиспециализированных наиболее дорогих, крупных ОС, занимающих порядка 85 процентов от суммарной стоимости ОС предприятий, не продающихся на рынке, а, значит, не имеющих рыночной стоимость. Как раз для таких средств, в основном, используется в Международных стандартах оценки понятие «справедливая стоимость».

И ASIS® проблему оценки таких ОС решает!

Именно из-за неумения корректно оценивать специализированные и квазиспециализированные ОС оценщиками Большой четверки, других зарубежных компаний и их «доверенных» российских соисполнителей (а это фирмы, в основном, их лоббистов, членов НСОД) и произошло глобальное занижение стоимости ОС на крупных предприятиях России. Рецензент, её научный руководитель, д.т.н., проф., руководитель Дисциплинарного комитета СМАО Ковалев А.П., другие теоретики оценки стоимости машин и оборудования (МиО) занимаются как бы теорией оценки только «рыночного», недорогого оборудования, по суммарной стоимости это порядка всего лишь 15 процентов от стоимости всех ОС крупных предприятий, т.е. второстепенной задачей. Эти кабинетные люди пишут книги, статьи, аттестуют оценщиков МиО («повышают» их квалификацию), читают лекции (в том числе по методу ДДП (DCF) при оценке оборудования – неприменимого почти для всех типов МиО!), выдавая второстепенное за главное.

ASIS® разрабатывается и поддерживается уже в течение более 20 лет, когда всех этих учёных в оценке ещё не было. Описание системы даны в многочисленных моих публикациях. Так за эти годы ни в одной публикации, книге авторы статей по оценке «рыночного» оборудования ни разу систему ASIS® и статьи автора по оценке специализированных и квазиспециализированных ОС не упомянули (для них этой главной проблемы как-бы не существует; не упоминает в своём «заключении ЦЭМИ» эту проблему и рецензент!). В Интернете же рецензент регулярно поносит как статьи автора, так и систему ASIS®, ни разу в глаза её не видев. Вот такая научная добросовестность, на таком пещерном уровне ищется истина в оценке.

Я пишу в статье о том, что на всех крупных российских предприятиях делается переоценка ОС по МСФО уже давно, лет десять, но неправильно, с занижением стоимости ОС (речь идёт о занижении стоимости ОС на сотни миллиардов долларов в целом по всем российским крупным предприятиям, что можно отнести к крупнейшим афёрам!), - а рецензент делает вид, что я предлагаю заново ввести переоценку по МСФО, на которую у предприятий якобы нет денег, да еще такая переоценка повысит сумму налога на имущество. А ведь знает прекрасно, что переоценка справедливой стоимости ОС по МСФО никак не влияет на величину налогов.

Пишу о необходимости введения косвенного лицензирования оценочных фирм (для этого они должны иметь двух оценщиков с лицензиями), чтобы убрать с рынка фирмы-очковтиратели, а рецензент делает упор на лицензировании физических лиц, говорит, что это уже было, но себя не оправдало.

Пишу о необходимости создания Госкомпании по оценке, в том числе для создания программного комплекса по оценке стоимости предприятий с учётом всех оценочных аспектов (а это должна быть компьютерная программа с элементами искусственного интеллекта, а я с этой тематикой знаком, работал в начале 90-х в Информэлектро заведующим отделом экспертных систем), а также чтобы «вырваться из-под тотального влияния и руководства в оценке умственно и морально облегчённых оценочных лжеученых, дельцов от оценки, а также отказаться от упрощённых лжеметодов оценки предприятий», а рецензент о том, что я якобы хочу всучить государству свою недоделку-уродца - систему ASIS®, о которой никто якобы ничего не знает.

Рецензент: «Главный интерес автора заключается в создании научно-практического Центра оценки и использования в нем программы ASIS®, автором которой он и является. И для получения собственной выгоды он и начинает распространять мифы о необходимости ежегодной переоценки основных средств».

Да, шкурник автор статьи, иными словами! И где же я писал о необходимости ежегодной переоценки, сколько же можно передергивать?! Переоценка по РСБУ, на мой взгляд, должна быть обязательной в случае большой инфляции, как и за рубежом, но вовсе не ежегодной.

А вот директор ЦЭМИ, академик В.Л. Макаров считает, что «система ASIS представляет собой исключительно мощный и полезный инструмент поддержки деятельности оценщика», см. приложение №2.

Но «на каждый чих не наздравствуешься» и пусть оценщики сами ознакомятся с «заключением» рецензента, а перед этим неплохо было бы ознакомиться с самой рецензируемой моей статьей, а также с другой моей статьёй о положении в сегодняшних российских общественных науках, в том числе экономике и оценке «Наука и квазинаука. Экономика. Оценка» (2010), см. http://www.trishin.ru/left/publishes/science-and-kvazi/ .

В этих статьях об этом отзыве уже было фактически заранее написано.

Вот хотя бы такой абзац из рецензируемой моей статьи:

«И вся эта шатия псевдокандидатов и псевдодокторов экономических наук «оценщиков бизнеса» и «оценщиков по МСФО» будет защищать свои дипломы и экономические интересы, пренебрегая всеми нравственными нормами, с помощью клеветы, псевдоаттестации, лишения их критиков работы, замалчивания результатов трудов оппонентов, перекрытия им дороги в подведомственные журналы ВАК и т.п.».

А после заявления рецензента о благе неустойчивости вычислительного метода можно задать вопрос, а что, собственно говоря, «супротивник»-рецензент делает в ЦЭМИ? Но ведь такими кандидатами и докторами наук переполнена оценка и вузовско-академическая экономика.

Можно было бы не отвечать на данное заказное «заключение ЦЭМИ», если бы не наносимый стране огромный вред клановой коррупционной оценочной наукой (если в этом смысле вообще можно и следует употреблять слово «наука») и так называемыми агентами иностранного влияния в оценке, в органах госуправления и их вузовскими и СРО-вскими пришей-пристебаями.

Приложение №1. Заключение о предложениях В.Н. Тришина с.н.с. ЦЭМИ РАН, к.э.н. О.В. Тевелевой (2013).

Приложение №2. Заключение Центрального экономико-математического института РАН о «Системе информационной поддержки ASIS (Appraiser Support Info Sysym), подписанного директором института академиком РАН В.Л. Макаровым (1995).